Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое контролируемая задолженность, и зачем она нужна

Что такое контролируемая задолженность, и зачем она нужна

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Что входит в понятие «долговые обязательства» для целей применения ст. 269 НК РФ? Входят ли проценты по займам в расчет контролируемой задолженности для целей применения ст. 269 НК РФ?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Под долговыми обязательствами для целей ст. 269 НК РФ понимаются кредиты, товарные и коммерческие кредиты, займы, банковские вклады, банковские счета или иные заимствования независимо от способа их оформления.
В общем случае размер контролируемой задолженности для целей применения ст. 269 НК РФ рассчитывается исходя из суммы полученного российской организацией займа (без учета начисленных на сумму займа процентов). Исключения составляют случаи, когда по условиям договора сумма займа включает начисленные и неуплаченные проценты.

Обоснование позиции:
Статьей 269 НК РФ установлены особенности учета процентов по долговым обязательствам в целях налогообложения прибыли.
В соответствии с п. 1 ст. 269 НК РФ под долговыми обязательствами понимаются кредиты, товарные и коммерческие кредиты, займы, банковские вклады, банковские счета или иные заимствования независимо от способа их оформления.
Основания для признания контролируемой задолженностью непогашенной задолженности налогоплательщика — российской организации по долговым обязательствам этого налогоплательщика приведены в п. 2 ст. 269 НК РФ.
Согласно п. 3 ст. 269 НК РФ в случае, если размер контролируемой задолженности налогоплательщика более чем в 3 раза (для банков и организаций, занимающихся лизинговой деятельностью, — более чем в 12,5 раза) превышает разницу между суммой активов и величиной обязательств этого налогоплательщика (далее — собственный капитал) на последнее число отчетного (налогового) периода, при определении предельного размера процентов, подлежащих включению в состав расходов этого налогоплательщика, применяются правила, установленные п.п. 4-6 ст. 269 НК РФ. При определении размера контролируемой задолженности налогоплательщика в целях ст. 269 НК РФ учитываются суммы контролируемой задолженности, возникшей по всем обязательствам этого налогоплательщика, указанным в п. 2 ст. 269 НК РФ, в совокупности.
Предельный размер процентов, подлежащих включению в состав расходов, по контролируемой задолженности исчисляется налогоплательщиком на последнее число каждого отчетного (налогового) периода путем деления суммы процентов, начисленных этим налогоплательщиком в каждом отчетном (налоговом) периоде по контролируемой задолженности, на коэффициент капитализации, рассчитываемый на последнюю отчетную дату соответствующего отчетного (налогового) периода (п. 4 ст. 269 НК РФ).
Коэффициент капитализации в целях ст. 269 НК РФ определяется путем деления величины соответствующей непогашенной контролируемой задолженности на величину собственного капитала, соответствующего доле участия взаимозависимого иностранного лица, указанного в пп. 1 п. 2 ст. 269 НК РФ, в российской организации, и деления полученного результата на 3 (для банков и организаций, занимающихся лизинговой деятельностью, — на 12,5) (п. 4 ст. 269 НК РФ).
Положения НК РФ не устанавливают, включаются ли в состав непогашенной контролируемой задолженности помимо суммы заемных средств и проценты.
В соответствии с положениями ГК РФ (п. 1 ст. 807 ГК РФ) по договору займа одна сторона (займодавец) передает или обязуется передать в собственность другой стороне (заемщику) деньги, вещи, определенные родовыми признаками, или ценные бумаги, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа).
Если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов за пользование займом в размерах и в порядке, определенных договором (п. 1 ст. 809 НК РФ).
Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (п. 1 ст. 810 НК РФ).
Специалисты налоговых органов с учетом приведенных норм разъясняли, что задолженностью по договору займа является сумма займа, полученная заемщиком, и, следовательно, размер контролируемой задолженности для целей применения ст. 269 НК РФ нужно рассчитывать исходя из суммы полученного российской организацией займа (без учета начисленных на сумму займа процентов) (смотрите письма УФНС по г. Москве от 06.07.2005 N 20-12/47829, УМНС России по г. Москве от 25.05.2004 N 26-12/35083).
В письме Минфина России от 28.04.2014 N 03-08-05/19764 (далее — Письмо Минфина) рассмотрен вопрос об учете процентов, признаваемых частью долга на основании договора процентного займа, при расчете коэффициента капитализации. В нем специалисты указали: Учитывая, что согласно условиям договора сумма займа включает начисленные и неуплаченные проценты, при расчете коэффициента капитализации непогашенная контролируемая задолженность включает не только сумму займа, но и такие проценты, признаваемые частью долга на основании договора процентного займа. Полагаем, из текста письма следует, что условиями договора было предусмотрено начисление сложных процентов (так называемая «капитализация процентов»).
По нашему мнению, из логики Письма Минфина вытекает, что если условиями договора в сумму займа не включаются начисленные и неуплаченные проценты, признаваемые частью долга, то при расчете коэффициента капитализации непогашенная контролируемая задолженность не включает такие проценты (это подтверждает мнение, выраженное в письмах налоговиков, приведенных нами выше). В противном случае специалистам в Письме Минфина целесообразнее было бы указать, что проценты в любом случае включаются в расчет контролируемой задолженности (независимо от того, капитализируются проценты по договору или нет).
Материалов судебной практики по данному вопросу нами не обнаружено.
Рекомендуем обратиться также в Минфин России за получением персональных письменных разъяснений по данному вопросу (пп. 2 п. 1 ст. 21, п. 1 ст. 34.2 НК РФ).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат экономических наук Игнатьев Дмитрий

Ответ прошел контроль качества

30 сентября 2019 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2021. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, info@garant.ru.

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), editor@garant.ru

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), adv@garant.ru. Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Неопределенность в налоговом праве склонила Верховный суд на сторону налогоплательщика

Верховный суд объяснил, почему пошел навстречу «Новой табачной компании» в ее тяжбе с ФНС (А40-87775/14). Речь шла о том, можно ли признать проценты по займам между «дочерней» и «материнской» компанией по сути дивидендами, если обеими компаниями владеет иностранная фирма. Последняя по цепочке получила дивиденды под видом процентов, настаивала налоговая, поэтому агенту нужно перечислить в бюджет налог на этот доход. Апелляция и кассация согласились с таким подходом, но Верховный суд увидел в законодательстве неопределенность, а она, как известно, толкуется в пользу налогоплательщика.

В 2007 году «Новая табачная компания» заключила договоры займа на 7,8 млрд руб. под 10%, которые организации представила ее «сестринская» структура «ТК Мегаполис» (доля участия – 90%). Последняя, в свою очередь, принадлежала кипрской Megapolis Holdings (Overseas) Limited. Проценты по займам «Новая табачная компания» включила в состав расходов, но ФНС не согласилась с таким подходом. Поскольку кипрская фирма косвенно владела не менее 89 % «Новой табачной компании», в ее отношении нужно применить специальные нормы Налогового кодекса, решили в ФНС.

Читать еще:  Арест имущества исполнительной службой последствия

Инспекторы сочли, что схема отвечает всем признакам так называемой «тонкой капитализации».

«Тонкая капитализация», или финансирование российских активов из-за рубежа, может служить для ухода от налогов, потому что проценты по займам не облагаются налогом на прибыль, в отличие от дивидендов. Для борьбы с этой схемой ст. 269 НК устанавливает правило: если займы от аффилированных лиц в три раза превысили чистые активы заемщика, то проценты можно переквалифицировать в дивиденды.

Поскольку задолженность по займам контролируемая, проценты по ней нельзя включать в состав расходов, потому что чистые активы «Новой табачной компании» ушли в минус, решила ФНС и доначислила 108,6 млн руб. налога на прибыль, штрафа и пени. Такой подход не вызвал вопросов у апелляции с кассацией, и «Новая табачная компания» решила его не обжаловать.

Дольше разбирались со вторым эпизодом – тем самым, в котором инспекция переквалифицировала проценты по займу в дивиденды и доначислила 80,7 млн руб. налога на прибыль и 37,4 млн руб. пеней и штрафов на основании п. 4 ст. 269 НК.

«Новая табачная компания» обжаловала его в Арбитражном суде Москвы. Налогоплательщик настаивал на том, что займы лишь формально подпадают под признаки «тонкой капитализации», а нужны были они для досрочного погашения кредитов, взятых на развитие бизнеса. Но, пожалуй, главным в позиции компании было то, что «Мегаполис» не передавал полученные проценты кипрской компании, а тратил сам. Раз не было скрытого распределения средств, то и дивидендами их назвать нельзя, указывала компания.

Первая инстанция согласилась с этим и добавила, что п. 4 ст. 269 сформулирован недостаточно определенно: нельзя сказать, что он однозначно обязывает российскую организацию-заемщика выполнять обязанности агента. Апелляция и кассация, наоборот, трактовали норму так, как это делала налоговая: обязанность выступить агентом возлагается во всех без исключения случаях, когда задолженность признается контролируемой.

Почему займы – не дивиденды

Верховный суд, однако, встал на сторону налогоплательщика. Вчера, 21 марта, было обнародовано определение экономколлегии, в котором она объяснила свое решение. П. 4 ст. 269 приравнивает проценты по займам к дивидендам, но нельзя сказать, что он однозначно наделяет российскую организацию статусом агента. Четкости и недвусмысленности формулировки требует п. 1 ст. 24 НК, где содержится определение налогового агента.

Кроме того, позиция ФНС и поддержавших ее апелляции с кассацией может привести к двойному налогообложению – доходов не только российской, но и иностранной фирмы, указал ВС в своем определении. В НК нет правил, которые бы исключали в такой ситуации двойное налогообложение. Это значит, что в законе есть правовая неопределенность, которая должна толковаться в пользу общества.

ВС опроверг вывод инспекции о выплате дивидендов и констатировал, что в материалах дела нет тому подтверждений. Напротив – проценты, которые получил «ТК Мегаполис», он израсходовал на свои текущие задачи. «Само по себе перечисление денежных средств между российскими организациями, в капитале которых участвует одна иностранная компания, не свидетельствует о скрытом поступлении в ее пользу дивидендов,» – отмечено в определении.

ООО «НТК» в суде представляло АБ «Юс Ауреум». Как прокомментировала партнер, адвокат Татьяна Владимирова к бесспорным достоинствам принятого судебного акта стоит отнести необходимость подтверждения скрытого распределения дивидендов под видом процентов, что полностью соответствует как смыслу пункта 4 статьи 269 НК РФ, так и международной практике применения правил «тонкой капитализации».

«Для российской организации-займодавца положения статьи 269 НК РФ по-прежнему не имеют регулирующего значения, поскольку определяют порядок отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам, а не к доходам», добавил Александр Кобзев управляющий партнер, адвокат АБ «Юс Ауреум».

До сих пор суды в большинстве случаев поддерживали позицию, высказанную апелляцией и кассацией, комментирует адвокат КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская. Помимо прочего, это нарушало принципы экономического основания и непроизвольности налогообложения, говорит она. ВС принял крайне важное решение, потому что внес определенность в правила налогообложения, считает Бенедская.

С ней согласны другие эксперты. Налоговики не установили транзитного движения денег через сестринскую компанию и не выявили необоснованной налоговой выгоды «холдинга», констатирует старший юрист BGP Litigation Денис Савин. Теперь инспекциям придется в любом случае доказывать, что выплата процентов – это скрытое распределение дивидендов, добавляет Станислав Вивчарь, руководитель офиса «Хренов и партнеры» в Краснодаре. Верховный суд фактически дал «зеленый свет» иностранным компаниям финансировать свои российские фирмы за счет ресурсов других членов «холдингов», резюмирует Савин.

Позиция ВС окажется крайне важной для налогоплательщиков, уверен Михаил Халецкий, старший юрист Адвокатского бюро «Некторов, Савельев и партнеры»: «Она корректирует явный пробел в действующей редакции п. 4 ст. 269 НК РФ, позволяющей дважды облагать в России одни и те же проценты, получаемые российскими компаниями-займодавцами, – и как проценты, и как дивиденды». При этом, обращает внимание юрист, определение ВС должно быть истолковано таким образом, что в некоторых случаях (при наличии «схемы», направленной на обход российских правил недостаточной капитализации) налог все же должен взиматься. «Однако вопросы о том, как это должно быть – на основании п. 4 ст. 269 НК РФ или на общих положениях концепции необоснованной налоговой выгоды, а также какие признаки должны свидетельствовать о скрытой выплате дивидендов, ВС не рассмотрел», – указывает Халецкий. Поэтому, вероятно, судебные споры по этому предмету еще не раз возникнут, предполагает он.

Экономколлегия ВС нашла в этом деле очень взвешенный подход, считает Игорь Шиков, советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». По его мнению, доводы, изложенные в мотивировочной части определения, могут рассматриваться как универсальные и использоваться в дальнейшей судебной практике. «При этом остается открытым вопрос, применима ли правовая позиция ВС в случае, когда российский кредитор переводит полученные процентные доходы далее по цепочке в пользу иностранной компании. В любом случае возможность последующей ревизии правовой позиции не исключена», – заключает юрист.

Ответили на запрос Право.ru и в ФНС. По мнению ведомства, судебная коллегия вынесла определение, в котором поддержала правовую позицию, ранее неоднократно выраженную Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ, о том, что положения пункта 4 статьи 269 НК РФ применяется в целях пресечения ухода иностранных организаций от налогообложения в Российской Федерации, когда под видом процентов, выплачиваются дивиденды, и как следствие, налог у источника выплаты не удерживается. В ведомстве отметили, что определение «являлось ожидаемым в свете внесенных изменений в нормы законодательства о налогах и сборах». Так Федеральным Законом от 15.02.2016 №25-ФЗ внесены изменения в положения статьи 269 НК РФ, в части определения существенных условий, при которых задолженность налогоплательщика перед «сестринской» российской организацией признается контролируемой. Внесенные изменения устанавливают, что непогашенная задолженность налогоплательщика перед российской организацией не будет признаваться контролируемой при одновременном соблюдении двух условий:

1) долговое обязательство возникло перед российской организацией, являющейся налоговым резидентом Российской Федерации в течение всего отчетного (налогового) периода;

2) российская организация, перед которой возникло долговое обязательство, в течение отчетного (налогового) периода не имеет непогашенной задолженности по сопоставимым долговым обязательствам перед иностранным лицом («материнской компанией»).

Таким образом, отметили в ФНС, реформируя положения нормы статьи 269 НК РФ в части задолженности между российскими «сестринскими» организациями, законодатель исходил из того, что правила «тонкой капитализации» направлены в первую очередь на предотвращение злоупотреблений налогоплательщиками, в том числе путём скрытого распределения дивидендов между российскими сестринскими организациями и их иностранных «материнских» компаний.

Такой подход, считают налоговики, кроме прочего, приведет к увеличению поступлений налоговых платежей в бюджет.

В рассматриваемом случае выплаты по договору займа производятся между двумя российскими организациями, а, следовательно, суммы процентов включаются в полном объеме в доход займодавца в соответствии с пунктом 6 статьи 271 НК РФ и облагаются налогом по ставке 20%.
В свою очередь, максимальная ставка налога на прибыль для дивидендов, полученных иностранной организацией от источника в Российской Федерации, установленная НК РФ, равна 15%.Следовательно, при квалификации выплаты в качестве процентов, сумма налога к уплате в бюджет будет выше, чем в случае квалификации этой суммы в качестве дивидендов.

Необходимо отметить, что с принятием этого определения, практика применения положений статьи 269 НК РФ во всех остальных случаях не изменилась. При этом Судебная коллегия в очередной раз подтвердила правомерность исключения из состава расходов заемщика сумм «предельных» процентов (по правилам пунктов 2 и 3 статьи 269 НК РФ), выплаченных российской компании – заемщику, добавляют в ФНС.

Читать еще:  Кто должен менять полотенцесушитель в приватизированной квартире

Что такое контролируемая задолженность, и зачем она нужна?

Когда компания пребывает в состоянии кризиса, у нее образуется множество долгов перед контрагентами, клиентами и другими субъектами предпринимательской деятельности. Одной из них является контролируемая задолженность, возникающая перед особой категорией бизнес-партнеров — именно о ней мы расскажем в сегодняшней статье.

Понятие контролируемой задолженности

Контролируемая задолженность перед иностранной организацией – это долг, возникший у российской компании в отношении юридического лица другой страны. Особенность такой задолженности состоит в том, что она подпадает под регулирование российского законодательства, если дело касается предоставления иностранного займа.

Контролируемая задолженность соответствует следующим условиям:

  1. Обязательство, находящееся под контролем, возникло при участии иностранного инвестора, являющегося учредителем компании-кредитора. В связи с этим заимодавец получает право контролировать текущие процессы фирмы. Но его доля участия в уставном капитале юрлица не может быть более 20%.
  2. Отнесение компании к зависимым организациям происходит в соответствии со специальными требованиями.
  3. Непогашенными долгами считаются займы, превышающие общую капитализацию фирмы-заемщика более чем в 3 раза. Если финансы привлекают специализированные институты (лизинговые фирмы или кредитные учреждения), соотношение долга и капитала должно составлять не менее 12,5 раза.

Возврат средств иностранным инвесторам осуществляется посредством выплаты дивидендов. Чтобы оформить вывод, необходимо заполнить специальную форму КНД 11510056, а предъявлять налоговикам декларацию по налогу на прибыль не нужно.

Законодательная база

Регулирование контролируемой задолженности осуществляется на основании статьи 269 Налогового Кодекса РФ. Согласно ее положениям, предприятию, которое ведет учет таких долгов, разрешено относить на свои расходы проценты контролируемой задолженности по займам на конец периода, являющегося отчетным (на последнюю дату месяца).

Чтобы снизить нагрузку на российские компании, налоговое законодательство предусматривает некоторые ограничения, касающиеся размера процентов по обслуживанию контролируемого долга: при оформлении займа в рублях ставка по займам может равняться 75-125%. Предельные значения меняются ежегодно.

Расчет процентов

Для проведения такого расчета следует уточнить, что составляет структуру контролируемой задолженности, ведь в нее входят также проценты по обязательствам.

Порядок расчета процентов таков:

  • В конце каждого отчетного периода должник перечисляет максимально возможный размер начислений по процентам. Начисления — это отношение размера начисленных по задолженности процентов на завершение периода к коэффициенту капитализации.
  • Коэффициент берется тот, который установлен на последнюю дату налогового периода. Для того чтобы его узнать, нужно общий размер задолженности разделить на размер уставного фонда. Далее необходимо поделить полученное число на 3 (для обычных компаний) или 12,5 (для фирм, занимающихся лизингом и банков).
  • Основное правило при определении контролируемого долга – его расчет осуществляется на завершающую дату налогового периода (периоды расчета – 3, 6 и 9 месяцев.

Для расчета процента разработана специальная формула. В бухгалтерской отчетности ставка по проценту отображается отдельно в графах 300, 690, 590, 623 и 624 бухгалтерского баланса.

Особенности управления

При работе с контролируемой задолженностью бухгалтеру необходимо учитывать следующие нюансы:

  1. База по налогу на прибыть образуется через начисление (в соответствии с главой 25 НК РФ), а дивиденды определяются по состоянию на последний день налогового периода из исчисления величины непогашенной долговой недоимки. Поэтому на фискальном бланке отражаются только суммы, выплаченные инвестору.
  2. При включении дивидендов от долга нужно проявить внимательность, чтобы исключить вероятность двойного налогообложения доходов в разных государствах.
  3. Необходимо учитывать особенность учета процентов по долгам перед нерезидентами, с которыми у налогоплательщика имеется косвенная взаимосвязь. В таком случае в бухучете начисляется полная сумма процентов по условиям договора и относится к внереализационным расходам.
  4. Неплательщик, который не может погасить задолженность, может рассчитывать на реструктуризацию или цессию. В результате этого долги станут контролируемыми.

Отражение в учете

По займам, как контролируемым, так и неконтролируемым, применяется ПБУ №15/2008. В зависимости от величины доли участия иностранного займодавца в уставном капитале должника, бухгалтер формирует следующие типовые проводки по начислению:

  • обычных процентов по контролируемой задолженности и тех, что относятся к созданию инвестиционного актива;
  • ПНО и ПНА;
  • ОНА и ПНА по процентам в части, относящейся к созданию инвестиционного актива.

Для того чтобы не возникло проблем с задолженностью перед иностранной компанией, нужно заранее оценить все риски и возможные расходы.

Расходы в виде процентов в налоговом учете: зимние изменения

Займами или кредитами, а иногда и тем и другим пользуются многие. Ведь в процветающем бизнесе почти всегда есть дефицит денег. С 1 января 2015 года вступают в силу изменения в порядке учета расходов в виде процентов по полученным займам и кредитам. О них и не только о них в этой статье расскажет аттестованный аудитор Александр Лавров.

Как было?

В настоящее время ст. 269 НК РФ предусматривает два основных способа определения предельного (максимального) размера расходов в виде процентов для целей налогообложения прибыли. (И это правило действует с 2002 года, с момента введения в действие гл. 25 НК РФ.)

Первый способ предусматривает нормирование процентов исходя из среднего уровня процентов по сопоставимым обязательствам. По задумке авторов Кодекса этот способ должен был стать основным, однако на практике он оказался непопулярным из-за своей сложности.

Во-первых, для анализа нужно брать лишь те долговые обязательства, которые выданы в том же квартале (или месяце, если авансовые платежи налогоплательщик исчисляет исходя из фактически полученной прибыли). Во-вторых, само по себе понятие «обязательства, выданные на сопоставимых условиях» в Кодексе не определено. Поэтому существует риск того, что то или иное обязательство, которое компания использовала для анализа, налоговики посчитают несопоставимым. Ведь вопрос «регулировался» только на уровне писем Минфина России, коих по этому поводу было немало (см., например, письма Минфина России от 21.11.2011 № 03-03-06/1/770, от 02.06.2010 № 03-03-06/2/104, от 05.05.2010 № 03-03-06/2/83, от 29.07.2009 № 03-03-05/141, от 02.06.2010 № 03-03-06/2/104, от 21.04.2009 № 03-03-06/1/268, от 10.06.2008 № 03-03-06/1/357 и др.).

При применении второго способа налогоплательщик определяет предельную сумму расходов в размерах, четко определенных Кодексом. Так, в настоящее время для рублевых обязательств этот размер составляет 1,8 ставки рефинансирования ЦБ РФ, для валютных — 0,8 ставки рефинансирования. Однако, например, в период с 1 августа по 31 декабря 2010 года эти размеры составляли двойную ставку рефинансирования для рублевых обязательств и 22 % годовых — для валютных.

Безусловно, этот способ значительно проще, чем первый, однако он может оказаться и «дороже». Чаще всего первый способ все же позволял признать расходы если не полностью, то в большей сумме, чем второй.

Как будет — общий порядок

С 1 января 2015 года подход к признанию расходов в виде процентов в налоговом учете полностью меняется. Изменения внесены Федеральным законом от 28.12.2013 № 420-ФЗ.

Читать еще:  Заявление на возврат прав после лишения образец

Итак, для всех долговых обязательств, кроме тех, которые возникли в результате контролируемых сделок, расходами будет признаваться сумма фактически начисленных процентов. Иными словами, для подавляющего большинства долговых обязательств нормирование расходов в виде процентов отменено.

Напомним, что согласно п. 1 ст. 105.14 НК РФ контролируемыми сделками признаются сделки между взаимозависимыми лицами, а также приравненные к ним сделки. Для большинства видов сделок также установлена минимальная сумма доходов, при недостижении которой сделка контролируемой не признается. Так, например, в общем случае сделка (или совокупность сделок) считается контролируемой, только если доходы по ней превышают 1 миллиард рублей.

Отметим, что по сделке, связанной с выдачей (получением) долгового обязательства, в качестве доходов рассматриваются начисленные проценты (см. письма Минфина России от 23.05.2012 № 03-01-18/4-67, от 14.03.2012 № 03-01-18/2-29, п. 2 письма Минфина России от 16.08.2013 № 03-01-18/33535, п. 1 письма Минфина России от 28.12.2012 № 03-01-18/10-200).

Дополнительно отметим, что п. 2–4 ст. 269 НК РФ устанавливают правило «тонкой» капитализации. Оно предусматривает особый порядок налогообложения процентов по долговым обязательствам перед аффилированными иностранными компаниями, в том числе переквалификацию процентов в дивиденды. Это правило осталось без изменений.

Что делать в бухучете?

В бухгалтерском учете расходы в виде процентов, как правило, отражаются в составе прочих расходов (п. 11 ПБУ 10/99 «Расходы организации»). (Начисление процентов в связи с приобретением/строительством инвестиционного актива здесь рассматривать не будем.) Однако нормирование каких бы то ни было процентов правилами бухучета не предусмотрено — расчеты признаются в фактических суммах.

Значит, если в налоговом учете расходы признаются не полностью, то в бухучете нужно отразить постоянную разницу в виде «сверхнормативных» расходов и соответствующее ей постоянное налоговое обязательство (п. 4, 7 ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль организаций»).

Рассмотрим пример

Организация «Альфа» получила кредит в сумме 50 миллионов рублей на один месяц под 16 % годовых. Деньги зачислены на счет организации 31 марта, возвращены банку 30 апреля. Сопоставимых обязательств нет. Сделка по выдаче (получению) кредита не является контролируемой. Вне зависимости от того, в каком году получен и возвращен кредит, сумма процентов, которые нужно уплатить банку за месяц пользования кредитом, составит:

50 000 000 × 16 % × (30/365) = 657 534,25 рублей.

Теперь рассмотрим порядок бухгалтерского и налогового учета в условиях 2014 и 2015 годов.

В условиях 2014 года полностью признать расходы не получается. Предельная сумма расходов рассчитывается так: 50 000 000 × 8,25 % × 1,8 × (30/365) = 610 273,97 руб. Проценты в сумме 47 260,28 рублей (657 534,25 – 610 273,97) в налоговом учете не «зачтутся». В результате организация должна признать еще и ПНО в размере 9 452,06 рублей (47 260,28 × 20 %).

В налоговом учете в условиях 2015 года вся сумма процентов будет признана организацией «Альфа» внереализационными расходами (пп. 2 п. 1 ст. 265 НК РФ).

Какие проводки сделает организация в бухгалтерском учете в связи с получением и возвратом кредита см. в табл.

Проводки организации «Альфа» в бухгалтерском учете в связи с получением и возвратом кредита в условиях 2014 и 2015 года

Примечание. Здесь считаем, что субсчет 66-1 — «Расчеты по основной сумме долга», 66-2 — «Расчеты по процентам».

Если заем или кредит — контролируемый

Напомним, что налоговое законодательство использует слово «контролируемый» в двух различных ситуациях. Во-первых, есть понятие «контролируемые сделки», установленное разделом V.1 НК РФ (он введен в действие с 2012 года на смену ст. 40 НК РФ). Во-вторых, есть понятие «контролируемая задолженность», определенное п. 2–4 ст. 269 НК РФ, — задолженность перед материнской иностранной компанией.

Рассмотрим первую из этих ситуаций.

Если получение займа или кредита признано контролируемой сделкой, то с 2015 года расходы в виде процентов признаются исходя из фактической ставки, но с учетом специальных положений раздела V.1 Кодекса. Напомним, что до изменений в ст. 269 НК РФ не было прямого указания на обязательность применения данных положений, однако, по мнению Минфина России, их нужно было учитывать и до 2015 года (письмо от 28.08.2012 № 03-01-18/6-114).

Однако здесь установлено исключение: если одной из сторон контролируемой сделки является банк, то расход можно признать без оглядки на контролируемость сделки, но для этого ставка по данному обязательству должна быть меньше предельного значения, установленного п. 1.2 ст. 269 НК РФ. В частности, для рублевых обязательств это 180 % ставки рефинансирования в 2015 году и 125 % ставки рефинансирования начиная с 2016 года. Для обязательств в евро — это ставка EURIBOR, увеличенная на 7 процентных пунктов.

Рассмотрим пример

Организация «Гамма» получила кредит в евро на 6 месяцев от банка, который является ее единственным участником, под фиксированную ставку 7,25 % годовых. 6-месячная ставка EURIBOR на дату получения кредита составила 0,538 % годовых. Сделка по выдаче кредита является контролируемой. В этом случае предельная ставка по кредиту для признания расходов составит 7,538 % годовых. Поскольку фактическая ставка по кредиту меньше предельной, организация «Гамма» сможет признать расходы в полном объеме.

Расходы при уступке требования с убытком

Изменения в НК РФ, вступающие в силу с 1 января 2015 года, коснулись и уступки требования с убытком. Наиболее интересные изменения касаются ситуаций, когда уступка произошла до наступления срока платежа.

Напомним, что в 2014 году убыток в этом случае признается в составе расходов только в пределах суммы процентов по долгу, равному доходу от уступки права требования, за период с даты уступки до предусмотренной договором даты платежа. Такие расходы нормируются так же, как и непосредственно расходы в виде процентов (в соответствии с требованиями ст. 269 НК РФ).

С 2015 года порядок меняется. Теперь в этой ситуации можно будет выбрать один из двух вариантов. Первый — признавать расходы в пределах максимальных ставок, указанных в п. 1.2 ст. 269 НК РФ (для рублевых обязательств, напомним, это 180 % ставки рефинансирования в 2015 году и 125 % ставки рефинансирования в 2016 году). Второй из них — применение правил о контролируемых сделках. Иными словами, налогоплательщик может признавать убытки так, как будто он получил заем в сумме, равной доходу от уступки права требования, и договор займа является контролируемой сделкой.

Применяемый вариант нужно закрепить в учетной политике для целей налогообложения.

Второе изменение, которое вступит в силу с 2015 года, касается ситуации, когда продавец товаров (работ, услуг) уступает с убытком право требования к покупателю (заказчику) после наступления срока платежа. Напомним, что в настоящее время убыток признается полностью, но не сразу: на дату уступки права признается лишь половина убытка, а еще половина — через 45 календарных дней. А с 2015 года отсрочка отменяется: весь убыток сразу можно признавать для целей налогообложения.

Например, организация «Бета» реализовала товары за 800 000 рублей. Через месяц после наступления срока платежа, 15 сентября, она уступила право требования долга за 700 000 рублей.

В условиях 2014 года убыток признается в сумме 50 000 рублей 15 сентября и еще 50 000 рублей — 31 октября. Если же уступка произойдет в 2015 году, то весь убыток (100 000 рублей) можно признать уже 15 сентября.

Разумеется, если сделка по уступке права требования признана контролируемой, то доходы от уступки нужно принимать для целей налогообложения с учетом специальных правил определения цен при контролируемых сделках.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector