Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Преюдиция в арбитражном процессе

Новости

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 24 сен — РАПСИ, Михаил Телехов. Принятые в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов не могут иметь объективно преюдициального значения при осуществлении правосудия по связанным с ними обстоятельствами уголовным делам, говорится в определении Конституционного суда (КС) РФ, которым юристу Кантемиру Карамзину было отказано в рассмотрении его жалобы.

В этом же документе КС РФ отметил, что возбуждению уголовного дела не препятствует и принцип презумпции невиновности, поскольку обвинение в совершении преступления может быть опровергнуто только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства.

Невозвратный долг

Как следует из материалов дела, в 2007 году Карамзин дал в долг журналисту и литератору Олегу Блоцкому более 200 тысяч долларов. В 2013 году Карамзин пытался вернуть деньги через суд. Решением суда, принятым в порядке гражданского судопроизводства, иск юриста о взыскании суммы долга и процентов по договорам займа с Блоцкого был удовлетворен. Это решение было оставлено без изменения апелляционной инстанцией, а также Верховным судом РФ. Но в 2014 году Блоцкий подал заявление в полицию о том, что один из договоров займа, представленных Карамзиным в гражданском процессе, был поддельным. По данному заявлению следователем возбуждено уголовное дело по факту покушения на хищение денежных средств путем мошенничества. В 2019 году суд в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ признал возбуждение уголовного дела незаконным, однако апелляционная инстанция отменила это решение и отказала Карамзину в удовлетворении жалобы.

Тогда тот обратился в КС РФ с сомнениями в конституционности статьей 90 и 125 УПК РФ. Которые, по мнению заявителя, позволили следователю преодолеть преюдициальную силу постановления гражданского суда, признавшего законность взыскания имущества (денежных средств), и возбудить уголовное дело о хищении данного имущества с помощью фальсификации, доказательств которой в гражданском процессе представлено не было.

В своем определении КС РФ повторил выводы, сделанные в ранее принятых решениях, согласно которым предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, исходя из которых определяются не только компетентный суд, но и специфика процессуальных правил доказывания по соответствующим делам, включая порядок представления и исследования доказательств, а также основания для освобождения от доказывания.

Преюдиция не абсолютна

«Как признание, так и отрицание преюдициального значения окончательных судебных решений не могут быть абсолютными. Пределы действия преюдициальности объективно обусловлены тем, что установленные судом в рамках его предмета рассмотрения по делу факты в их правовой сущности могут иметь иное значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу, поскольку предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают, а суды в их исследовании ограничены своей компетенцией в рамках конкретного вида судопроизводства. В уголовном судопроизводстве решается вопрос о виновности лица в совершении преступления и о его уголовном наказании», — объясняет КС РФ в своем определении.

Таким образом, по мнению КС РФ, в силу объективных и субъективных пределов действия законной силы судебного решения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, не могут являться обязательными обстоятельства, установленные судебными актами других судов, если этими актами дело по существу не было разрешено или если они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском судопроизводстве, которые не были предметом рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными вынесенным по его результатам судебным актом.

«Принятые в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по арбитражным и гражданским делам не могут расцениваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого, которые должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу», — говорится в определении КС.

В документе также подчеркивается, что признание за вступившим в законную силу судебным актом, принятым в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства, преюдициального значения при рассмотрении уголовного дела не может препятствовать правильному и своевременному осуществлению правосудия по уголовным делам.

Как это работает: новые сроки, преюдиции и другие изменения в АПК и ГПК

2 сентября 2019 года не только начнут работу апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции, но и вступят в силу изменения в АПК и ГПК. Поменяется срок рассмотрения дела в первой инстанции и время, в течение которого можно восстановить пропущенный срок. Представлять интересы в арбитражном процессе смогут только дипломированные юристы. Но непонятно, как в нем будет участвовать, например, налоговый инспектор, у которого нет высшего юридического образования, но он проводит проверки. Кроме того, появляются новые преюдиции и новые правила отвода судей арбитражных судов.

Новые процессуальные сроки

Изменения в АПК

  • 6 месяцев вместо 3 – на рассмотрение дела в суде первой инстанции (и 9 месяцев вместо 6 – для особо сложных дел);
  • 5 дней вместо 3 – на подачу замечаний на протокол;
  • 3 месяца вместо 6 – на подачу заявления о взыскании судебных расходов;
  • 12 месяцев вместо 6 – на обращение с ходатайством о восстановлении пропущенного срока (в ГПК также на это дается 12 месяцев).

В два раза продлили срок рассмотрения арбитражного дела в первой инстанции – до шести месяцев вместо трех. Юристы разошлись в оценках нововведения. Партнер Пепеляев Групп Юрий Воробьев считает, что «законодательство просто приводят в соответствие с реальностью». Его поддерживает руководитель практики разрешения споров и банкротств а Maxima Legal Сергей Бакешин: «На практике арбитражные суды редко успевают рассмотреть дело в трехмесячный срок».

3,5% — столько дел рассматривают арбитражи с нарушением сроков

Иного мнения старший партнер Интеллект-С Роман Речкин. Он не видит необходимости давать больше времени, потому что в большинстве случаев хватает трех месяцев. А если спор сложный, действующий закон дает возможность увеличить срок, добавляет партнер Dentons Роман Зайцев. Это мнение подтверждает статистика Судебного департамента при ВС: в 2017 году арбитражные суды рассмотрели всего 3,5% дел с нарушением сроков.

Читать еще:  В каком случае брак порождает юридические последствия

Больше времени для рассмотрения дела выгодно судьям, но не сторонам, полагает Речкин: споры станут разбирать «неспешно», станет больше отложений и перерывов. В арбитражных судах мало налагают обеспечительные меры, так что у вашего ответчика появится больше времени, чтобы вывести активы, комментирует управляющий партнер юрфирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев.

Увеличился срок для подачи замечаний на протокол. Юристы это приветствуют. Отсчет срока начинается тогда, когда протокол подписал судья, а не когда вы его получили, обращает внимание Наталья Касаткина из АБ S&K Вертикаль. По ее словам, даты составления и фактического подписания документа часто не совпадают и процедура выдачи занимает время. Поэтому сложно доказать, что замечания были поданы в срок, делится эксперт.

В то же время Касаткину не радует, что подать ходатайство о восстановлении процессуального срока можно в течение 12, а не шести месяцев. «Лицо узнает о судебном акте, который якобы нарушает его права, ждет год и лишь потом решает восстановить срок на обжалование, – рассуждает юрист. – А тот, кто одержал верх в споре, как минимум год не может быть до конца уверен в окончательной победе».

«Еще один шаг к адвокатской монополии»

Арбитражный процесс, как и административный, станет профессиональным: для участия в процессе в качестве представителя понадобится предъявлять диплом о высшем юридическом образовании или подтверждать ученую степень по юридической специальности. В АПК укажут пару исключений из общего правила – это патентные поверенные, арбитражные управляющие и «иные лица, указанные в федеральном законе» [пока не конкретизировано].

В гражданском процессе мало что изменится, потому что требование не будет распространяться на дела мировых судей и районных судов, то есть абсолютное большинство споров.

Ограничение представителей в арбитражном процессе – это еще один шаг к адвокатской монополии, считает Курмаев.

Но остается вопрос, как будут участвовать в деле другие неюристы, которые обладают специальными познаниями. Например, это главный бухгалтер в налоговом споре, а с противоположной стороны – инспектор, который проводил проверку, но не имеет высшего юридического. Такие лица не могут быть специалистами, потому что специалист не должен быть заинтересован в деле, рассуждает Иван Веселов, партнер Bryan Cave Leighton Paisner Russia LLP (ранее в России – Goltsblat BLP). По его словам, второй возможный статус – свидетель, но это ставит сотрудника под удар. Ведь его предупреждают об уголовной ответственности, а оппоненты могут задать ему свои вопросы, предупреждает Веселов.

Он указал на еще одну проблему. Обязателен ли диплом, чтобы фотографировать материалы дела, получать копии судебных актов и так далее. «Если это смогут делать только люди с высшим юридическим образованием, их услуги дорого обойдутся компаниям», – предупреждает Веселов.

Он предполагает, что законодатель оставил возможность в будущем установить другие исключения из общего правила, когда указал на «иных лиц».

Арбитражные отводы по правилам СОЮ

Меняются правила для отвода судей арбитражных судов. Сейчас этот вопрос рассматривают председатель судебного состава, зампред или председатель суда. С сентября 2019 года судьи будут решать вопрос о собственном отводе сами.

Отводы судей встречаются редко. По статистике Caselook, удовлетворяется не более 10% подобных заявлений, делится статистикой Алла Битарова из КА Делькредере

. Новая норма и вовсе будет «мертвой», ожидает Битарова. Сейчас отводы тоже практически не работают, подтверждает Речкин, но по его наблюдениям, заявление вышестоящему судье иногда позволяет «привести в чувство» его коллегу, который не соблюдает АПК.

Преюдициональное значение для уголовного дела обстоятельств, установленных решением арбитражного суда

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

Однако такие решения не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле (ст. 90 УПК РФ в редакции Федерального закона от 29 декабря 2009 г. N 383-ФЗ). Как усматривается из содержания новой редакции ст. 90 УПК РФ, законодатель придал обстоятельствам, установленным в решениях, вынесенных в рамках гражданского, административного или арбитражного судопроизводства, преюдициальное значение.

Уголовное судопроизводство основывается на ряде принципов, в том числе на принципе состязательности сторон, участвующих в деле (ст. 15 УПК РФ). Реализация этого принципа в ходе производства по уголовному делу происходит в первую очередь через доказывание. В науке уголовно-процессуального права процесс доказывания определяется как урегулированная законодательными актами логико-практическая деятельность лиц, участвующих в деле, а также соответствующего суда по установлению наличия или отсутствия фактических обстоятельств, которые имеют значение для правильного разрешения дела. Другими словами, в ходе доказывания у суда формируется внутреннее убеждение в правоте позиции сторон. Без установления и оценки фактических обстоятельств дела суд не может вынести законное и обоснованное решение. Судебное доказывание слагается из последовательных стадий, каждая из которых имеет свои цели и задачи: 1) определение круга обстоятельств, подлежащих доказыванию; 2) выявление и собирание доказательств по делу; 3) исследование доказательств; 4) оценка доказательств; 5) проверка правильности судебного доказывания при пересмотре судебных актов. Совокупность всех названных стадий и определяет процесс судебного доказывания. Доказывание в арбитражном процессе выступает как познавательно-поисковая деятельность участвующих в деле лиц и суда по установлению наличия или отсутствия обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. При этом доказывание выступает в качестве средства убеждения арбитражного суда в правоте позиции сторон, а суд на основе представленных и непосредственно исследованных доказательств делает вывод по делу в целом, что отражается в судебном акте.

Читать еще:  Плата за возврат заказного письма

Предметом доказывания в арбитражном процессе являются имеющие юридическое значение обстоятельства, установление которых необходимо для правильного разрешения дела, а также совокупность других фактов, в том числе имеющих процессуальное значение. Формирование предмета доказывания осуществляется арбитражным судом на основании заявленных требований и возражений лиц, участвующих в деле, исходя из подлежащих применению норм права (ч. 2 ст. 65 АПК РФ), которые могут в последующем уточняться в процессе рассмотрения дела, в частности при изменении истцом оснований иска, размера исковых требований, уточнении предмета иска, наличии аргументированных доводов третьих лиц. Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства перед другими участвующими в нем лицами до начала судебного заседания, если иное не установлено АПК РФ. При этом лица, участвующие в деле, вправе ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно (ч. ч. 3, 4 ст. 65 АПК РФ). Понятие судебных доказательств дано в ч. 1 ст. 64 АПК РФ, согласно которой доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном АПК РФ и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. Отличительная особенность судебных доказательств — наличие процессуальной формы, т.е. доказательства представляются арбитражному суду в определенной форме с соблюдением установленного в законе порядка. При наличии обстоятельств, позволяющих участвующим в деле лицам опасаться, что представление в арбитражный суд необходимых доказательств станет невозможным или затруднительным, они могут обратиться в арбитражный суд с заявлением об обеспечении этих доказательств. В заявлении должны быть указаны: а) доказательства, которые необходимо обеспечить; б) обстоятельства, для подтверждения которых необходимы эти доказательства; в) причины, побудившие обратиться с заявлением об их обеспечении.

Обеспечение доказательств производится арбитражным судом по правилам, установленным АПК РФ для обеспечения иска. При этом суд вправе принять меры по обеспечению доказательств до предъявления иска в порядке, предусмотренном для принятия предварительных обеспечительных мер (ст. 72 АПК РФ).

Доказательства же в уголовном процессе — это фактическая и процессуальная основа установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. Уголовно-процессуальное доказывание строится по принципу реконструкции, воссоздания модели того, что отразилось. При этом необходимо учитывать, что событие, явление, во-первых, не всегда отражается во всех его сущностных признаках, и, во-вторых, в процессе познания оно (событие, явление) обнаруживается, воспринимается и закрепляется не как нечто целое, а как информация об отдельных его частях, фрагментах, свойствах и т.д. Поэтому очевидно, что успех такой деятельности главным образом зависит от того, насколько полно, всесторонне и объективно обнаруживаются, закрепляются, сохраняются и интерпретируются в процессе доказывания фактические данные о преступлении и других обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела. Уголовно-процессуальное доказывание осуществляется опосредованным путем. Это находит выражение в том, что субъект доказывания, во-первых, делает промежуточные и итоговые выводы опосредованно, т.е. основываясь не на тех обстоятельствах общественно опасного деяния, которые лично воспринял, а на тех, которые установил, оценив собранные по делу доказательства; во-вторых, в том, что доказывание в уголовном процессе — это «выведение знания из знания».

Существуют различия между способами доказывания в арбитражном и уголовном процессах, однако это не означает, что обстоятельства, установленные арбитражным судом при рассмотрении дела и положенные им в основу решения, не могут быть использованы при доказывании в уголовном процессе. В этой связи уместно сослаться на нормативные положения закона, которые определяют юридическое значение решения суда по арбитражному делу при производстве по уголовному делу.

Так, например, обязательным условием привлечения лица к уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ за злостное уклонение руководителя организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг является подтверждение факта кредиторской задолженности вступившим в силу актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. При рассмотрении судом общей юрисдикции уголовного дела о незаконном предпринимательстве (ст. 171 УК РФ) преюдициальное значение имеют решения арбитражного суда о неоднократном привлечении обвиняемого к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ за осуществление предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна.

Основу большинства криминальных схем легализации преступных доходов составляют фиктивные сделки. Они используются и как единичные акции для легализации конкретной суммы, и в сложной комбинации с привлечением в качестве прикрытия банковских операций и производственных циклов крупнейших предприятий для осуществления долговременного и крупномасштабного процесса легализации. Схемы с привлечением псевдоиностранных фирм, фирм-однодневок, увод операций по легализации в офшорные зоны — эти приемы служат лишь для прикрытия, завуалирования и повышения эффективности основы преступного деяния, каковым является фиктивная сделка.

Договор купли-продажи — весьма распространенная форма сделки благодаря многообразию его объектов: недвижимость, ценные бумаги, продукция реального сектора, предметы искусства, антиквариат, услуги, интеллектуальная продукция и т.п. В основе фальсификации договора купли-продажи лежит несоответствие потребительских свойств переходящей собственности размеру производимой оплаты.

Распространенным и в то же время мало уязвимым способом легализации криминальных доходов является имитация договора займа или кредитования (в банковской сфере). Здесь заимодавец-пособник якобы передает в долг заемщику-«отмывателю» деньги или другие активы или вещи (например, автомобиль по доверенности). Признаки преступления в рамках действующего законодательства обнаружить крайне сложно, поскольку они возникают только со стороны пособника: предоставление займа на неопределенно льготных условиях (особенно по срокам) и источники происхождения даваемых средств.

Также часто встречаемой формой фиктивной сделки является имитация (полная или частичная) договора аренды. Арендодатель-«отмыватель» предоставляет некое имущество (например, здание) за высокую официальную плату в аренду пособнику-арендатору, возвращая ему затраченные средства частично или полностью наличными.

Читать еще:  Прошивка протокола собрания участников ооо

В основе имитации договора страхования лежит купленная лояльность страховщика-пособника, который совместно со страхователем-«отмывателем» завышает в договоре стоимость страхуемого имущества, закрывает глаза на реальные причины наступления страхового события и выплачивает высокую страховую премию. Прикрытие фиктивного договора страхования может осуществляться посредством заключения договора в пользу третьего лица. Признаки преступления в таких случаях — завышенная стоимость страхуемого имущества и страховая премия, а также недобросовестно проведенное расследование страхового случая.

Фиктивные договоры доверительного управления (т.е. договоры о доверительном управлении имуществом от имени управляющего и в пользу учредителя управления или означенного третьего лица) интересны и привлекательны для преступника тем, что «отмыватель» может выступать здесь в качестве любой стороны сделки, а через подставные фирмы — и один в трех лицах. Признаками фальсификации являются завышенная выгода учредителя и (или) выгодоприобретателя, чрезмерное вознаграждение управляющего.

Договор комиссии — договор, по которому одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. При фальсификации такого договора может устанавливаться завышенное комиссионное вознаграждение и даже вовсе отсутствовать имущество — объект комиссионного управления.

Доказательственное значение арбитражной преюдиции основано на доверии к акту правосудия. Вступившее в законную силу судебное решение является истинным, а поэтому нет необходимости вновь исследовать обстоятельства, при которых оно уже состоялось после разбирательства дела с соблюдением всех процессуальных условий.

Обстоятельства, установленные по арбитражному делу, должны быть проверены при производстве по уголовному делу, если их истинность вызывает сомнения у суда. Это означает, что арбитражная преюдиция, играя большую роль в уголовном процессе, в то же время не может быть неопровержимой.

Преюдиция

Преюди́ция (от лат. praejudicialis — относящийся к предыдущему судебному решению) — обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, в котором участвуют те же лица [1] .

Содержание

  • 1 В России
    • 1.1 Законодательная основа
    • 1.2 Практика применения
  • 2 В мире
    • 2.1 Британия
    • 2.2 США
  • 3 Мнения
  • 4 Примечания
  • 5 Ссылки

В России [ править | править код ]

Законодательная основа [ править | править код ]

В российском законодательстве понятие «преюдиция» установлено статьей 61 Гражданского процессуального кодекса РФ, статьей 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ, статьей 64 Кодекса административного судопроизводства РФ и статьей 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ. На данный момент суд, прокурор, следователь, дознаватель не имеют права дополнительно проверять обстоятельства, установленные вступившим в силу законным судебным решением. Причем данное правило распространяется не только на приговоры (т.е. на решения по уголовным делам), но и на решения арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

По заключению автора комментариев к процессуальным кодексам Гуева А. Н., судебная практика исходит из того, что по смыслу ст. 61 ГПК и ст. 69 АПК обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. В то же время суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы [2] .

Похожие выводы делает Брусков П.В. при анализе преюдициальности и сравнении её в разных видах процессов [3] . Так, ранее приговор уголовного суда имел преюдициальное значение для гражданского и арбитражного суда, в то время как решения гражданского и арбитражного суда преюдициальными для уголовного судопроизводства не являлись. Однако, после принятия закона От 29.12.2009 г. № 383-ФЗ, который внес изменения в статью 90 УПК РФ «Преюдиция», значения решений арбитражного, гражданского и уголовного судом приравнены друг к другу по силе. Это нововведение с одной стороны, ограничивает возможности доказывания по уголовному процессу, так как в уголовном процессе применяются в качестве доказательств результаты оперативно-розыскной деятельности; а в гражданском и арбитражном процессах это недопустимо. Но с другой стороны, Конституционный суд в своем постановлении от 21.12.2011 г. указал, что несмотря на новый закон, доводы решений гражданских судов не предопределяют виновность лица по уголовному процессу, обстоятельства обвинения подлежат тщательной проверке независимо от того, что они установлены решением гражданского суда [4] .

Практика применения [ править | править код ]

Наблюдатели высказывают мнение о том, что, в случае некорректного разделения дела на несколько частей, применение принципа преюдиции может иметь негативные последствия для правосудия [5] . По мнению известного ученого-юриста Сергея Афанасьева, такой процессуальный прием является опасным феноменом, поскольку «обвиняемые в деле, из которого выделено дело, рассмотренное в особом порядке, попадают в процессуальный капкан» [5] .

В мире [ править | править код ]

Британия [ править | править код ]

Британское толкование преюдиции в уголовном праве ближе к старому толкованию, существовавшему в России. А именно, предыдущие судебные решения имеют вес, но не лишают обвиняемого и его защиту права отрицать событие преступления и не освобождают суд от обязанности рассматривать эти заявления, а также не распространяют признание одного из обвиняемых на остальных [5] :

Кроме того, в Британии уголовные дела подлежат юрисдикции присяжных, которые при вынесении вердикта руководствуются исключительно собственным разумом и совестью и не обязаны его мотивировать [5] .

США [ править | править код ]

В США преюдиция обычно не распространяется на приговоры, вынесенные по упрощенной схеме в порядке сделки с правосудием [5] .

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector