Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Аудиозапись как доказательство в уголовном процессе

Советы адвоката

Аудиозапись в уголовном процессе — насколько законна? Законность аудиозаписи

Аудиозапись в уголовном процессе — насколько законна?

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п., когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью. На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42, 46-47 УПК РФ, которыми предусмотрено, что «. подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право. представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств».

Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров. Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, т.к. проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу.

Кроме того, ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения.

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда. В данном случае после возбуждения уголовного дела лицо, полагающее, что в ходе предстоящей беседы могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, должно обратиться в органы уголовного преследования с соответствующим заявлением.

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.

При разработке уголовно-процессуального законодательства такая ситуация прямо не была предусмотрена, однако ситуации с предоставлением в правоохранительные органы самолично записанных аудиокассет возникают все чаще и чаще. К сожалению, в большинстве случаев подобные «доказательства» принимаются органами уголовного преследования как соответствующие законодательству и ложатся в основу обвинения, что является недопустимым. Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что в случае скрытого применения научно-технических средств необходимо четко разграничить предусмотренное законодательством представление доказательств со стороны участников уголовного процесса как одно из гарантированных законом средств защиты их прав и свобод, от сбора доказательств, входящего в исключительную компетенцию следственных и судебных органов. В связи с этим полагаю необходимым внесение в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего дополнения — включения императивной нормы, к примеру — «доказательства полученные при помощи скрытного применения научно-технических средств признаются допустимыми, в случаях когда их применение прямо предусмотрено законом».

Являются ли аудиозапись и видеозапись доказательствами в суде?

  • Аудио- и видеозапись как доказательство в гражданском процессе
  • Аудио- и видеозапись как доказательство в арбитражном процессе
  • Аудио- и видеозапись как доказательство в административном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях
  • Аудио- и видеозапись как доказательство в уголовном процессе

Аудио- и видеозапись как доказательство в гражданском процессе

В связи с различиями в подходах к тому, является ли видеозапись доказательством в суде и является ли аудиозапись доказательством, данная тема будет раскрыта применительно к отдельным видам процесса.

О доказательствах в целом читайте в наших статьях по ссылкам:

Рассмотрим статус видео- и аудиозаписи как доказательств в гражданском процессе. В общем о специфике доказывания в гражданском процессе изложено в наших материалах по ссылкам:

В соответствии с ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) доказательством являются сведения о фактах, имеющих значение для дела. При этом согласно абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ эти сведения могут быть получены из аудио- и видеозаписей.

Указанное свидетельствует о возможности представить аудиозапись как доказательство в суде или видеозапись как доказательство в суде. Для того чтобы обосновать то, что аудио- или видеозапись является доказательством в суде, стороне необходимо соблюсти требования ст. 77 ГПК РФ, а именно указать:

  • когда осуществлена запись;
  • кто произвел запись;
  • каковы были условия осуществления записи.

О ведении аудиозаписи в ходе гражданского процесса читайте в нашем материале «Во всех видах гражданского процесса аудиозапись станет обязательной».

Аудио- и видеозапись как доказательство в арбитражном процессе

Вопросам доказательств в арбитражном процессе посвящена гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ). О специфике доказывания в арбитраже подробнее читайте в нашей статье «Доказательства в арбитражном процессе (особенности)».

Аудио- и видеозаписи прямо названы в качестве возможных доказательств по делу в ст. 64 АПК РФ. Согласно ч. 2 ст. 64 АПК РФ применение указанных доказательств допускается наряду с письменными, вещественными доказательствами, свидетельскими показаниями и пр.

ВАЖНО! Расходы на расшифровку аудиозаписи могут быть отнесены к судебным расходам (определение ВС РФ от 02.03.2018 № 305-КГ17-19663 по делу № А40-186845/2015).

Вместе с тем арбитражные суды могут относиться к аудиозаписям критично. Так, аудиозапись не может заменить представление переписки контрагентов и не отвечает в этой связи критерию допустимости, установленному ст. 68 АПК РФ (постановление 6-го ААС от 14.06.2018 № 06АП-1969/2018 по делу № А80-497/2017).

Как было отмечено, видеозаписи также могут являться доказательствами по делу. В частности, видеозаписью был подтвержден факт покупки продукции с изображением свинки Пеппы и словесным обозначением «PEPPA PIG» в споре о компенсации за нарушение исключительных прав (определение ВС РФ от 14.06.2018 № 309-ЭС18-7261 по делу № А60-51309/2017).

Аудио- и видеозапись как доказательство в административном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях

В настоящем разделе будут рассмотрены вопросы признания аудио- и видеозаписей доказательствами по таким нормативным правовым актам, как:

  • Кодекс административного судопроизводства РФ (далее — КАС РФ);
  • Кодекс РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).

В целом о доказывании в рамках административного судопроизводства подробнее читайте в нашей статье «Доказательства в административном судопроизводстве».

Аудио- и видеозаписи прямо отнесены к доказательствам в ч. 2 ст. 59 КАС РФ. Им же непосредственно посвящена ст. 76 КАС РФ. Согласно ч. 1 ст. 76 КАС РФ указанные виды доказательств представляются на электронном или ином носителе.

Допустимость данного вида доказательств определяется, в частности, соблюдением требований ч. 1 ст. 76 КАС РФ об указании, кем, когда и при каких условиях произведена запись (решение Мосгорсуда от 13.09.2016 по делу № 3а-1157/2016).

КоАП РФ относит звуко- и видеозаписи к доказательствам в виде документов (ч. 2 ст. 26.7 КоАП РФ). О вопросах обжалования штрафов с камер видеонаблюдений читайте в нашей статье «Обжалование штрафов с камер наблюдения».

Вопросы, связанные с другими особенными видами доказательств, раскрыты в следующих наших статьях:

Аудио- и видеозапись как доказательство в уголовном процессе

Вопросам доказывания в уголовном процессе посвящен разд. 3 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ). Подробно о видах доказательств в уголовном процессе читайте в нашем материале «Классификация доказательств в уголовном процессе».

Применительно к рассматриваемой теме принципиальными являются следующие положения УПК РФ. Понятие доказательств и их виды обозначены в ст. 74 УПК РФ, согласно ч. 1 которой доказательствами признаются сведения об имеющих значение обстоятельствах.

Несмотря на то, что в перечне, приведенном в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, прямо аудио- и видеоматериалы не перечислены, возможность их принятия в качестве доказательств подтверждается положениями ст. 84 УПК РФ об иных документах.

Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ документы могут фиксировать сведения как письменно, так и в иной форме, в том числе посредством аудио- и видеозаписей. Вместе с тем для того чтобы указанные сведения стали доказательствами по делу, необходимо соблюдение требований к их получению, истребованию и направлению в орган, рассматривающий дело. Такие требования содержатся в ст. 86 УПК РФ о собирании доказательств.

ВАЖНО! Отсутствие провокаций в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий — основание для признания аудиозаписи, полученной при их проведении, надлежащим доказательством по уголовному делу (апелляционное определение ВС РФ от 29.05.2018 № 203-АПУ18-8).

Итак, анализ источников гражданского, арбитражного, уголовного и административного процессуального права, равно как и актуальной судебной практики, подтверждает, что аудио- и видеозаписи являются доказательствами в суде.

Статья оказалась полезной? Подписывайтесь на наш канал RUSЮРИСТ в Яндекс.Дзен!

Доказательство из неизвестного источника

Давно отвергнутые взгляды на оценку судебных экспертиз как на обязанность судьи следовать за экспертом, «как слепой за своим провожатым», начали проникать в правоприменительную практику, распространяясь все шире и принимая все более опасное для правосудия направление. Естественно, никаких наивных заявлений о том, что экспертиза – это супер-доказательство, оцениваемое по иным, нежели прочие доказательства, правилам, не делается (согласно ч. 2 ст. 17 УПК РФ ни одно из доказательств не обладает для суда заранее установленной силой), однако фактически во многих случаях аргументация суда сводится именно к этому.

Отказы судов исследовать доводы защиты о том, что видео- или аудиозапись, на основе которой получены заключение и показания экспертов, является, возможно, производным доказательством, источник которого неизвестен, поражают.

Решений судов, «с порога» отвергающих анализ и критику экспертных заключений, очень много. Заключения по фоноскопическим экспертизам зачастую воспринимаются судами в качестве актов, предрешающих выводы по делу. Суды не проверяют заявления защиты о том, что на экспертизу представлено недопустимое доказательство, не позволяющее установить, содержит ли фонограмма признаки монтажа, копирования или иных изменений, внесенных в процессе звукозаписи или после ее окончания. Приговоры и апелляционные акты содержат «гладкие» фразы о несостоятельности доводов защиты, о том, что выводы экспертов подтверждаются собранными по делу доказательствами, а также другие привычные формулировки, звучащие как мантры, поскольку они не имеют прямого отношения к конкретным аргументам и не пытаются их опровергнуть.

С момента появления в уголовном процессе цифровой записи у ученых и практиков возникали сомнения в возможности ее использования в качестве доказательства. С тех пор появилось множество научных публикаций, учебных пособий, учебников. Теперь уже никто не сомневается, что цифровая запись может быть доказательством, установление достоверности которого требует в то же время особой процедуры и специальных навыков, обусловленных «особенностями цифровой записи речевого сигнала и расширившимися возможностями фальсификации доказательств, сокрытия следов монтажа и иных изменений первоначального содержания фонограмм» 1 .

В связи с этим возникают вопросы: должен ли судья, оценивая основанные на электронных доказательствах экспертные заключения, проверять, обеспечивалась ли сохранность цифровой информации до попадания на компьютер и в процессе копирования? Возможно, эксперты, исследующие изготовленную другими лицами копию фонограммы, вправе утверждать об отсутствии вмешательства в оригинальную запись?

Ответы на эти вопросы содержатся в общей теории доказательств, а также в правовых нормах и подзаконных актах.

В частности, в Приказе ФСБ России от 23 июня 2011 г. № 277 (ред. от 4 декабря 2017 г.) «Об организации производства судебных экспертиз в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности» указаны решаемые при производстве фонографических экспертиз типовые задачи, среди которых установление наличия или отсутствия признаков монтажа или иных изменений фонограмм, а также их оригинальности или копирования.

Исследователи, специализирующиеся на вопросах доказывания с помощью электронных доказательств, подчеркивают: «проверяемость (верифицируемость) является основополагающим свойством доказательства, содержащего электронную информацию» 2 . Суд не вправе при заявлении подсудимого об искажении аудио- и видеозаписи поверить на слово оперативному сотруднику или следователю, равно как и следователь не может в качестве свидетеля дополнить или уточнить составленный им протокол допроса, или оперативный сотрудник, производивший неотложные следственные действия, не может быть допрошен о том, в чем ему признался задержанный. Таким образом, установление первоначального доказательства – цифровой аудио- или видеозаписи – возможно только путем непосредственного исследования этого доказательства или источника и процедуры получения копии.

Одна из наиболее авторитетных специалистов в области речеведческих экспертиз, профессор Елена Галяшина отметила, что «возможности фоноскопической экспертизы для установления достоверности копий фонограмм, происхождение которых процессуально не установлено, а процедура копирования не документирована, – ограничены. Задача же установления верности копий оригиналам при отсутствии последних становится практически неразрешимой, так как отсутствие на фонограмме-копии признаков монтажа не значит, что указанные признаки отсутствуют на фонограмме-оригинале» 3 .

Поскольку непосредственно на CD-диск записать переговоры или сделать аудио- или видеозапись невозможно, очевидно, что диск является копией. В случаях, когда защита настаивает на представлении суду оригинальной записи, как правило, выясняется, что диск (или иной носитель информации) изготовлен неизвестным лицом, на неизвестной аппаратуре и часто при неизвестных обстоятельствах. Даже если на представленной следствию и суду копии действительно отсутствуют следы вмешательства, это не позволяет утверждать, что оно не осуществлялось в процессе копирования.

К положениям приговора, подтверждающим надлежащее удостоверение представленных для фонографического экспертного исследования материалов, нередко добавляются доводы оперативных работников о государственной секретности записывающей аппаратуры и способов перенесения информации на представленные суду носители, что исключает их исследование в заседании.

Какие доводы может привести адвокат, возражая против подобных обоснований допустимости представленных доказательств?

Если полученная в ходе ОРМ первоначальная аудио- или видеозапись сделана на устройство, сведения о котором отнесены к государственной тайне, а копия рассекречена, без проверки исходного файла обойтись невозможно, так как с помощью допроса следователя или оперативного сотрудника установить, имело ли место вмешательство в первоначальное доказательство, является ли предоставленная копия модифицированной, полученной при обработке исходного материала и его конвертировании в иной формат, невозможно.

Нормативная регламентация работы суда с государственными секретами давно и хорошо известна. Средствами обеспечения гостайны в различных видах судопроизводства могут выступать, помимо прочего, проведение закрытого судебного заседания, предупреждение участников процесса о неразглашении гостайны, ставшей им известной в связи с производством по делу, а также уголовная ответственность за ее разглашение. Все указанные механизмы используются на практике, оснований не применять их для исследования законности получения доказательства нет.

Нежелание судей соблюдать нормативные предписания при исследовании и анализе фоноскопических экспертиз ведет к вынесению неправосудных решений. Не выявленные в заседании ошибки назначения и производства таких экспертиз впоследствии многократно тиражируются. Вступивший в силу приговор позволяет правоприменителям, функционирующим на разных стадиях процесса, снова и снова допускать одни и те же ошибки. Недостаточно компетентные эксперты продолжают игнорировать произвольно сделанные «нарезки» записей, давать заключения об отсутствии модификаций, монтажа, не указывать, что цифровая запись несет следы пребывания на компьютере, а оригинал отсутствует, и т.п. Судьи, изучая опубликованные судебные акты коллег, получают подтверждение правомерности практики воспроизведения в приговорах выводов так называемых «экспертов».

Но самое страшное, на мой взгляд, – формирование у адвокатов-защитников, приглашающих компетентных специалистов и сталкивающихся не только с эмоциональной недоступностью судей, но и с явно демонстрируемым в заседании и судебных актах нежеланием отступать от линии обвинения, «выученной беспомощности».

Тем не менее адвокатам есть на что опереться (в частности, на положения УПК РФ, практику ЕСПЧ, связанную с применением правила о недопустимости производных доказательств Hearsay (правовую модель), ведомственные акты, регулирующие производство фоноскопических экспертиз) при обосновании опасности использования без надлежащей проверки непервичных аудио- и видеозаписей, в которых искажения могут быть связаны даже с техническими сбоями, не говоря уже об ошибках и неправомерных действиях. Понятно, что на основе модифицированных фонограмм кроме фоноскопической могут быть проведены другие экспертизы, «плоды» которых также в итоге будут «отравлены». По каждому отдельному делу даже опытным адвокатам зачастую не удается добиться справедливого судебного разбирательства.

Единственный способ преодоления сложившейся негативной тенденции, как мне представляется, – адвокаты должны объединиться и собрать информацию по рассмотренным делам. Этот массив типичных случаев и судебных решений станет доказательством сложившейся правоприменительной практики. С такими данными можно будет предпринять решительные шаги для изменения подходов – например, направить официальное обращение в Верховный Суд РФ, в РАН с просьбой проверить научность экспертных заключений, в государственные экспертные учреждения – в частности, РФЦСЭ при Минюсте России. Официальные запросы, опирающиеся на подтвержденное использование недопустимых доказательств при постановлении приговоров, источники получения которых не исследованы, информирование об этом общественности – все это способно повлиять на исправление сложившейся ситуации.

1 Галяшина Е.И. Цифровые фонограммы как доказательства // «Эксперт-криминалист», 2008, № 3. С. 3.

2 Пастухов П.С. Модернизация уголовно-процессуального доказывания в условиях информационного общества: автореферат дис. . д-ра юрид. наук. М., 2015. С. 12.

3 Галяшина Е.И. Речеведческие экспертизы в судопроизводстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. № 12. С. 15.

Является ли аудиозапись доказательством в суде?

Современные технологии позволяют без проблем записывать не только живую речь, но и телефонные разговоры через мобильный телефон. Чтобы доказать свою правоту, некоторые приносят на судебное разбирательство файлы на мобильных телефонах, картах памяти или диктофонах. Является ли аудиозапись доказательством в суде в уголовном деле – вопрос, который следует детально изучить. В зависимости от обстоятельств, аудиодоказательства могут использоваться во время судебного разбирательства либо нет.

В каких случаях прибегают к использованию аудиодоказательства?

Считается ли аудиозапись доказательством в уголовном процессе, хорошо знают юристы. Подобные аудиоматериалы могут использоваться во время разбирательства. Аудиозапись на мобильный телефон – это такое же вещественное доказательство, как письменное свидетельство, которое помогает опровергнуть или подтвердить произошедшее событие.

Предоставление аудиоматериала в суд часто взаимосвязано с:

  • вымогательством;
  • попыткой зафиксировать с помощью цифровой записи признание долга;
  • желанием доказать, что действия определенных должностных лиц были незаконными;
  • совершением действий, значимых юридически, которые осуществляются под давлением.

Тем, кого интересует, можно ли использовать аудиозапись в суде, стоит учитывать, что последняя будет приложена к делу только, если получена законно. Недопустимыми в деле считаются доказательства, которые были получены против воли второй стороны и содержат подробности личной жизни. У экспертов не должно быть сомнений относительно подлинности аудиоматериала. Поэтому может ли аудиозапись быть доказательством, решает судья. Если участником процесса использовался смартфон, последний должен быть предоставлен экспертам.

Служить доказательством может компакт-диск. Суды принимают также информацию на USB-накопителе и других цифровых носителях. Можно ли предоставить материал в таком виде, будет зависеть от наличия первоисточника. При его отсутствии, гражданина скорей всего ждет признание аудиозаписи недопустимым доказательством.

Можно ли тайно записывать разговор?

Запись без предупреждения является противозаконной. Если она делалась третьим лицом, допустимым такое доказательство суд не сочтет. Некоторые интересуются, принимается ли подобный аудиоматериал в виде исключения. В отдельных случаях к делу, действительно, может быть приложена такая запись.

В законе нет ничего о том, что необходимо предупреждать о проведении звукозаписи. Поэтому записывать свой разговор с собеседником допускается и это не считается преступлением. Исключением является звукозапись разговора на тему личной жизни, где затрагиваются интимные подробности и т. д. Переговоры делового характера можно зафиксировать на обычный диктофон.

Если же используются специальные средства для прослушивания, это является правонарушением. Допускается записывать все, что касается трудовых вопросов. Материалы не должны нарушать неприкосновенности личной жизни. В противном случае использование аудиозаписи будет недопустимым.

Как приложить аудиозапись в качестве доказательства в суде?

Разобравшись, принимает ли суд запись, следует также понять, как приобщить последнюю к делу. Необходимо составить заявление, а аудиодоказательство должно быть качественным. Следует также придерживаться нескольких условий:

  • Если материал был получен скрытым образом, необходимо пояснить важность приобщения доказательства. В противном случае последнее не будет приложено к делу.
  • В аудиофайле должна присутствовать информация о человеке, который записывал, а также условиях звукозаписи и времени.
  • К ходатайству нужно приложить расшифровку материала в виде текста.
  • К делу приобщается диск или карта памяти. Использовать смартфон или диктофон довольно неудобно.
  • Запись-первоисточник лучше не удалять до конца разбирательства. Иногда для подтверждения подлинности может потребоваться устройство, с которого была произведена запись.

Проводить экспертизу на подлинность не обязательно. Доказывать, что в материале нет следов монтажа, не нужно. В последнее время подобные аудиодоказательства часто приобщаются к делам. В большинстве случаев они принимаются.

Некоторые интересуются, как оспорить аудиозапись в суде. Чтобы сделать это, потребуется доказать, что материал нельзя использовать. Нужна экспертиза, которая позволит проверить голоса, записанные на диктофон.

Специалист должен изучить файл на наличие монтажа. Если в записи найдутся погрешности, у второй стороны есть возможность оспорить аудиодоказательство. Чтобы добиться желаемого результата, потребуется заключение экспертизы и помощь опытного адвоката.

Записывая на смартфон беседу, нужно помнить о неприкосновенности личной жизни. В противном случае такой файл не будет учитываться Следует также позаботиться о качестве аудиодорожки. Ее исключат из дела, если связь плохая, а голоса плохо слышно.

голоса
Рейтинг статьи
Читать еще:  В каких случаях юридическая помощь оказывается бесплатно
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector