Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Судебная практика по банкротству юридических лиц

Обзор судебной практики: банкротство юридических лиц

Вопросами банкротства организаций занимаются арбитражные суды. Нередко в ходе процедуры банкротства появляются дополнительные вопросы, требующие отдельного рассмотрения в судебном порядке. В обзоре судебной практике все споры, так или иначе связанные с банкротством юридических лиц.

1. Конкурсный управляющий обязан оценивать сделки должника, исходя из реальных обстоятельств

В ходе процедуры банкротства у конкурсного управляющего есть право оспаривать сделки должника, если они были заведомо невыгодными или принесли убытки организации-должнику. При этом, конкурсный управляющий должен объективно оценить все условия сделки и исходить из ее результата, а не участия в ней сторонних организаций в роли посредника. Об этом напомнил Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Организация заключила договор поставки с предприятием, по условиям которого поставщик обязался поставить организации-покупателю товар, указанный в спецификации и изготавливаемый по его заказу на заводе. Данный товар организация-покупатель получила в полном объеме, что подтверждается товарными накладными. Однако грузоотправителем в товарных накладных указана сторонняя компания.

В отношении организации была начата процедура банкротства и открыто конкурсное производство. Конкурсный управляющий решил, что заключение договора поставки причинило убытки должнику, обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о признании сделки недействительной.


Постановлением арбитражных судов двух инстанций в удовлетворении требований конкурсному управляющему было отказано. Арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 18.08.2015 N Ф07-5793/2014 по делу N А56-19741/2013 оставил решения нижестоящих судов в силе.

Арбитры указали, что само по себе наличие у общества договорных отношений с компанией-посредником не свидетельствует об убыточности сделки в виде поставки через посредника товаров других наименований. Кроме того, факт причинения убытков и их размер конкурсным управляющим не доказан. Доводы конкурсного управляющего о том, что недобросовестность ответчика не позволила получить должнику прибыль в большем размере, основаны на предположениях, которые не могут быть положены в основу судебного акта о привлечении лица к гражданско-правовой ответственности.


2. Имущество, полученное по договору цессии можно включать в реестр требований при процедуре банкротства

Недвижимое имущество, которое организация-банкрот была обязана передать своему клиенту, но права на которое были переданы по договору уступки прав требования стороннему лицу, подлежит включению в реестр требований кредиторов. Но только при условии, что его приобретатель должным образом исполнил свои обязательства по договору цессии и, тем самым, приобрел право на это имущество. Так решил Второй арбитражный апелляционный суд.

Между организацией-застройщиком и компанией-участником долевого строительства был заключен договор долевого участия в строительстве многоквартирного дома. В силу этого договора участник долевого строительства принимает участие в реализации инвестиционного проекта по строительству многоквартирного кирпичного жилого дома, состоящего из 72 квартир, а организация-застройщик обязуется в предусмотренный договором срок с привлечением других лиц построить данный объект недвижимости и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию объекта передать участнику долевого строительства однокомнатную квартиру. Данный договор был зарегистрирован в установленном законом порядке.

Впоследствии компания-участник долевого строительства и гражданин заключили договор уступки прав по договору долевого участия в строительстве многоквартирного дома. В соответствии с этим договором компания уступила, а гражданин принял в полном объеме права участника долевого строительства по договору долевого участия в строительстве многоквартирного дома. Стороны договорились о прекращении обязательства зачетом встречных однородных требований. Ранее компания выполнила все обязательства по оплате договора долевого участия, поэтому гражданин обязался уплатить ей за однокомнатную квартиру 1 млн рублей в момент подписания договора.

Кроме того, стороны согласовали условия перехода долга, в соответствии с которыми гражданин обязался исполнить все обязательства, по договору долевого участия. Организация-застройщик дала письменное согласие на заключение договора цессии, а договор уступки был зарегистрирован в установленном законом порядке. Определением арбитражного суда в отношении застройщика была введена процедура наблюдения и применены положения Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В связи с тем, что организация не исполнила свои обязательства по договору участия в долевом строительстве, гражданин обратился в арбитражный суд Ярославской области с с заявлением о включении требования о передаче жилого помещения в реестр требований должника.


Определением арбитражного суда первой инстанции заявленные требования были удовлетворены. Второй арбитражный апелляционный суд постановлением от 18 ноября 2015 г. по делу N А82-3300/2013 оставил решение суда первой инстанции в силе.

Арбитры указали, что в силу статьи 201.4 ФЗ «О банкротстве» с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения в отношении застройщика, в ходе проведения наблюдения и всех последующих процедур, которые применяются в деле о банкротстве застройщика, требования о передаче жилых помещений или денежные требования участников строительства, за исключением требований в отношении текущих платежей, могут быть предъявлены к застройщику только в рамках дела о банкротстве застройщика. При этом кредиторы могут предъявлять как денежные требования, так и требования о передаче им жилых помещений. Требование о передаче жилого помещения — это требование участника строительства, в том числе физического лица, о передаче ему на основании возмездного договора в собственность жилого помещения (квартиры или комнаты) в многоквартирном доме, который на момент привлечения денежных средств или другого имущества участника строительства не был введен в эксплуатацию. В статье 201.6 ФЗ «О банкротстве» указано, что требование о передаче жилого помещения, признанное арбитражным судом, подлежит включению конкурсным управляющим в реестр требований о передаче жилых помещений.

Как следует из позиции, изложенной в информационном письме ВАС РФ от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», если встречные требования являются однородными, то срок их исполнения наступил и одна из сторон сделала заявление о зачете, то обязательства считаются прекращенными в момент наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее, и независимо от того, когда было сделано или получено заявление о зачете. Из этого следует, что зачет встречных однородных требований может быть осуществлен только по наступившим обязательствам, когда эти требования уже возникли.

В силу статьи 384 Гражданского кодекса РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права. Как следует из статьи 386 ГК РФ — должник имеет право выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Следовательно, односторонний отказ застройщика от исполнения договора долевого участия в строительстве в отсутствие правовых оснований для его одностороннего расторжения обоснованно обоснованно признан судом первой инстанции ничтожным.


3. Конкурсный управляющий должен действовать только с учетом экономической обоснованности

Отзыв исковых требований должника к третьим лица может быть осуществлен арбитражным управляющим только после изучения их целесообразности и выводов об экономической обоснованности такого спора. Если арбитражный управляющий этого не сделал, его действия неправомерны. Об этом напомнил Арбитражный суд Северо-Западного округа.

В рамках открытого дела о банкротстве в арбитражный суд с жалобой на действия арбитражного управляющего обратился предприниматель — должник. Он подал ходатайство об отстранении управляющего от исполнения обязанностей, в связи с тем, что последний обратился в арбитражный суд с ходатайствами о прекращении производства по нескольким делам, которые были возбуждены по исковым заявлениям ИП-должника к его дебиторам. Общая сумма требований по этим искам составляет более 1 млн рублей и может быть направлена на погашение обязательств должника перед кредиторами. Предприниматель решил, что у арбитражного управляющего отсутствует реальная заинтересованность в защите его имущества и удовлетворении требований кредиторов.


Арбитражные суды двух инстанций удовлетворили ходатайство предпринимателя и признали действия арбитражного управляющего незаконными. По мнению судей, это выразилось в отказах управляющего от исков, которые были поданы в арбитражный суд от имени предпринимателя-должника. Арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 31.03.2015 по делу N А56-15722/2013 оставил в силе решение, вынесенные судами низших инстанций.

Арбитры учли требования статьи 60 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которой определено, что основанием для удовлетворения судом жалобы кредитора о нарушении его прав и законных интересов действиями конкурсного управляющего является установление в суде фактов несоответствия действий управляющего требованиям Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ, при условии, что такие действиям нарушают права и законные интересы кредиторов должника. В обязанности арбитражного управляющего входит: анализ финансового состояния должника и результатов его финансовой, хозяйственной и инвестиционной деятельности, управление имуществом должника, принятие мер, направленных на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, а также принятие мер по обеспечению сохранности имущества должника и предъявление к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требований о ее взыскании.

таким образом, требования всех кредиторов должны быть удовлетворены за счет конкурсной массы, в которую входит все имущество должника, которое имеется у него на момент открытия судом конкурсного производства, а также выявленное в ходе процедуры банкротства. В том числе, к такому имуществу относится дебиторская задолженность третьих лиц перед должником. И такую задолженность можно и должно взыскивать в судебном порядке. С учетом таких обстоятельств выводы судов о том, что арбитражный управляющий действовал не в интересах должника и его кредиторов, являются обоснованными. Решением суда арбитражный управляющий был отстранен от исполнения своих обязанностей, а его действия по отзыву исков из суда опротестованы.


4. Арбитражный управляющий может отменить банковские операции по списанию денежных средств должника, если они повлияли на его финансовое состояние

У арбитражного управляющего есть право оспорить любую сделку должника, в том числе признать недействительными банковские операции по списанию денежных средств с его банковского счета. Но только при условии, что это необходимо для защиты интересов лиц, вовлеченных в процесс банкротства должника. Так решил Верховный суд РФ.

Определением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявления арбитражного управляющего было отказано. Однако, арбитражный апелляционный суд отменил определение суда первой инстанции и удовлетворил заявление арбитражного управляющего в части признания девяти банковских операций должника недействительными сделками, а также применил последствия их недействительности в виде восстановления задолженности предпринимателя. Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции постановление апелляционного суда было изменено в части применения последствий недействительности сделок. Данное решение оставил в силе Верховный суд РФ определением от 30 ноября 2015 г. N 306-ЭС15-8369. Судьи учли, что должник надлежащим образом не обосновал данные сделки, как обеспечивающие баланс интересов лиц, вовлеченных в процесс банкротства должника. Поэтому суд не усмотрел оснований для удовлетворения его ходатайства.


Читать еще:  В каких случаях юридическая помощь оказывается бесплатно

5. Работа конкурсного управляющего должна быть оплачена

Если конкурсный управляющий не справился со своими обязанностями и был отстранен судом от их исполнения, он все равно имеет право на получение вознаграждения за свою работу. Так решил Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

В арбитражный суд обратился конкурсный управляющий с заявлением о необоснованном уменьшении его вознаграждения за исполнение обязанностей в конкурсном производстве. Управляющий был отстранен судом от исполнения своих обязанностей, за бездействие, однако фактически продолжил исполнять обязанности до назначения судом нового конкурсного управляющего.


По решению суда управляющему выплатили вознаграждение из расчета 30 тысяч рублей в месяц, согласно нормы статьи 20.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», только за период работы до даты отстранения от исполнения обязанностей. Уменьшая размер вознаграждения конкурсному управляющему арбитражный суд руководствовался разъяснениями, из постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 N 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве». В соответствии с позицией ВАС РФ правовая природа вознаграждения конкурсного управляющего носит частноправовой встречный характер, в силу пункта 1 статьи 328 ГК РФ, поэтому, исходя из пункта 1 статьи 723 ГК РФ и статьи 783 ГК РФ, при ненадлежащем исполнении конкурсным управляющим, размер вознаграждения, которое ему причитается, и проценты по нему могут быть соразмерно уменьшены. Бремя доказывания ненадлежащего исполнения управляющим своих обязанностей возлагается на то лицо, которое сослалось на ненадлежащее исполнение обязанностей.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 16.02.2015 N 13АП-23565/2014, 13АП-23567/2014 по делу N А56-57366/2012/З.4 признал снижение вознаграждения конкурсному управляющему обоснованным, но указал, что полное лишение управляющего вознаграждения за работу было бы незаконным как с точки зрения права конкурсного управляющего на оплату своего труда, с учетом его квалификации и проделанного объема работы, так и с точки зрения необоснованного получения должником финансовой выгоды за счет применения судом к конкурсному управляющему мер ответственности.

Топ-10 самых интересных дел по банкротству за год

В этом году суды возложили субсидиарную ответственность на аффилированное лицо, признанное таковым вне рамок дела о банкротстве, отнесли задолженность по страховым взносам ко второй очереди текущих платежей, разрешили должнику во время конкурсного производства продолжить осуществлять хозяйственную деятельность. «Право.ru» отследило самые интересные кейсы по банкротству и опубликовало их для наших читателей. В нашу подборку мы включили как уже оконченные дела, так и те, что еще рассматриваются, как в отношении юрлиц, так и в отношении граждан.

ООО «Дальняя степь»

Во время банкротства ООО «Дальняя степь», которое длится аж с 2006 года, было заявлено, что HSBC Management (Guernsey) Limited и ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)» выводили деньги должника, чем снизили его активы. Иностранные компании возражали, ссылаясь на истечении срока исковой давности, – они считали его с даты составления отчета первоначально утвержденным конкурсным управляющим. Однако суд признал, что тот конкурсный управляющий действовал вопреки интересам должника и его кредиторов. Это означает, что считать срок исковой давности следует со дня, когда добросовестному конкурсному управляющему стало известно об основаниях привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности. В итоге 4 августа 2017 года HSBC Management (Guernsey) Limited и ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)» были привлечены к субсидиарной ответственности (№ А22-941/2006). «Суды сделали это, несмотря на значительное время, прошедшее с момента совершения ответчиками неправомерных действий», – заметил руководитель направления несостоятельности (банкротства) АБ «Казаков и партнёры» Юрий Борискин (см. «Вуаль сорвали со степи: как суд установил бенефициара должника»).

«Примечательна в этом деле не столько сумма взыскания – а она составляет около 2 млрд руб., – сколько возложение субсидиарной ответственности на аффилированное лицо, признанное таковым вне рамок дела о банкротстве», – считает руководитель ПБ » Олевинский , Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский .

ООО «Банк Фининвест «

В июле 2014 года, перед отзывом лицензии у ООО «Банк Фининвест», руководство банка заключило с физическим лицом сделку купли-продажи головного офиса стоимостью более 300 млн руб. Через четыре дня после отзыва лицензии был зарегистрирован переход права собственности на здание. Еще через несколько дней указанное здание было перепродано другому физлицу, которое подало документы на госрегистрацию. Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением об оспаривании сделки должника как совершенной с целью причинения вреда кредиторам и со злоупотреблением правом. Ему удалось добиться принятия обеспечительных мер в арбитражном суде (см. «Экс-глава банка » Фининвест » осуждена условно за хищение 2 млрд рублей»). В результате 14 июля 2017 года сделка была признана недействительной как заключенная со злоупотреблением правом и во вред кредиторам. Дальнейшая перепродажа здания также была заблокирована (№ А56-45369/2014).

«Нам удалось доказать, что, несмотря на наличие платежного поручения и выписок по счетам, фактически покупатель не вносил денег в качестве оплаты. Это позволило вернуть право собственности на здание клиенту и избежать необходимости выплаты денег покупателю», – сообщил адвокат КА » Юков и Партнеры» Александр Соловьев.

ООО «Енисей» и ООО «НК «Развитие Регионов»

Два крупных кредитора – международный нефтетрейдер ЗАО «ГАЛА-ФОРМ» и АО «Райффайзенбанк» – объединили усилия в делах о банкротстве нефтегазовой компании ООО «Енисей» (№ А29-8711/2016) и ООО «Нефтегазовая компания «Развитие Регионов» (№ А05-10106/2016). Сразу после того, как банк осенью 2016 года опубликовал объявления о намерении инициировать банкротство должников, в суды поступило более 10 заявлений от иных кредиторов. Для того, чтобы банкротство было инициировано именно по заявлению банка как крупнейшего кредитора, «ГАЛА-ФОРМ» осуществлял погашение задолженности остальных кредиторов в порядке ст. 313 ГК путем внесения денег на депозит нотариуса. «Тем самым «Райффайзенбанк» и «ГАЛА-ФОРМ» развивали подходы, выраженные в недавних определениях ВС (№ 305-ЭС16-15945 и № 306-ЭС16-19749), где суд признал за мажоритарным кредитором право на погашение требований миноритарных кредиторов, в том числе аффилированных с должником», – рассказывает юрист «Кульков, Колотилов и партнеры» Сергей Лысов, чья коллегия представляла интересы «Райффайзенбанк» и «ГАЛА-ФОРМ».

На это кредиторы начали предоставлять доказательства уступки на иных физических и юридических лиц, в том числе зарегистрированных в офшорных юрисдикциях. Параллельно должники инициировали процессы об оспаривании нотариальных действий по приему денег в депозит. Однако в августе этого года суд признал позицию АО «Райффайзенбанк» и ЗАО «ГАЛА-ФОРМ» правомерной.

«Эти кейсы представляют собой наглядную демонстрацию того, с какими трудностями могут столкнуться добросовестные кредиторы при попытке инициировать банкротство в отношении должников, заинтересованных в затягивании дела. Однако судебная практика планомерно складывается в пользу таких добросовестных кредиторов», – отметил Лысов.

ООО «Ресторгрупп»

ООО «Логистик» летом 2016 года обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании ООО «Ресторгрупп» несостоятельным по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника, но получило отказ. Суд исходил из того, что заявитель по делу о банкротстве не представил доказательств недостаточности имущества должника. 9-й арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и признал ООО «Ресторгрупп» банкротом по упрощенной процедуре. По мнению апелляции, кредитор не знал о том, что у должника недостаточно имущества, и поэтому не мог приложить доказательства этого к своему заявлению. Верховный суд 27 июля 2017 года согласился с такой позицией. Он отметил, что нахождение организации-должника в стадии ликвидации и работа ликвидационной комиссии не означает, что кредитор не может обратиться в суд и признать должника банкротом. При этом решение о ликвидации ООО «Ресторгрупп» не отменялось, его участники не высказывали намерение сохранить корпорацию и продолжить свое участие в ней (№ А40-55621/2016).

«Указанный кейс интересен тем, что ВС фактически подтвердил право конкурсного кредитора подать заявление о признании должника несостоятельным по упрощенной процедуре, не доказывая факт недостаточности его имущества», – отметил Борискин. «ВС также указал на то, что нельзя вводить процедуру наблюдения по заявлению о банкротстве кредитора в отношении должника, находящегося в процедуре добровольной ликвидации. Также нельзя применять в отношении такого должника реабилитационные процедуры», – добавил руководитель Практики частного права ЮК «Митра» Константин Сердюков.

ООО «М Девелопмент энд констракшен»

С 25 апреля 2017 года ООО «М Девелопмент энд констракшен» (ООО «МДК») находилось в процессе банкротства. АО «МЕТРОБАНК» в лице конкурсного управляющего обратилось в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов задолженности по кредитным договорам на сумму свыше 600 млн руб. Эта задолженность была обеспечена залогом инвестиционных прав на строящееся недвижимое имущество – офисный центр в Москве. В ходе судебного заседания выяснилось, что офис построен, ООО «МДК» получило право собственности на него, однако не сообщило об этом банку. Залог в пользу банка должник также не зарегистрировал. В суде АО «МЕТРОБАНК» доказало, что залог имущественных прав не прекратился, а трансформировался в залог недвижимости – готового объекта инвестирования. Суд также признал, что право залога банка не было зарегистрировано по вине самого должника. Таким образом, банк стал залоговым кредитором на неотчужденное ООО «МДК» недвижимое имущество (№ А40-25906/16-36-46Б).

«Это дело интересно с точки зрения формирования практики по установлению залога в банкротстве», – считает Марина Морозова, адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры». Эта юрфирма представляла интересы АО «МЕТРОБАНК».

ОАО «Завод ячеистых бетонов»

В рамках дела о банкротстве ОАО «Завод ячеистых бетонов» его конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд. В заявлении он просил утвердить ему сумму процентов по вознаграждению в размере около 8 млн руб. Его требование удовлетворили, но 21 июня 2017 года ВС отменил это решение. Он указал, что, действуя добросовестно и разумно, конкурсный управляющий обязан приступать к выплате собственного вознаграждения в виде процентов только после погашения иных видов текущих платежей (№ А65-2701/2009).

«При затягивании конкурсным управляющим реализационных процедур происходит неоправданное увеличение текущих расходов. Они, будучи погашаемыми за счет основной части конкурсной массы, фактически перекладываются на незалоговых кредиторов. В противном случае управляющий рискует уменьшить сумму своего вознаграждения от реализации предмета залога».

ОАО «Ивановский бройлер»

В рамках дела о банкротстве ОАО «Ивановский бройлер» конкурсный кредитор подал жалобу на действия конкурсного управляющего. Он был недоволен тем, что общество продолжает осуществлять хозяйственную деятельность. В октябре 2017 года суд установил, что конкурсный управляющий действовал в рамках закона, в интересах должника и его кредиторов. Такое решение было принято с учетом специфики деятельности предприятия – производства и продажи полуфабрикатов и готовой продукции из мяса птицы, которое предполагает организацию непрерывного цикла. Отказ от ведения производственной деятельности не обоснован экономически и может привести к неблагоприятным последствиям (массовому падежу поголовья птицы, возникновению эпизоотии, порче готовой продукции, отсутствию надлежащей эксплуатации опасных производственных объектов). Кроме того, суд решил: продажа в рамках конкурсного производства функционирующего предприятия как объекта бизнеса экономически более целесообразна, чем продажа разрозненного имущества (№ А17-5064/2013).

«Этот спор ярко иллюстрирует ошибочность подхода к процедуре конкурсного производства исключительно как к ликвидационной стадии банкротства, целью которой является закрытие юрлица. Для некоторых юрлиц продолжение ведения производственной деятельности в конкурсе все-таки возможно», – уверена старший юрист Отдела налоговых проверок, споров и административной практики ЮФ » Консалт » Сорокины и Партнеры Татьяна Азарова.

ООО «Арсенал и К»

В преддверии банкротства ООО «Арсенал и К» между должником и его кредитором было заключено соглашение о новации, в результате которого реальный долг кредитора превратился в заем с начислением процентов за его пользование. Затем этот кредитор потребовал включить в реестр его требование, которое за счет указанных процентов позволило бы ему иметь решающий голос и контролировать процедуру банкротства. Спустя время этот кредитор подал второе требование, которое было основано на первоначальном обязательстве. Однако суд апелляционной инстанции 2 октября 2017 года встал на сторону конкурсного управляющего и отказался включать этого кредитора в реестр. Он признал договор новации недействительной сделкой и сослался на незаконность основанного на нем требования. Кроме того, суд сделал вывод, что ко второму требованию в любом случае должны применяться последствия недействительности соглашения о новации (№ А17-3334/2011).

«Это дело является ярким примером того, как недобросовестные кредиторы пытаются угнаться за двумя зайцами – и попробовать включить необоснованные требования в реестр, и подстраховаться на случай, если первый вариант не получится. Вместе с тем очевидно: последствием признания сделки недействительной является ответственностью недобросовестных кредиторов за совершение такой сделки. Поскольку кредитор отказался добровольно признавать сделку недействительной, он не должен быть освобожден от такой ответственности», – считает руководитель Отдела банкротств, старший юрист ЮФ » Консалт » Сорокины и Партнеры Ирина Зорина.

ООО «Амурметалл»

Конкурсный управляющий ООО «Амурметалл» обратился в суд с заявлением о разрешении разногласий, возникших между ним и УФНС по Хабаровскому краю (см. «Газпромбанк требует 3 млрд руб. с единственного на Дальнем Востоке электрометаллургического завода»). На момент возникновения разногласий задолженность должника по страховым взносам составляла порядка 900 млн руб. При рассмотрении дела суды первой и второй инстанции пришли к выводу, что возникшая задолженность не может быть отнесена ко второй очереди текущих платежей. Однако осенью 2017 года кассация с этим не согласилась, сославшись на обзор судебной практики ВС № 3 от 2017 года (№ А73-7519/2012).

«До опубликования обзора ВС такие взносы действительно подлежали удовлетворению в составе текущих платежей четвертой, а в последующем даже пятой очереди. Но суд кассационной инстанции в этом деле фактически распространил действие обзора на отношения, возникшие до его официального опубликования», – отметил Борискин.

Анатолий Бесмолин

По состоянию здоровья должник Анатолий Бесмолин нуждался в машине, чтобы добираться до работы на расстояние 130 км и возить жену-инвалида в больницу, до которой 60 км. Поэтому он обратился в суд с тем, чтобы исключить авто из конкурсной массы. Первые две инстанции удовлетворили его требование. Но кредитор – Сбербанк – 20 апреля этого года добился отмены решения в кассации. Суд кассационной инстанции пришел к выводу: исключение спорного автомобиля из конкурсной массы отвечает принципам справедливости, разумного баланса интересов сторон, гуманности и морали. После этого дело было направлено на рассмотрение в первую инстанцию, которая оставила автомобиль в конкурсной массе. Процедура банкротства Бесмолина продолжается до сих пор (№ А41-14878/16).

«Здоровье гражданина-должника крайне уязвимо в процедуре личного банкротства. В теории банкрота защищает постановление Пленума ВС № 45, где сказано, что в ходе банкротства суды должны учитывать права гражданина на достойную жизнь и достоинство личности. Но в случае с Бесмолиным суд пришел к выводу, что достойная жизнь – это 1 МРОТ [6204 руб. – Ред.]. И совершенно неясно, как больному человеку жить и лечиться на эти деньги. Суды, к сожалению, весьма формально относятся к спорам, в которых из конкурсной массы нужно исключать существенные суммы на оказание медицинской помощи должнику, что не способствует популяризации института банкротства», – считает юрист ПБ » Олевинский , Буюкян и партнеры» Артем Фролов.

Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики

О суде

Обзор судебной практики о несостоятельности (банкротстве)

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Читать еще:  Приказ о материальной ответственности водителя образец

Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики

СВЯЗАННОЙ С ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ АРБИТРАЖНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ В ПРОЦЕССЕ О ПРИЗНАНИИ ДОЛЖНИКА НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМ (БАНКРОТОМ)

Совершение сделки конкурным управляющим по продаже имущества несостоятельного должника без утверждения порядка, сроков и условий продажи собранием (комитетом) кредиторов влечет отстранения последнего от исполнения обязанностей.

Уполномоченный орган в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) обратился в арбитражный суд с заявлением об отстранении конкурсного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей.

Заявление мотивировано тем, что конкурсный управляющий реализовал имущество должника в порядке, не согласованном с кредиторами на собрании кредиторов.

Определением суда первой инстанции, заявление удовлетворено, конкурсный управляющий отстранен от исполнения обязанностей.

Решением суда должник признан несостоятельным (банкротом) и открыто конкурсное производство. Утвержден конкурсный управляющий.

В ходе процедуры конкурсного производства установлено, что за должником зарегистрировано незавершенное строительством здание цеха.

Конкурсный управляющий реализовал незавершенное строительством здание цеха по договору купли-продажи.

В соответствии с пунктом 3 статьи 129 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий вправе распоряжаться имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.

В силу пункта 1 статьи 139 Федерального закона от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в течение месяца с даты окончания проведения инвентаризации и оценки имущества должника конкурсный управляющий обязан представить собранию кредиторов(комитету кредиторов) на утверждение предложения о порядке, о сроках и об условиях продажи имущества должника.

Статья 145 Федерального закона от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливает, что конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов.

Решением собрания кредиторов должника по данному делу утвержден порядок, сроки и условия реализации имущества должника. Согласно решению продажа имущества должника осуществляется на открытых торгах в установленном законом порядке.

При этом, договор купли-продажи незавершенного строительством здания цеха в нарушении указанного решения собрания кредиторов заключен без проведения торгов.

Таким образом, суды отстранили конкурсного управляющего от исполнения обязанностей в соответствии со статьей 145 Федерального закона от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» , поскольку его действия могли повлечь за собой убытки кредиторов.

Постановлением кассационной инстанции определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Наличие предъявленного в суд иска не является основанием для удовлетворения ходатайства о продлении процедуры конкурсного производства, поскольку кредиторы вправе самостоятельно истребовать имущество должника у третьих лиц.

Определением суда ходатайство конкурсного управляющего о продлении процедуры конкурсного производства отклонено. Конкурсное производство в отношении должника завершено.

Заявляя данное ходатайство, конкурсный управляющий приводил довод о наличии предъявленного в суд иска, направленного на возврат имущества должника, незаконно переданного третьим лицам, что свидетельствует о возможности пополнения конкурсной массы должника. В случае внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации общества невозможно будет установить незаконность получения третьими лицами имущества должника в связи с отсутствием правопреемника. Кредиторы будут лишены права требования к третьим лицам.

С данными доводами конкурсного управляющего суд первой инстанции не согласился ввиду следующего.

Решением суда должник признан банкротом, в отношении последнего открыто конкурсное производство, утвержден конкурсный управляющий.

Впоследствии определениями суда конкурсное производство неоднократно продлевалось в связи с предъявлением конкурсным управляющим в арбитражный суд иска об истребовании имущества должника из чужого незаконного владения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 124 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсное производство вводится сроком на год. Указанный срок может продлеваться по ходатайству лица, участвующего в деле, не более чем на шесть месяцев.

По смыслу пункта 2 статьи 124 Федерального закона от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» по истечении установленного годичного срока конкурсное производство может быть продлено судом в исключительных случаях с целью завершения конкурсного производства по мотивированному ходатайству конкурсного управляющего.

Согласно пункту 11 статьи 142 Федерального закона от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве.

Суд с учетом обстоятельств дела сделал вывод о том, что не достигнуто положительных результатов по формированию конкурсной массы в установленные сроки. Все указанные обстоятельства, отраженные в отчете конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства в отношении должника, оценены судом первой инстанции как основание для завершения процедуры банкротства.

Следовательно, довод конкурсного управляющего о необходимости продления конкурсного производства в связи с рассмотрением иска об истребовании имущества должника из незаконного владения третьих лиц несостоятелен, поскольку его рассмотрение не свидетельствует о действительной возможности увеличения конкурсной массы.

Кассационная инстанция оставила определение суда первой инстанции без изменения.

Действующее законодательство о банкротстве не предусматривает проведение инвентаризации имущества должника совместно с его руководителем.

Уполномоченный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) открытого акционерного общества.

Решением суда первой инстанции открытое акционерное общество признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, утвержден конкурный управляющий.

Должник, оспаривая вынесенное решение в апелляционную инстанцию, указал, что конкурсный управляющий, осуществляя свои полномочия, не провел инвентаризацию имущества с руководителем должника, не привлек независимого оценщика для оценки имущества, а начал свою деятельность с изъятия бухгалтерской документации, печатей, штампов.

Апелляционная инстанция отклонила указанные доводы, указав следующее.

В соответствии со статьей 129 Федерального закона от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий с даты утверждения обязан принять в ведение имущество должника, провести инвентаризацию и оценку имущества должника, принять меры по обеспечению сохранности имущества должника, принимать меры направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц.

Действующим законодательством о несостоятельности (банкротстве) не предусмотрено проведение инвентаризации имущества должника совместно с его руководителем.

Арбитражному суду не представлено право выбора саморегулируемой организации арбитражных управляющих.

Читать еще:  Договорная подсудность в гражданском процессе

Решением арбитражного суда акционерное общество признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство. Утвержден конкурный управляющий.

На указанное решение налоговым органом подана апелляционная жалоба, которая мотивирована тем, что при подаче заявления о признании должника банкротом, налоговый орган не указал в нем саморегулируемую организацию, из числа членов которой следовало утвердить арбитражного управляющего. Суд, по своей инициативе выбрал саморегулируемую организацию профессиональных арбитражных управляющих из числа, которого утвердил арбитражного управляющего.

В соответствии со статьей 39 Федерального закона от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» заявление конкурсного кредитора о признании должника банкротом (далее — заявление кредитора) подается в арбитражный суд в письменной форме. Заявление кредитора — юридического лица подписывается его руководителем или представителем, заявле ние кредитора — гражданина этим гражданином или его представителем. В заявлени и кредитора должны быть указаны наименование и адрес саморегулируемой организац ии, из числа членов которой должен быть утвержден временный управляющий . Статьями 41 и 44 этого же закона устанавливает, что заявление уполномо ченного органа о признании должника банкротом должно отвечать требо ваниям, предусмотренным для заявления кредитора.

Заявление о признании должника банкротом, не соответствующее требованиям, предусмотренным статьями 37 — 41 Федерального закона от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и приложенные к нему документы возвращаются арбитражным судом. О возвращении заявления о признании должника банкротом арбитражный суд выносит определение.

В нарушение указанных норм права налоговый орган не указал наименование и адрес саморегулируемой организации, что является основанием для возврата заявления о признании должника банкротом.

Тем не менее, суд первой инстанции принял заявление о признании отсутствующего должника банкротом, возбудил производство по делу и самостоятельно выбрал саморегулируемую организацию из числа членов которой утвердил конкурсного управляющего.

Между тем, Федеральным законом от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражному суду не представлено право выбора саморегулируемой организации арбитражных управляющих.

Таким правом обладает только заявитель, который в соответствии с пунктом 2 статьи 39 Федерального закона от 26.10.2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в своем заявлении указывает наименование и адрес саморегулируемой организации, из числа членов которой должен быть утвержден арбитражный управляющий.

Апелляционная инстанция отменила решение суда первой инстанции в части утверждения конкурсного управляющего, поскольку при принятии решения допущены нарушения нормы материального права.

ВС оценил практику оттягивания банкротства

Верховный Суд напомнил, на что обращать внимание при определении периода подозрительности сделок в банкротстве (Определение ВС № 305-ЭС17-2507(21) по делу № А41-1022/2016).

ФНС не смогла оспорить сделку

В апреле 2014 г. АО «Строительное управление № 155» перечислило на счет ООО «Самори-Трейд» 1,3 млн руб. В сентябре того же года АС г. Москвы принял заявление одного из кредиторов о признании СУ-155 банкротом. В марте 2016 г. первая инстанция, применив нормы о банкротстве застройщика, передала дело по подсудности в АС Московской области, который еще в январе 2016 г. возбудил дело о банкротстве АО по заявлению другого кредитора.

Позднее Федеральная налоговая служба потребовала признать перевод денег «Самори-Трейду» сделкой с предпочтением. Первая инстанция отказала, пояснив, что операция не попадает в период подозрительности, который нужно исчислять с 14 января 2016 г. – даты возбуждения банкротного дела в АС Московской области. Апелляция отменила это решение. Сославшись на п. 7 Постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 г. № 35, она указала, что датой возбуждения дела о банкротстве для целей оспаривания сделки в данном случае считается 19 сентября 2014 г. – момент принятия заявления кредитора в АС г. Москвы. Однако кассация согласилась с первой инстанцией и не стала удовлетворять заявление налоговой. Тогда ФНС обратилась в Верховный Суд.

ВС объяснил, от какого момента отсчитывать период подозрительности

Экономколлегия ВС нашла ошибки в актах всех нижестоящих инстанций. По общему правилу, напомнила она, периоды подозрительности исчисляются с даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве). В п. 7 Постановления Пленума ВАС № 35 указано, что этой датой считается день принятия в суде первого заявления, вне зависимости от того, какое заявление потом будет признано обоснованным. То есть, пояснил ВС, апелляция права в том, что дата возбуждения дела о банкротстве управления в любом случае не может быть позже 19 сентября 2014 г.

Однако, добавила Экономколлегия, все нижестоящие инстанции не обратили внимания на то, что в АС г. Москвы с 2011 г. от разных лиц поступали заявления о признании этого же должника банкротом. Суд оставлял их без рассмотрения, потому что СУ-155 каждый раз погашало задолженность до того, как АС г. Москвы начинал проверять обоснованность заявления кредитора. По мнению ФНС, финансовые трудности были у должника с 2011 г., а выборочное погашение требований отдельных кредиторов обусловлено исключительно недобросовестными действиями контролирующих лиц, которые изменяли период подозрительности, чтобы избежать оспаривания сделок по специальным, «банкротным», основаниям.

Отправляя дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, ВС отметил: «Установление ретроспективного периода подозрительности позволит проверить те сделки, которые совершались в искусственно созданных самим должником условиях видимости его финансового благополучия, но в действительности были направлены на вывод ликвидных активов управления с недобросовестными целями».

Суд также напомнил об интересах «дольщиков»

Отдельные выводы ВС касаются не периода подозрительности, а того, что АС г. Москвы стоит помнить при пересмотре дела. Пока кредиторы систематически подавали заявления о банкротстве, должник не только погашал их требования, но и продолжал свою хозяйственную деятельность, «связанную в том числе с разрешением вопросов социального характера», заметила Экономколлегия. Многие сделки управления были направлены на то, чтобы достроить многоквартирные дома. А это обычные хозяйственные сделки, которые, по общему правилу, нельзя оспаривать как подозрительные и сделки с предпочтением.

ВС также обратил внимание на то, что уже «фактически сформирован» реестр требований кредиторов управления и произведены расчеты с кредиторами, среди которых есть граждане-«дольщики». При этом никто не возражал ни против квалификации признанных обоснованными требований в качестве реестровых или текущих, ни против их удовлетворения. «Установление судами иного периода подозрительности для целей оспаривания совершенных должником сделок само по себе не является обстоятельством, влекущим пересмотр уже проверенных судами требований кредиторов должника по правилам главы 37 АПК РФ, а также внесение изменений в реестр. В противном случае нарушается принцип правовой определенности, что ведет к дестабилизации сложившихся материальных правоотношений», – подчеркнула Экономколлегия.

Эксперты – о практике оттягивания банкротства и прокредиторской позиции ВС

Адвокат АБ «Синум АДВ» Дмитрий Салмаксов отметил, что Суд не ограничился определением начала периода подозрительности в конкретном деле, а разъяснил, как определять ретроспективный период подозрительности в тех банкротных делах, возбуждение которых систематически переносится, потому что должник погашает требования каждого последующего кредитора еще до рассмотрения обоснованности этого требования в суде.

«Подобная практика оттягивания банкротства хорошо известна. Имеются примеры, когда более 8 лет должник погашает каждое очередное заявление о его банкротстве, при этом продолжая деятельность и совершая сделки, в том числе готовя компанию к банкротству. Теперь контрагентам такого должника нужно учитывать риски совершения сделок, например по приобретению его имущества», – полагает эксперт. Но риски могут возникнуть и при реструктуризации долгов, что способно негативно сказаться на возможности должника вести переговоры с кредиторами, добавил Дмитрий Салмаксов.

Глава филиала МКА «Бёрлингтонз» в Санкт-Петербурге Александр Осетинский считает, что Верховный Суд продолжает развивать судебную практику по пресечению действий недобросовестных должников, которые искусственно оттягивают банкротство – последовательно погашают каждое предъявленное кредиторами требование, хотя основания для вывода об объективном банкротстве уже имеются. «Так, в одном из ранее вынесенных определений ВС ориентировал суды на то, что при таком последовательном полном или частичном (до остатка в 299 тыс. руб.) удовлетворении требований суд должен рассматривать кандидатуру временного управляющего, предложенную первым кредитором, а не тем кредитором, требования которого должник не гасит (как правило, по причине аффилированности этого кредитора с должником)», – указал адвокат.

Он отметил, что и сам сталкивался с похожими случаями: должник искусственно затягивал начало процедуры банкротства, погашая требования каждого следующего кредитора по очереди, когда таких требований было несколько десятков. «В том деле мы смогли убедить суд, что действия должника являются явным злоупотреблением правом, в результате чего суд назначил все требования кредиторов к рассмотрению на одну дату, и в отношении должника все-таки было введено наблюдение», – рассказал Александр Осетинский.

По его мнению, позиция ВС об исчислении периода подозрительности по сделкам строительного управления направлена на предоставление большей защиты кредиторам, которые могли пострадать из-за попыток должника искусственно повлиять на этот срок. «Такой подход может быть следствием использования Верховным Судом общего принципа запрета на недобросовестные действия и на извлечение выгоды из такого поведения», – предположил адвокат.

Эта позиция, добавил он, с одной стороны, расширяет круг инструментов, которыми кредиторы в рамках дел о банкротстве могут восстановить свои нарушенные права и удовлетворить имущественные требования за счет оспаривания сделок, при другом подходе не попадающих в период подозрительности. «С другой стороны, подобное «смещение» периода подозрительности в прошлое влечет за собой бо́льшую правовую неопределенность, в первую очередь для другой стороны оспариваемой сделки. Данный подход позволяет оспаривать по специальным основаниям сделки, совершенные за несколько лет до подачи заявления об оспаривании, что – с учетом установленных судебной практикой презумпций – может поставить контрагента по такой сделке в заведомо более слабое положение», – указал Александр Осетинский.

Судебная практика по спорам о взыскании убытков с бывших руководителей должника признает, что бывший руководитель может быть объективно ограничен в средствах доказывания, напомнил он. «Полагаю, что при определенных условиях такой подход может быть распространен и на контрагентов должника», – отметил адвокат.

О том, что Верховный Суд существенно увеличивает установленный в законе период подозрительности сделок, говорит и юрист Tenzor Consalting Group Венера Плиева: «Это свидетельствует о прокредиторской направленности дальнейшего формирования судебной практики».

По ее мнению, при использовании такого подхода судам необходимо применять повышенный стандарт доказывания недобросовестности действий должника при погашении задолженности перед отдельными кредиторами, которые подавали заявления о его признании банкротом. «Необходимо представлять суду ясные и убедительные доказательства того, что на дату подачи заявлений о банкротстве должник отвечал признакам несостоятельности и что погашение долга перед заявителем осуществлялось исключительно с целью откладывания процедуры банкротства и изменения периодов подозрительности», – пояснила она.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector