Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Понятие и признаки незаконного предпринимательства

Понятие незаконного предпринимательства как преступления

Аистова Л., доцент Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук.

Статья 171 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за незаконное предпринимательство, относится к числу наиболее спорных. До настоящего времени не сложилось четкого представления, к каким именно деяниям применима эта норма. Нет единого мнения и относительно характеристики отдельных элементов состава преступления, особенно об объекте преступления.

По мнению одних авторов, а их большинство, объектом незаконного предпринимательства является нормальная экономическая деятельность; по мнению других — порядок осуществления предпринимательской деятельности. Сторонники первой точки зрения связывают незаконное предпринимательство с незаконными видами деятельности, принимая во внимание название статьи.

Однако диспозиция ст. 171 по своему содержанию уже названия статьи, ибо в ней речь идет не о занятии предпринимательской деятельностью в целом или об осуществлении какого-либо вида предпринимательской деятельности, а лишь о занятии любым видом предпринимательской деятельности с нарушением установленного законом порядка ее осуществления. Поэтому следует признать, что объектом незаконного предпринимательства является именно порядок осуществления предпринимательской деятельности.

Предпринимательская деятельность — это особого рода экономическая деятельность, направленная на удовлетворение потребностей рынка, интересов потребителей. Отсюда следует, что незаконные, преступные по своей сути виды деятельности к составу незаконного предпринимательства отношения не имеют.

Предмет предпринимательской деятельности — товары, работы, услуги, которые предприниматель предлагает рынку с целью удовлетворения интересов потребителей и систематического получения прибыли. Поэтому фальсифицированные товары, например ликероводочные изделия, лекарственные или фармацевтические препараты, «мнимые» услуги, не являются предметом предпринимательской деятельности. Их производство, реализация, оказание «мнимых» услуг не относятся к предпринимательской деятельности.

Естественно, что подобного рода деятельность не может быть ни зарегистрирована, ни лицензирована, а лица, занимающиеся ею, совершают мошеннические сделки с использованием предпринимательских структур.

Если же деятельность носит общественно полезный характер, обладает всеми признаками предпринимательской, то незаконной она признается только лишь потому, что осуществляется с нарушением действующего порядка ее регистрации и лицензирования. Общественная опасность такого предпринимательства заключается в потере государственного контроля над ним, в уходе предпринимателей в «теневую» экономику. При этом мотивы и цели такого «ухода» могут быть самыми различными и не всегда связаны с преступными проявлениями.

Немало проблем возникает и при установлении признаков объективной стороны. Но если ранее были сложности лишь с определением понятий «крупный ущерб» и «извлечение дохода в крупном размере» как условий привлечения к уголовной ответственности, теперь требует уточнения такой признак, как «нарушение правил регистрации».

Эта новелла не повлекла усиления уголовной ответственности за незаконное предпринимательство, наоборот, сделала еще более проблематичным привлечение к ответственности по ст. 171. Следует заметить, что каких-либо особых правил регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей не существует. Действующие нормативные акты определяют порядок регистрации юридических и физических лиц в качестве предпринимателей. Возникает вопрос: будут ли приняты специальные нормативные акты, содержащие правила регистрации, или под правилами понимается тот порядок регистрации, который уже определен соответствующими нормативными актами? С позиции грамматического толкования понятия «порядок» и «правила» не идентичны, каждое из них имеет свое смысловое значение.

Но поскольку вслед за изменением диспозиции ст. 171 не было принято дополнительных нормативных актов, устанавливающих правил регистрации, можно сделать вывод, что речь идет все-таки о нарушении установленного порядка регистрации субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

Сложным остается вопрос толкования понятия «причинение крупного ущерба». Еще не выработано единого подхода к его исчислению. В примечании к ст. 169 УК определена только сумма такого ущерба.

Возникла и еще одна проблема. После внесенных в ст. 171 дополнений конструкция ее весьма осложнилась. В ней дважды, через союз «или», употребляется понятие «осуществление предпринимательской деятельности». Диспозиция статьи оказалась как бы разделенной на две части.

Первая часть — «осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения».

После союза «либо» можно выделить вторую часть — «осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере».

Ко всем ли деяниям, предусмотренным диспозицией ст. 171, относятся эти условия, т.е. причинение крупного ущерба и извлечение дохода в крупном размере?

Можно ли признать, что осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, является достаточным основанием для привлечения к уголовной ответственности? Если да, то ни извлечения дохода в крупном размере, ни причинения крупного ущерба не потребуется.

Но тогда возникает проблема целесообразности уголовной ответственности за эти деяния, поскольку есть соответствующее гражданское и административное законодательство, направленное на борьбу с этими правонарушениями.

Осуществление же предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, — деяние самостоятельное. Оно может причинить крупный ущерб, который можно установить и который находится в причинной связи с деянием, чего нельзя сказать об осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации. В этом случае установить причинную связь между деянием и причинением крупного ущерба практически невозможно.

Исходя из значения союза «либо» как разделительного предположить наличие двух составов в диспозиции ч. 1 ст. 171 вполне допустимо.

Институт лицензирования относится к институтам гражданского права. За нарушение положений, связанных с лицензированием, существует как гражданско-правовая, так и административная ответственность с весьма жесткими санкциями.

Предпринимательские отношения — это договорные отношения. В случае нарушения одной из сторон требований закона сделка может быть признана недействительной со всеми вытекающими последствиями (ст. 179 ГК). Уголовная ответственность здесь представляется излишней, так как нормы гражданского права в данном случае более эффективно защищают порядок осуществления предпринимательской деятельности.

Криминализирующие же факторы — причинение крупного ущерба либо извлечение дохода в крупном размере — из-за отсутствия четкого представления об их сущности не способствуют эффективной защите предпринимательских отношений.

Кроме того, возникает вопрос: почему извлечение дохода в крупном размере должно выступать в качестве условия уголовной ответственности? Статья 2 ГК РФ дает определение предпринимательской деятельности. В качестве одного из ее признаков названа направленность на систематическое извлечение прибыли. Если же экономическая деятельность не направлена на систематическое извлечение прибыли, то она не может быть признана предпринимательской.

Если же вид деятельности незаконный, то это не предпринимательство. В этом случае должны быть задействованы другие нормы как гражданского права, так и уголовного, но не ст. 171 УК.

Читать еще:  Как составить заявление в прокуратуру о невыплате алиментов

Проблема есть и в определении понятия «ущерб» при незаконном предпринимательстве. И хотя законодатель в примечании к ст. 169 УК определил сумму такого ущерба, не решен главный вопрос — что понимать под ущербом при осуществлении предпринимательской деятельности без лицензии или с нарушением условий либо требований лицензирования либо без регистрации и связан ли ущерб именно с этими правонарушениями. Именно этим объясняется тот факт, что, как свидетельствует следственная и судебная практика, уголовные дела по ст. 171 УК возбуждаются по большей части в связи с извлечением дохода в крупном размере, а не с причинением крупного ущерба.

Нельзя не обратить внимание на то, что ущерб, причиненный государству или организации в результате осуществления предпринимательской деятельности, может быть возмещен и в гражданско-правовом порядке. Если же он причинен гражданину как потребителю, то этот ущерб может быть возмещен на основании Закона «О защите прав потребителей». Причем не требуется установление вины предпринимателя, что обязательно при установлении субъективной стороны преступления.

Однако лицо, освобожденное от уголовной ответственности при недоказанности вины, не может нести ответственность в гражданско-правовом порядке и практически остается безнаказанным.

На основании изложенного можно сделать вывод: уголовная ответственность за незаконное предпринимательство представляется нецелесообразной либо диспозиция ст. 171 УК РФ во всяком случае требует серьезной реконструкции.

Признаки незаконной предпринимательской деятельности в уголовном праве

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 28.12.2019 2019-12-28

Статья просмотрена: 1230 раз

Библиографическое описание:

Луцков, М. В. Признаки незаконной предпринимательской деятельности в уголовном праве / М. В. Луцков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 52 (290). — С. 137-139. — URL: https://moluch.ru/archive/290/65825/ (дата обращения: 04.09.2021).

В статье рассмотрены признаки предпринимательской деятельности в соответствии с гражданским законодательством, особое внимание уделено исследованию признаков незаконного предпринимательства в доктрине уголовного права, дана краткая характеристика способов осуществления незаконной предпринимательской деятельности, подтвержденная материалами судебной практики.

Ключевые слова: незаконное предпринимательство, признаки предпринимательской деятельности, государственная регистрация, лицензирование, крупный ущерб, доход в крупном размере.

Незаконное предпринимательство как вид уголовно-наказуемой деятельности стал известен законодательству российского государства сравнительно давно. Ответственность за осуществление предпринимательской деятельности в противовес законным требованиям была известна законодательству имперского периода, советского периода, а затем и современного периода развития нашего государства. На сегодняшний день Уголовный кодекс РФ (далее — УК РФ) содержит ст.171 «Незаконное предпринимательство». Следует отметить, что с момента принятия УК РФ в 1996г. прошло уже более двадцати лет, на протяжении которых неоднократно были внесены изменения в ст.171 УК РФ. Так, первые изменения были внесены Федеральным законом в 2003 году [10], который уточнил размеры наказаний за незаконное предпринимательство (ответственность в МРОТах более не предусматривалась, размер определялся в рублях), а также увеличил сроки, на которые могли быть привлечены лица к ответственности за совершенное преступление. Последующее изменение 2004 года [11] коснулось определения крупного и особо крупного размера доходов, в связи с чем, примечание ст.171 УК РФ, определяющее закрепление данных категорий, было признано утратившим силу. Последующие изменения были внесены в 2011, 2017 и 2019 гг., последнее из которых вступает в силу с 27 июля 2020 года. [12] Все они направлены на совершенствование норм об уголовной ответственности за незаконное предпринимательство и удовлетворение реалиям современной жизни.

Что же следует понимать под незаконным предпринимательством в настоящее время? В соответствии с действующим российским законодательством, любой гражданин имеет право заняться предпринимательской деятельностью, но при этом необходимо соблюсти требования, предъявляемые законодателем для ее законного осуществления. Под предпринимательством, согласно нормам гражданского права, понимается такая деятельность в сфере экономики, которая осуществляется лицами на свой риск, направлена на систематические извлечение прибыли в результате использования имущества, продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг, при условии, что данные лица зарегистрированы в качестве предпринимателей в установленном законом порядке. [2, С.16–17] При этом не обязательно создавать организации (юридические лица) для занятия таковой деятельностью. Однако, если создается юридическое лицо, то оно должно пройти государственную регистрацию. Следует отметить, что понятие «предпринимательская деятельность» является межотраслевым понятием, к которому обращаются и другие отрасли права, в первую очередь уголовное право. Итак, законная предпринимательская деятельность, это деятельность, обладающая четырьмя основными признаками:

  1. Б лицом, имеющим на то законные основания.

Верховный Суд РФ обращает внимание на то, что, выявляя деяния, имеющие признаки состава преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ, необходимо определить, соответствуют ли данные виды деятельности признакам предпринимательской деятельности, указанным в п.1 ст.2 ГК РФ. [4]

Незаконное предпринимательство предполагает осуществление предпринимательской деятельности в нарушение нормативных предписаний, регламентирующих предпринимательскую деятельность, что влечет за собой привлечение к уголовной или административной ответственности.

В соответствии с п.1 ст.171 УК РФ «Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, за исключением случаев, предусмотренных ст.171.3 Кодекса» является уголовно наказуемой.

Как видно из содержания статьи, одним из признаков незаконного предпринимательства является отсутствие регистрации предпринимателя в установленном порядке. Государственная регистрация предпринимателя и юридического лица позволяют государству осуществлять контроль за предпринимательской деятельностью, и в первую очередь, по уплате налогов. Указанный признак является основной объективной стороны исследуемого преступления.

В тоже время, следует отметить, что невыполнение требований законодательства, предъявляемых к предпринимательству, не говорит о том, что данная деятельность не является предпринимательской. Наоборот, такая деятельность становится незаконной, но не перестает быть предпринимательской, а сам факт государственной регистрации не является сущностным признаком предпринимательской деятельности. [8, С.12–13]

Порядок регистрации осуществляется в соответствии с нормами Гражданского кодекса РФ, ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Указанные нормативные правовые акты закрепили положение, что отдельные виды деятельности могут осуществляться только, если у лица имеется специальное разрешение — лицензия. Перечень таких видов деятельности определен ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» и подзаконными актами.

Так, приговором Егорьевского городского суда Московской области от 20 июля 2018 г. Болдин В. С. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.171 УК РФ. Болдин В. С. совершил осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере. Болдин В. С., по сведениям налогового органа, не являлся индивидуальным предпринимателем, не являлся учредителем (руководителем) какого-либо юридического лица. В суде было установлено, что Болдин В. С. действовал с преступным умыслом, преследовал корыстную цель, осознавал повышенную опасность своих действий и желал их совершить. Болдин В. С. самостоятельно незаконно осуществлял деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от выполнения работ электромонтажных работ электропринимающих устройств, расположенных в домах садоводческих товариществ. В результате Болдин А. С. от указанной деятельности извлек доход в особо крупном размере на общую сумму не менее 9 324 500 рублей. [6]

Читать еще:  Коллектив против руководителя что делать

Отсутствие лицензии на осуществление определенного вида предпринимательской деятельности также является основанием для привлечения к уголовной ответственности. Так, например, директор МП «ЖКХ» был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.171 ч. 1 УК РФ. Являясь руководителем юридического лица, он заключал договоры с другими организациями на сбор, использование, обезвреживание, транспортирование и размещение опасных отходов, не имея на это лицензии, но заведомо зная, что для указанного вида деятельности лицензия является обязательной. Суд установил, что директор МП «ЖКХ» имел преступный умысел на осуществление предпринимательской деятельности без лицензии с целью систематического получения прибыли от выполнения работ и оказания услуг в крупном размере от деятельности управляемого им предприятия, осуществляющего предпринимательскую деятельность. Он незаконной предпринимательской деятельности предприятие получило прибыль в сумме 2 310 167 рублей, что является крупным размером. [5]

Незаконность предпринимательской деятельности, влекущей уголовную ответственность, требует наличия определенных на то оснований. Так, ученые утверждают, что предпринимательская деятельность должна признаваться незаконной, если она осуществляется:

  1. в то время, когда имелся отказ в государственной регистрации регистрирующего органа, и он находится на стадии обжалования в суде, либо если государственная регистрация была аннулирована судом, но лицо продолжает вопреки этому осуществлять предпринимательскую деятельность;
  2. если предпринимательская деятельность продолжает вестись юридическим лицом после его ликвидации, либо физическим лицом после прекращения свидетельства о государственной регистрации;
  3. если предпринимательская деятельность продолжает вестись после того, как лицо было лишено лицензии на ведение соответствующего вида деятельности или истек срок действия такой лицензии;
  4. если предпринимательская деятельность, подлежащая лицензированию, ведется, но положительный ответ лицензирующего органа не был получен лицом, осуществляющим лицензируемый вид предпринимательской деятельности;
  5. если предпринимательская деятельность осуществляется лицом по лицензии, которая была выдана иному лицу, либо лицензируемая деятельность осуществляется за пределами территории, указанной в имеющейся у предпринимателя лицензии. [9, С.278–279].

Так, например, Приговором Электростальского городского суда Московской области от 26 марта 2019 г. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст.171 ч.2 п. «б» УК РФ гр.Алейникова, являвшаяся руководителем ООО, осуществлявшим незаконную предпринимательскую деятельность, связанную с эксплуатацией взрывопожароопасного производственного объекта без специального разрешения. Лицензию на указанный вид деятельности она не получила в связи с выявленными нарушениями в предоставленных документах, 05.05.2015 была уведомлена об отказе в выдаче лицензии. Но, действуя умышленно, из корыстных побуждений, желая получить доход, в нарушение законодательства, с 01.05.2016 года по 31.03.2017 осуществляла незаконную предпринимательскую деятельность, эксплуатируя данный участок. В результате, получила незаконно доход 17 081 220 руб., что является извлечением дохода в особо крупном размере. [7]

Следует обратить особое внимание на то, что не всегда выдача лицензии на осуществление того или иного вида деятельности свидетельствует о наличии в действиях лица предпринимательской деятельности. Следует правильно понимать сущность предпринимательской деятельности для того, чтобы исключить ошибки правоприменителей. Иными словами, не все те виды деятельности, которые подлежат лицензированию, автоматически относятся к предпринимательской деятельности. [1, С.10–11]

До 2011 г. диспозиция ст.171 УК РФ не содержала указание на причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству, или сопряжено с доходом в крупном размере. После внесения изменений видно, что уголовная ответственность может наступить (при несоблюдении требований о госрегистрации и лицензировании) только если данное деяние причинило крупный ущерб указанным лицам, или извлекло доход в крупном размере, при меньшем доходе, соответственно, уголовная ответственность не наступает. В этой связи в науке уголовного права высказывается предложение ввести административную преюдицию, т. е. привлечение к уголовной ответственности при совершении повторного административного правонарушения в сфере незаконного предпринимательства [3].

Таким образом, предпринимательская деятельность обладает признаками самостоятельности, осуществления на свой риск, систематическое получение прибыли. Определяя наличие признаков состава преступления необходимо учитывать, что все эти признаки должны иметь место в деятельности лица одновременно. При наличии установленных признаков предпринимательства отсутствие государственной регистрации, лицензии на ведение той или иной деятельности и причинение крупного ущерба (или дохода в крупном размере), лицо привлекается к уголовной ответственности по ст.171 УК РФ. Незаконное предпринимательство по своей сути нарушает принцип законности экономической деятельности, дестабилизирует контрольную функцию государства по пополнению бюджета налоговыми отчислениями, что составляет общественную опасность данного преступления.

  1. Аистова Л. С. Незаконное предпринимательство и смежные составы: учебное пособие. СПб.: СПб юрид. ин-т Генеральной прокуратуры РФ, 2005. 124с.
  2. Кирпичев А. Е. Предпринимательское право: курс лекций. М.: Российский государственный университет правосудия, 2017. 148с.
  3. Лукин В. К., Петров Д. В. Основные уголовно-правовые характеристики незаконного предпринимательства как вида преступления в сфере экономики // Вестник Академии знаний. — 2016. — № 2(17). — С. 22–26.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве» (с изм.и доп. от 07.07.2015) // Бюллетень Верховного суда РФ. — 2005. — № 1.

Признаки незаконного предпринимательства

А. ГОРЕЛОВ
А. Горелов, кандидат юридических наук.
Применяя норму уголовного закона об ответственности за незаконное предпринимательство, следствие и суд нередко сталкиваются с проблемой существенного противоречия между уголовным и гражданско-правовым понятиями предпринимательской деятельности.
Так, ст. 171 УК РФ, раскрывая понятие незаконного предпринимательства, называет одним из его элементов осуществление предпринимательской деятельности без регистрации. Но, обратившись к гражданскому законодательству, дающему определение предпринимательской деятельности, увидим, что в ст. 2 ГК под предпринимательством понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Главное, что обращает на себя внимание: для того чтобы «заслужить звание» предпринимательской, деятельность, соответствующая иным выдвигаемым законом условиям, должна осуществляться лицами, зарегистрированными в соответствующем качестве.
Итак, обнаруживается логико-правовой парадокс: незаконное предпринимательство, осуществляемое в том числе и без регистрации, — это прежде всего деятельность предпринимательская, которая по самому своему определению должна быть зарегистрирована. На это явное, казалось бы, несоответствие в последнее время стали обращать внимание адвокаты лиц, обвиняемых в том, что занимались предпринимательской деятельностью без регистрации. Действия своих подзащитных они считают непреступными. Понятно, что, согласившись с защитниками, мы тем самым ограничим действие ст. 171 УК РФ.
Похожая ситуация сложилась и при применении специальной по отношению к ст. 171 УК нормы — ст. 172 УК, в которой понятие незаконной банковской деятельности (банковских операций) также раскрывается посредством обращения к понятию банковской деятельности, содержащемуся в отраслевом — банковском — законодательстве. Правоприменители, ссылаясь вслед за некоторыми учеными на ст. ст. 1 и 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», полагают, что незаконная банковская деятельность может вестись исключительно кредитными организациями. С их точки зрения, не подлежит уголовной ответственности не представляющее никакую кредитную организацию лицо, которое, предположим, занимается незарегистрированной куплей-продажей иностранной валюты в наличной и безналичной формах (так называемые «левые» обменные пункты). Однако и в первом, и во втором случае можно, как представляется, говорить о неосновательности ограничения действия ст. ст. 171 и 172 УК.
Для разрешения проблемы представляется необходимым сослаться на правило, выработанное теорией права и закрепленное в ст. 11 Налогового кодекса РФ. Согласно этому правилу институты, понятия и термины той или иной отрасли законодательства, используемые в конкретном нормативном акте, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено указанным нормативным актом. Таким образом, думается, будет устранено противоречие, если установлено, что в уголовном законе используется самостоятельное определение обсуждаемого института и правоприменитель, стало быть, жестко не связан с дефиницией, содержащейся в гражданском законе.
Для подобного вывода следует сослаться на высказанную в литературе точку зрения о том, что такие перечисленные в ст. 2 ГК признаки предпринимательской деятельности, как самостоятельность, осуществление ее на свой риск, направленность на систематическое получение прибыли, определяют саму природу предпринимательства, тогда как указание на обязательную регистрацию лиц, ведущих предпринимательскую деятельность, предлагается называть условием признания предпринимательской деятельности законной.
Уточняя данную точку зрения, можно предложить делить признаки предпринимательства на содержательные и формальные, относя к числу последних не только требование регистрации этой деятельности, но и установление законодателем в некоторых случаях форм этой деятельности. Так, применительно к банковской деятельности ее содержательные признаки совпадают с признаками деятельности предпринимательской. А вот к числу формальных признаков добавляется осуществление ее только юридическими лицами, зарегистрированными в качестве кредитных организаций и получившими соответствующую лицензию. О формальных признаках предпринимательства говорить методологически более точно, нежели об условии признания деятельности законной. Кроме того, и в этом случае от отсутствия либо наличия данного признака зависит признание деятельности законной либо незаконной.
Итак, если отсутствуют содержательные признаки (цель получения прибыли и др.), деятельность нельзя расценить как предпринимательскую. А вот если нет признаков формальных, деятельность по своему содержанию вполне отвечает понятию предпринимательской (банковской), но не может быть признана законной. В уголовном же законе речь идет о предпринимательской по существу, но незаконной по форме деятельности. Таким образом, уголовный закон берет из гражданского права не все, а только содержательные признаки предпринимательства. В подтверждение заключения о том, что из контекста следует использование в уголовном законе несколько иного понятия, определяющего предпринимательскую деятельность, свидетельствует также и ст. 169 УК, которая говорит о воспрепятствовании не всякой предпринимательской, а именно законной предпринимательской деятельности.
Из сказанного следует два вывода, важных и для определения круга субъектов преступления, предусмотренных ст. ст. 171 и 172 УК РФ, имеющих серьезное значение для следственной и судебной практики. Во-первых, при вменении в вину состава незаконного предпринимательства уголовной ответственности подлежит и то лицо, которое, не будучи зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя и не представляя зарегистрированную организацию, выполняет действия, описанные в соответствующей норме уголовного закона. Во-вторых, круг лиц, могущих нести ответственность за незаконную банковскую деятельность, не ограничивается работниками кредитной организации, субъект данного преступления — общий.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

Читать еще:  Понятие налога и сбора по нк рф

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 02.12.1990 N 395-1
«О БАНКАХ И БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
«НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 31.07.1998 N 146-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 16.07.1998)
Законность, N 4, 2003

Незаконная коммерческая деятельность: состав и виды преступления по УК РФ

Легальная предпринимательская деятельность – деятельность субъекта хозяйствования, который в установленном государством порядке прошел регистрацию, осуществляемая им на постоянной основе и с целью получения дохода. Отсюда вытекает, что деятельность без регистрации или каким-либо другим образом не соответствующая требованиям закона это незаконное предпринимательство.

Признаки и виды незаконного предпринимательства

Признаки незаконной предпринимательской деятельности, при наличии которых правоохранительные структуры могут заинтересоваться организацией работ и оказанием услуг определенной фирмой:

  • не регулярное осуществление деятельности;
  • чрезмерное обогащение при невозможности объяснить и подтвердить законность получения высоких доходов;
  • отсутствие регистрации либо получение ее с нарушениями законодательства;
  • отсутствие лицензии на деятельность в случаях, когда ее наличие обязательно;
  • использование труда третьих лиц без соответствующего официального оформления трудовых отношений и выплаты зарплаты с отчислениями в государственные фонды.

Незаконное участие в предпринимательской деятельности может осуществляться следующими способами:

  1. Осуществление деятельности без предварительной регистрации субъекта в налоговых органах. Закон устанавливает, что такая регистрация позволяет защищать права потребителей, пополнять казну за счет отчислений и налогов, а также контролировать законность осуществляемой деятельности.
  2. Осуществление деятельности, выходящей за рамки той, для которой был открыт бизнес. При регистрации субъекта в регистрационных документах в обязательном порядке указывается вид деятельности, для осуществления которой регистрируется юридическое лицо. Нарушением будет считаться умышленное или неумышленное несоблюдение дозволенных границ и лицензионных требований.
  3. Осуществление деятельности без лицензии в том случае, когда получение такого разрешения по закону считается обязательным. Существуют определенные виды деятельности, которые подлежат лицензированию. Получение лицензии подтверждает прохождение субъектом дополнительной проверки в той сфере, которая требует более пристального контроля со стороны государства (медицина, инвестиции, страхование, международные перевозки и т.д.).
  4. Фиктивное предпринимательство – это незаконная коммерческая деятельность, осуществляемая с целью «отмывания» доходов, полученных преступным путем либо с целью уклонения от уплаты налоговых обязательств. Главным признаком фиктивного предпринимательства считается наличие прямого умысла, т.е. лицо отлично знает, что действует вне закона, но продолжает так делать с целью извлечения собственных выгод.

Субъектом незаконной коммерческой деятельности может быть как физическое, так и юридическое лицо, в том числе некоммерческие организации и политические партии, которым в принципе по закону запрещено занятие такой деятельностью. Особым субъектом является организованная группа, создание которой всегда влечет уголовную ответственность.

Уголовная ответственность (ст.171 УК РФ)

Незаконная предпринимательская деятельность влечет негативные последствия для субъекта, ее осуществляющего, в том числе и уголовную ответственности при выявлении серьезных нарушений закона.

Статья УК РФ разделена на две части:

  1. Часть 1 устанавливает ответственность в случае осуществления деятельности субъектом без регистрации или обязательной лицензии.
  2. Часть 2 устанавливает ответственность за аналогичные действия, но совершенные организованной группой либо повлекшие ущерб в особо крупном размере.

Прочие меры наказания

В том случае, когда незаконное осуществление предпринимательской деятельности не повлекло тяжких последствий, предусматривающих уголовную ответственность, юридические лица и предприниматели могут быть привлечены к иным видам ответственности, установленным административным или налоговым кодексом.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector