Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Закон о конфискации имущества в россии

Статья 104.1. Конфискация имущества

Статья 104.1. Конфискация имущества

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 104.1 УК РФ

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ в часть 1 статьи 104.1 внесены изменения

1. Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества:

Информация об изменениях:

Пункт «а» изменен с 22 июня 2021 г. — Федеральный закон от 11 июня 2021 г. N 215-ФЗ

а) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных частью второй статьи 105, частями второй-четвертой статьи 111, частью второй статьи 126, статьями 127.1, 127.2, частью второй статьи 141, статьей 141.1, частью второй статьи 142, статьей 145.1 (если преступление совершено из корыстных побуждений), статьями 146, 147, статьями 153-155 (если преступления совершены из корыстных побуждений), статьями 171.1, 171.2, 171.3, 171.4, 171.5, 174, 174.1, 183, частями третьей и четвертой статьи 184, статьями 186, 187, 189, 191.1, 201.1, частями пятой — восьмой статьи 204, статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 209, 210, 212, 222, 227, 228.1, частью второй статьи 228.2, статьями 228.4, 229, 231, 232, 234, 235.1, 238.1, 240, 241, 242, 242.1, 258.1, 275, 276, 277, 278, 279, 281, 282.1 — 282.3, 283.1, 285, 285.4, 290, 295, 307-309, частями пятой и шестой статьи 327.1, статьями 327.2, 355, частью третьей статьи 359, статьей 361 настоящего Кодекса, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, ответственность за которое установлена статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 настоящего Кодекса, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

б) денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями, указанными в пункте «а» настоящей части, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июня 2014 г. N 179-ФЗ в пункт «в» части 1 статьи 104.1 внесены изменения

в) денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

г) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

2. Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

3. Имущество, указанное в частях первой и второй настоящей статьи, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

Статья 104.1. Конфискация имущества

Статья 104.1. Конфискация имущества

1. Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества:

а) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных частью второй статьи 105, частями второй — четвертой статьи 111, частью второй статьи 126, статьями 127.1, 127.2, частью второй статьи 141, статьей 141.1, частью второй статьи 142, статьей 145.1 (если преступление совершено из корыстных побуждений), статьями 146, 147, статьями 153 — 155 (если преступления совершены из корыстных побуждений), статьями 171.1, 171.2, 171.3, 171.4, 171.5, 174, 174.1, 183, частями третьей и четвертой статьи 184, статьями 186, 187, 189, 191.1, 201.1, частями пятой — восьмой статьи 204, статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 209, 210, 212, 222, 227, 228.1, частью второй статьи 228.2, статьями 228.4, 229, 231, 232, 234, 235.1, 238.1, 240, 241, 242, 242.1, 258.1, 275, 276, 277, 278, 279, 281, 282.1 — 282.3, 283.1, 285, 285.4, 290, 295, 307 — 309, частями пятой и шестой статьи 327.1, статьями 327.2, 355, частью третьей статьи 359, статьей 361 настоящего Кодекса, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, ответственность за которое установлена статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 настоящего Кодекса, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

б) денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями, указанными в пункте «а» настоящей части, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

г) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

2. Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

3. Имущество, указанное в частях первой и второй настоящей статьи, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 104.1. Конфискация имущества

В силу п. «б» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ конфискован принадлежащий осужденному автомобиль » «.

Читать еще:  Что нужно для договора дарения квартиры

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осужденного Бекуатова Р.Д. и защитника Рейзова Э.А. в обоснование доводов кассационной жалобы, мнение прокурора Тереховой С.П. об отсутствии оснований для отмены приговора, Судебная коллегия

Суд правомерно, согласно п. «б» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, конфисковал и обратил в доход государства деньги, полученные подсудимыми от продажи автомобиля потерпевшего и имущества, приобретенного на эти деньги, в размере, указанном в приговоре.

Рассматривая ходатайство о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части возможной конфискации имущества, судья обязан проверить, содержится ли преступление, в совершении которого подозревается или обвиняется лицо, в перечне, установленном частью 1 статьи 104.1 УК РФ, регламентирующей основания и условия применения этой меры уголовно-правового характера. Кроме этого судья должен убедиться, что на указанное в ходатайстве имущество, принадлежащее подозреваемому или обвиняемому, может быть обращено взыскание по исполнительным документам с учетом положений статьи 446 ГПК РФ.

Решение о необходимости конфискации в доход государства автомобиля и находящихся на банковской карте соответствующего номера денежных средств принято в соответствии с требованиями закона, положений п. п. «а», «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, является правильным и мотивировано.

В соответствии со ст. 104-1 УК РФ постановлено конфисковать в собственность государства:

— денежные средства в сумме 55 тысяч 232 рубля 15 копеек, находящиеся на банковском счете N Б. в ПАО » «,

Отклоняя доводы кассационного представления о необходимости применения при решении вопроса о судьбе картины положений статьи 104.1 УК Российской Федерации и пункта 4.1 части третьей статьи 81 УПК Российской Федерации, предусматривающих конфискацию имущества, являющегося предметом незаконного перемещения через таможенную границу, президиум Ленинградского областного суда мотивировал свое решение тем, что указанные законоположения на момент совершения инкриминируемого А.Е. Певзнеру деяния в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве отсутствовали и обратной силы не имеют, а частью третьей статьи 81 УПК Российской Федерации в ранее действовавшей редакции конфискация вещественных доказательств предусматривалась только в отношении орудия преступления, но не его предмета (постановление от 15 сентября 2015 года).

— телефоны, флеш-карты, изъятые у подсудимых, имеющие материальную ценность, конфисковать в собственность государства на основании п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ как средства совершения преступлений;

— пистолет «ТТ», охотничье ружье, сим-карты, наркотические средства, за исключением частей растений рода конопля — уничтожить.

На этом основании в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ и п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, указанное вещественное доказательство, а также вещественные доказательства, имеющие отношение к нему, перечисленные в приговоре, обоснованно конфискованы в доход государства.

Судьба вещественного доказательства — автомобиля, принадлежащего Матвейчеву, разрешена на основании ст. 81 ч. 3 п. 1 УПК РФ и ст. 104.1 ч. 1 п. «г» УК РФ, в соответствии с которыми орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации. Поскольку приговором установлено, что указанный автомобиль использовался Матвейчевым для приобретения и перевозки оборудования и препаратов, используемых при производстве наркотических средств, а также для перевозки самих незаконно произведенных наркотических средств, конфискация автомобиля соответствует требованиям закона.

Согласно новой редакции статьи 104.1 УК России вышеуказанные особо ценные дикие животные и водные биологические ресурсы при их контрабандном перемещении подлежат конфискации, за исключением случаев, когда они подлежат возврату законному владельцу.

1.11. При осуществлении надзора за исполнением законов в ходе расследования уголовных дел о финансировании экстремистской деятельности и терроризма и преступлениях, в результате совершения которых получены легализованные в последующем преступные доходы, добиваться их изъятия из оборота путем наложения судом ареста на имущество в целях обеспечения его конфискации, предусмотренной статьей 104.1 УК РФ.

Отклоняя доводы кассационного представления о необходимости применения при решении вопроса о судьбе картины положений статьи 104.1 УК Российской Федерации и пункта 4.1 части третьей статьи 81 УПК Российской Федерации, предусматривающих конфискацию имущества, являющегося предметом незаконного перемещения через таможенную границу, президиум Ленинградского областного суда мотивировал свое решение тем, что указанные законоположения на момент совершения инкриминируемого А.Е. Певзнеру деяния в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве отсутствовали и обратной силы не имеют, а частью третьей статьи 81 УПК Российской Федерации в ранее действовавшей редакции конфискация вещественных доказательств предусматривалась только в отношении орудия преступления, но не его предмета (постановление от 15 сентября 2015 года).

20. Обратить внимание судов на необходимость решения вопроса о конфискации имущества в отношении лиц, признанных виновными в совершении преступлений, предусмотренных статьей 174 или статьей 174.1 УК РФ, в соответствии с правилами, установленными статьями 104.1 — 104.3 УК РФ.

29. Орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, в том числе транспортные средства, с помощью которых совершались незаконная охота или незаконная рубка лесных насаждений, приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств, могут быть конфискованы на основании пункта «г» части 1 статьи 104.1 УК РФ.

В соответствии с требованием пункта 2 части 1 статьи 309 УПК РФ в резолютивной части приговора надлежит решить вопрос о вещественных доказательствах, в том числе о конфискации в порядке пункта «г» части 1 статьи 104.1 УК РФ орудий незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому (например, эхолотов, навигаторов).

6. По поступившему в суд уголовному делу судье в соответствии с пунктом 5 статьи 228 УПК РФ следует выяснять, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества, в том числе по уголовным делам о преступлениях, указанных в пункте «а» части 1 статьи 104.1 УК РФ, предусматривающем принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства по приговору суда денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, а также любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

Читать еще:  Как получить землю сельхозназначения бесплатно

«8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).»;

пролонгация действия ареста имущества как меры процессуального принуждения, первоначально примененной в неотложной ситуации, должна осуществляться с учетом данных, которые получены в результате дальнейшего расследования и свидетельствуют о возможности применения по приговору суда конфискации имущества, указанного в части первой статьи 104.1 УК Российской Федерации, на которое наложен арест, о необходимости его сохранности как вещественного доказательства по уголовному делу и позволяют оценить, действительно ли арестованное имущество приобретено у лица, не имевшего права его отчуждать (о чем приобретатель не знал и не мог знать), знал или должен был знать владелец арестованного имущества, что оно получено в результате преступных действий, причастен ли он к совершению преступления, на каком основании (возмездно или безвозмездно) приобретено имущество. При этом не исключается сохранение действия правового режима ареста имущества для обеспечения — при эффективном судебном контроле — частноправовых целей возмещения потерпевшему вреда, причиненного преступлением, если по делу будет заявлен гражданский иск и владелец арестованного имущества подлежит привлечению в качестве гражданского ответчика. Однако в таком случае пролонгация ареста имущества должна осуществляться на основании части первой статьи 115 УПК Российской Федерации, в том числе с учетом соблюдения правил о сроках исковой давности и привлечения владельца арестованного имущества в качестве гражданского ответчика.

8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

КС разрешил изымать имущество у семей и знакомых коррупционеров

Конституционный суд не нашел противоречий с Основным законом в нормах, позволяющих изымать в пользу государства имущество, если оно приобретено на доходы, законность которых не подтверждена любыми лицами, а не только чиновниками и членами их семей, указанными в законе о контроле за расходами госслужащих (супруги и несовершеннолетние дети). Об этом говорится в отказных определениях Конституционного суда по жалобам экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко, его родных и знакомых, которые опубликованы на сайте суда. В 2017 г. Никулинский суд Москвы изъял у заявителей имущество на сумму более 9 млрд руб., придя к выводу, что официальные заработки Захарченко и членов его семьи явно не позволяли приобретать автомобили и недвижимость в таком количестве.

Заявители, в числе которых родители Захарченко, его сестра и бывшие подруги, усомнились в правомерности применения к ним норм о контроле за расходами чиновников, ведь они не обязаны подтверждать законность происхождения средств, на которые приобреталось имущество. А прямых доказательств того, что источником этих средств были незаконные доходы Захарченко, Генпрокуратура представить не смогла. Но Конституционный суд напомнил, что подобная конфискация «относится к особым правовым мерам» и направлена на эффективное противодействие коррупции и защиту конституционно значимых ценностей. Установленный порядок ее применения позволяет обеспечить баланс публичных интересов борьбы с коррупцией и частных интересов собственника, приобретшего имущество, так как не лишает такое лицо права представить в суд доказательства законности происхождения средств, на которые приобреталось имущество. Спорные нормы не противоречат Конституции, так как не предполагают принятия произвольных решений об обращении имущества в доход государства. Проверка же законности и обоснованности вынесенных в отношении заявителей судебных решений в полномочия Конституционного суда не входит, разъяснили судьи.

Конституционный суд просто написал, что коррупция – это плохо, но не дал никакой оценки доводам заявителей, говорит адвокат родителей Захарченко Валерия Туникова. Суд даже не ответил на вопрос о законности изъятия денег, недоумевает она, хотя еще в 2016 г. разъяснял, что по смыслу закона о контроле за расходами взыскание может быть обращено лишь на прямо указанное там имущество (недвижимость, транспортные средства, акции и т. п.). Изымать же денежные средства можно, только если они получены от реализации имущества, законность приобретения которого чиновник не смог доказать.

Фактически Конституционный суд поставил точку в этом споре и теперь в доход государства может быть обращено имущество любого человека, если он не докажет законность его происхождения, констатирует адвокат Захарченко Александр Горбатенко. Причем доказывать это следует при помощи справки из налоговой по форме 2-НДФЛ, потому что, как показала практика, другим доказательствам суды не верят. Адвокат напоминает, что после решения по делу Захарченко число подобных дел резко выросло. Пока законодатели только обсуждают возможность распространения действия закона о контроле за расходами чиновников на более широкий круг лиц, не ограниченный членами их семьи, суды де-факто уже это сделали, недоумевает Горбатенко.

Читать еще:  Долевая собственность на землю под частным домом

В конце прошлой недели Головинский суд Москвы взыскал в пользу государства активы более чем на 6 млрд руб. с обвиняемого во взяточничестве полковника ФСБ Кирилла Черкалина и его родственников. Под конфискацию не попала только квартира, выделенная его родителям по договору социального найма и впоследствии приватизированная.

У всех на слуху несколько громких антикоррупционных дел и с пропагандистской точки зрения они чрезвычайно эффективны, однако это работа на публику, считает адвокат Алексей Мельников. Проблема, по его мнению, в том, что нормы о конфискации могут работать на интересы общества только при наличии самостоятельного и независимого суда, в противном случае любого можно назначить держателем имущества коррупционера и под этот каток может попасть любой – по самым экзотическим основаниям вроде знакомства или сделки с имуществом. На самом деле практика упрощенной конфискации имущества у третьих лиц уже достаточно широко применяется, отмечает адвокат: «С моей точки зрения, конфискация собственности – это серьезнейший акт, который не может происходить произвольно и обоснование которого должно быть убедительным. У нас же прокуратура давно ничего не доказывает – она просто излагает свою позицию, а суд с ней соглашается». Такие дела – это очередной удар по инвестиционной привлекательности России, поскольку они демонстрируют очень отличное от цивилизованного отношение к институту собственности, резюмирует Мельников.

Лишнего не заберут

Надо сказать прямо: сама идея «раскулачить» преступников популярна в широких массах, независимо от политических пристрастий. Но весь вопрос в том, как это сделать, чтобы под «раскулачивание» не попали и неповинные. Если у оступившегося человека заберут даже то, что он заработал честным трудом, а его семья пойдет по миру, будет ли это справедливым?

Именно так действовала конфискация в советские годы. Суд, отправляя человека в тюрьму, был вправе буквально раздеть осужденного до нитки. Забрать все, что у него найдено: деньги, жилье, авто и т.п. По данным экспертов, в былые годы, когда конфискация имущества была наказанием, к ней в год приговаривались 20-25 тысяч человек. Тогда был небольшой список из того, что не подлежало конфискации, в основном скромный набор нательных вещей и кастрюль. Остальное забирали.

Сегодня же действуют другие правила. Конфискация в УК есть, но она не наказание, а мера уголовно-правового характера. Разница огромная. В нынешнем виде конфискация предусматривает, что забрать можно только преступные доходы, и все, что нажито преступным путем. Чиновник купил дом на взятки? Дом заберут. На счету террориста лежат кровавые деньги? Их конфискуют. И так далее.

Понятно, что на практике доказать это сложно. Правда, согласно судебной статистике, число конфискаций постоянно растет. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году конфискация применялась более 26 тысяч раз. То есть даже больше, чем в советские времена. Так что правоохранители постепенно нарабатывают практику по выявлению именно преступных денег. Но, тем не менее, время от времени в Госдуме возникают инициативы, предлагающие вернуть такого рода наказание. В очередной раз вопрос подняли двое депутатов, уже подававших подобный проект. После того, как прежняя инициатива была отклонена, они внесли в нее правки и предложили проект вновь. По их заверениям — с учетом всех замечаний.

Однако ничего принципиально нового правительственные эксперты в проекте не нашли. Так что замечания остаются в силе. «При подготовке законопроекта не учтено, что предусмотренный в настоящее время институт конфискации в целом отвечает нормам международного права», говорится в официальном отзыве. Убедительных данных, что сейчас есть какие-то проблемы и потому, мол, надо возвращать советские правила, правительственные эксперты в пояснительной записке не увидели.

«В советское время конфискация всего имущества была предусмотрена, например, для квалифицированных краж, — рассказывает вице-президент Федеральной палаты адвокатов Генри Резник. — Например, украл что-то, не важно сколько, а мера наказания — конфискация. Но мера наказания должна быть привязана к совершению человеком конкретного преступления. Вот конфискация, которая у нас сейчас предусмотрена, в соответствии с международно-правовыми стандартами, той же самой конвенцией по борьбе с коррупцией, к которой мы присоединились, она и предусматривает, что конфискации подлежат те средства, которые были нажиты преступным путем. Надо понимать, что в преступлении, сколь тяжким бы оно ни было, не проявляется вся жизнь, вся личность человека. Поэтому конфискацию применять по безразмерному фактически перечню преступлений, как меру наказания, лишать человека честно заработанного им имущества — это, конечно, просто противоречие принципам права».

Многие эксперты сходятся на том, что если человек нажил что-то честно, это надо оставить при нем. Не должна одна ошибка перечеркивать всю жизнь. Бывают ситуации, когда преступления совершают 50- 60-летние люди, которые до того вели честную жизнь. Неужели надо лишать средств к существованию их самих и их детей — из-за страшной ошибки в жизни?

«Сегодня финансовая жизнь государственных служащих абсолютна прозрачна, — говорит адвокат Юрий Коршунов. — Госслужащие и члены их семей сдают декларации о доходах и имуществе. Если в отношении какого-либо имущества госслужащему не удается доказать, что оно было приобретено на законные средства, такое имущество через суд будет обращено в доход государства. Эта система уже работает. Если же госслужащий совершит коррупционное преступление, на него может быть наложен значительный штраф, многократно превышающий размер взятки. Поэтому вводить конфискацию в качестве наказания не имеет смысла ни в рамках борьбы с коррупцией, ни в качестве наказания за другие преступления».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector