Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Коллизии в законодательстве россии

Правовые коллизии в туристском законодательстве России

Борисов Алексей Андреевич, студент Юридического института правового администрирования Саратовской государственной юридической академии.

На примере действующих мер российского законодательства автор статьи приводит примеры коллизий, возникающих в сфере регулирования туристской деятельности, и предлагает пути их решения.

Ключевые слова: туристское законодательство, туристский рынок, договорные отношения.

Conflicts of laws in the tourist legislation of Russia

Borisov Aleksej Andreevich, Law Institute of Legal Administration of Saratov State Law Academy, student.

On the basis of current norms of the Russian legislation the author gives examples of conflicts of laws arising in the sphere of regulation of tourist activities and proposes the ways of solution thereof.

Key words: tourist legislation, tourist market, contractual relations.

Туризм, как и любая другая сфера предпринимательства, нуждается в грамотном и эффективном правовом регулировании. Туристское законодательство начало формироваться в середине 90-х годов XX в. — с момента принятия в 1996 г. Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон об основах). Ранее регулирование отношений, возникающих на туристском рынке, осуществлялось при помощи Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и Закона «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите). Существовали до 1996 г. и некоторые отраслевые ГОСТы, выполнявшие функции документов, обладающих юридической силой.

Наметились существенные перемены в действующем законодательстве, призванные дать ответ на ряд терзающих всю туристскую и законотворческую общественность вопросов, основным из которых является вопрос, касающийся проблемы существования правовых коллизий между действующим общим и отраслевым законодательством, в частности между ГК РФ и Законом об основах. Существующие правовые коллизии в туристском законодательстве, их суть, а также способы и механизмы разрешения и станут основным объектом и предметом нашего исследования.

Так как основная масса конфликтных ситуаций в сфере туризма связана с недоинформированием потребителей, а также неоказанием или некачественным оказанием отдельных услуг, то наибольшее внимание следует уделять договорным отношениям, складывающимся между различными субъектами туристского рынка. И первое правовое противоречие (коллизия) связано с введением в новой редакции Закона об основах (2007 г.) такой формы, как договор о реализации туристского продукта.

К.А. Проничев утверждает, что данная правовая коллизия связана с отсутствием в тексте ГК РФ такой формы, как договор о реализации турпродукта. Более того, как указывает автор, многие положения ГК РФ вообще делают невозможным использование такого договора в практике работы турфирм с туристами. Мы согласны с мнением автора и попытаемся его конкретизировать.

Во-первых, в тексте ГК РФ нет раздела, касающегося туристских договоров. Кодекс отсылает нас к главе 39, регламентирующей процессы оказания услуг. При этом четко указано, что любые правоотношения между субъектами туристского рынка регламентируются отдельными видами соглашений, которые зачастую идут вразрез с содержанием договора о реализации турпродукта.

Во-вторых, туроператор чаще всего закупает услуги по отдельности, заключая с каждым поставщиком отдельный договор, форма которого четко определена ГК РФ. Комплектуя далее из услуг свои туры, туроператор заключает с турагентом агентский договор для последующей их реализации туристу, что и делает турагент по договору о реализации турпродукта. То есть налицо коллизия, когда участники рынка несут ответственность по соответствующим договорам, не отвечая по главному из них — договору о реализации турпродукта.

В-третьих, туроператор формально может уступить туристу свое право на получение и потребление отдельных услуг, что уже можно назвать реализацией турпродукта. Но тогда не понятно, как применять в данной ситуации Закон о защите, т.к. фактически уступку права на услуги или реализацию турпродукта как такового нельзя оценить параметрами «качественно» или «некачественно». В связи с этим возникает прямая ответственность поставщиков услуг, а не туроператоров, за качество предоставленных услуг.

В-четвертых, туроператор приводит ситуацию к тому, что между туристом и поставщиками услуг возникают два посредника — туроператор и турагент, т.к. турист может обратиться за приобретением турпродукта или отдельных услуг к самому туроператору, минуя турагента. Более того, турист, выполняя функции турорганизатора, может приобрести непосредственно у поставщиков необходимые услуги, организовать из них турпакет и со своей группой отправиться в путешествие. ГК РФ содержит некоторые нормы, регулирующие такие отношения, а вот отраслевой Закон по этому поводу молчит.

В-пятых, турагент, действуя от своего имени, заключает договор напрямую с туристом — т.е. возникает гражданско-правовая ответственность. В таком случае возникает целый ряд коллизий, связанных и с правовым статусом турагента, и со степенью его ответственности, и с тем, кто же будет стороной, принимающей жалобы от клиентов. Согласно ГК РФ, заключая договор с туристом от своего имени, турагент несет всю полноту ответственности. Однако Закон об основах, отрицая это, утверждает, что агенты несут ответственность только в пределах их компетенций (информирование туристов).

В-шестых, сложно говорить о реализации турпродукта в случаях, когда туроператор не вступает в гражданско-правовые отношения с туристами, хотя и может быть поименованным при заключении договора между туристом и турагентом. Согласно ГК РФ туроператор не должен, казалось бы, нести ответственность за поставщиков услуг, а если и должен, то в пределах имеющихся договоров с ними, а не в пределах агентского договора или договора о реализации турпродукта. Отраслевой же Закон говорит нам об обратном, т.е. о почти тотальной ответственности туроператора перед туристами по договору.

Для преодоления указанных коллизий необходимо более четко определить содержание и правовой статус договора в соответствии не только с отраслевым Законом, но и с ГК РФ, с Законом о защите. Для этого необходимо четко сформулировать определение данного договора, показать его правовую сущность, выделить наиболее важные его составляющие. Далее следует четко определить перечень сторон договора, т.к. в настоящее время закон разрешает турагенту работать как от своего имени, так и от имени и по поручению туроператора. Если учесть, что в Законе об основах вообще отсутствует статья о турагентах и их деятельности, то такое положение выглядит более чем странно.

Еще одной существенной коллизионной проблемой нашего туристского законодательства является проблема индивидуализации ответственности за нарушение условий договора о реализации турпродукта. Как уже было сказано выше, турагент имеет право работать по двум схемам — по схеме неназванного принципала, т.е. от своего имени, и по схеме названного принципала — т.е. от имени и по поручению туроператора. ГК РФ утверждает, что при работе от своего имени турагент несет всю полноту ответственности за качество тура и сроки его предоставления, т.к. между агентством и туристом возникают гражданско-правовые отношения согласно договору. Если турагент работает от имени туроператора, то ответственности он такой перед туристом не несет.

Отраслевое законодательство подчеркивает, что турагент — по какой бы схеме он ни работал — несет ответственность только за информирование клиентов. При этом все остальные проблемы, возникшие при обслуживании туристов и реализации тура, ложатся на плечи (финансовые и страховые гарантии) туроператоров. В силу этого обстоятельства и возникает проблема, которую пытаются разрешить наши нормотворцы при поиске ответа на вопрос: как дальше работать агенту и по какой схеме, как ему нести ответственность и какую?

Нам представляется, что данная ситуация явно ограничивает права турагента, т.к. завышает уровень его гражданско-правовой ответственности перед потребителями. Не принимая участия в формировании и организации тура, не оказывая значимого влияния на качество туристских услуг и своевременность их оказания, турагент приобретает ответственность без вины. Для установления равенства сторон гражданско-правовых отношений турагенту предоставлено право регрессного требования к туроператору.

Инновационным моментом нашего отраслевого законодательства является введение инструментов страхования гражданско-правовой ответственности туроператора и банковской гарантии. Согласно ст. 17.4 Закона основанием для выплаты как банковской гарантии, так и страхового возмещения является факт установления обязанности туроператора возместить туристу реальный ущерб, возникший в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации турпродукта, если это является существенным нарушением условий такого договора.

Здесь появляется еще одна коллизия, связанная со сложностью определения существенности возникшего ущерба для туриста по причине снижения качества услуг или нарушения требований по обеспечению их безопасности. Основаниями для определения существенности ущерба служат: а) договор о реализации туристского продукта; б) договор страхования. Именно от правильности составления этих документов будет зависеть успех отстаивания туристом своих прав в различных инстанциях. Турфирмы и страховые организации зачастую составляют свои договоры с многочисленными нарушениями и по принципу «Меньше обязанностей для нас — больше обязанностей для туристов».

Вызывает сомнения правомерность той нормы ст. 17.6, в соответствии с которой страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения туристу по договору страхования, если страховой случай наступил вследствие умысла туроператора. ГК РФ в ст. 963 не признает страховым случаем обстоятельства, происшедшие вследствие умышленных действий одного из троих — страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Исключением в имущественном страховании является страхование гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью (п. 2 ст. 963 ГК РФ).

Итак, в настоящее время между нормами общего и отраслевого законодательства о туризме существуют десятки коллизий, которые необходимо разрешать. В частности, большинство коллизий связано с проблемами организации туристского документооборота, а также с проблемами распределения обязанностей и определения степени ответственности за нарушение условий договора о реализации турпродукта. Такие коллизии следует разрешать путем: а) новой редакции соответствующих статей отраслевого Закона; б) выработки новых форм договорных отношений в туристском бизнесе; в) индивидуализации и солидаризации ответственности туроператоров и турагентов; г) солидарного разрешения конфликтных ситуаций в системе «туроператор — турагент — турист».

Читать еще:  Лишение недееспособности через суд

Юридическая коллизия

Юридическая коллизия (лат. collisio — «столкновение») — разногласия или противоречие между нормативными правовыми актами, регулирующими одни и те же или смежные правоотношения, а также между компетенцией органов власти. В международном частном праве рассматриваются как противоречие между гражданскими нормами различных государств. В теории государства и права рассматривается гораздо шире (см. § Классификация юридических коллизий). Коллизия должна обладать двумя обязательными признаками: автономностью и столкновением.

Содержание

  • 1 Классификация коллизий
  • 2 Сходные понятия
    • 2.1 Конкуренция права
    • 2.2 Пробел в праве
  • 3 Причины возникновения
  • 4 Негативные явления
  • 5 Позитивные явления
  • 6 Коллизионные нормы и коллизионное законодательство
  • 7 Изучение коллизий
  • 8 Способы разрешения и устранения коллизий
  • 9 См. также
  • 10 Примечания
  • 11 Литература

Классификация коллизий [ править | править код ]

  1. По основанию времени действия можно выделить темпоральные коллизии.
  2. По основанию пространства: международные, между международным и национальным правом, в национальном праве. По тому же основанию в национальном праве — между нормативно-правовыми актами в унитарных государствах, между федеральным правом и правом субъектов федерации в федеративных государствах, между государственным и муниципальным правом).
  3. По основанию юридической силы.
  4. По основанию отрасли права.
  5. По специализации акта.
  6. По компетенции государственных или муниципальных органов власти, их должностных лиц.
  7. Между нормами права и актами толкования.
  8. Некоторые учёные выделяют коллизии между нормами права и нормами морали, религии.

Второй вариант классификации:

  1. Между положениями вступившего в силу для Российской Федерации международного договора и национального права (например, между содержащимися в международных соглашениях по вопросам налогообложения и в российском налоговом праве).
  2. Между нормами федеральных законов и актов субъектов РФ (например, между содержащимися в федеральном законе и законе субъекта РФ).
  3. Между нормами, содержащимися в актах различной юридической силы (например, в федеральном законе и указе Президента РФ).
  4. Между нормами кодифицированных актов, в отношении которых установлен приоритет их норм (например, Гражданского кодекса РФ и Трудового кодекса РФ).
  5. Между общими и специальными нормами (например, между нормами Гражданского кодекса РФ и нормами ФЗ «О банках и банковской деятельности»).
  6. Между ранее действующей нормой и нормой, принятой позднее, которые содержатся в актах одного уровня (например, при вступлении в силу нового закона без отмены ранее действующего закона, регулирующего этот вопрос).
  7. Между нормами частного и публичного права (например, между нормами Гражданского кодекса РФ и нормами Бюджетного кодекса РФ).
  8. Между нормами различных отраслей права (например, гражданского и бюджетного права).
  9. Между нормами подзаконных актов организаций, не находящихся в подчинении друг у друга (например, Федеральной налоговой службы и Банка России).
  10. Между общеправовыми принципами и нормами права, закрепляющими иные принципы права, либо представительно-обязывающими нормами (то есть нормами, закрепляющими права и обязанности).
  11. Между нормами права, закрепляющими иные принципы права (то есть не относящиеся к числу общеправовых), и представительно-обязывающими нормами.
  12. Между положениями одного акта (например, содержащими в различных главах Гражданского кодекса РФ).

Дополнительно: коллизии диспозиций и санкций. Коллизии гипотез быть не может.

Сходные понятия [ править | править код ]

Коллизии следует отличать от сходных понятий: противоречие, юридический конфликт, конкуренция права, правовая ошибка, тупик, пробел.

Конкуренция права [ править | править код ]

От коллизий правовых норм следует отличать их конкуренцию, когда не противоречащие друг другу две, три и более норм регулируют один и тот же круг родственных общественных отношений, только с разной степенью конкретизации, детализации, объёма и т. д. Это, как правило, нормы разной юридической силы, уровня, исходящие от неравнозначных правотворческих органов. В таких случаях нормы действительно как бы конкурируют между собой и в принципе это нормально. Негативным же и, безусловно, нежелательным явлением выступают именно коллизии, когда сталкиваются друг с другом не просто не согласующиеся, а нередко взаимоисключающие предписания. Конкуренция не обладает признаком автономности. Конкуренция возникает лишь в одной отрасли права. Конкуренция возникает только между общей и специальной нормами. Конкуренция имеет место только по поводу конкретного правоотношения. Конкуренция направлена внутрь, на совершенствование нормы.

Пробел в праве [ править | править код ]

Пробел в праве представляет собой полное или частичное отсутствие правовых норм, необходимых для профессиональной юридической оценки спора, возникшего или способного возникнуть в такой сфере общественных отношений, которая входит или должна входить в сферу правового воздействия (в силу действующих в обществе экономических, социальных, политических и др. отношений).

Причины возникновения [ править | править код ]

Бывают объективные (в некоторых источниках «естественные») и субъективные. Коллизии составляют серьёзную проблему права.

Коллизии, вызванные объективными причинами, связаны с динамикой развития общественных отношений, что влечет необходимость изменения, дополнения, конкретизации норм, регулирующих данные отношения. Несвоевременное внесение корректив в правовое регулирование неизбежно влечет коллизии между содержанием ранее действовавших норм и потребностями нового юридического оформления изменившейся ситуации.

Коллизии, обусловленные объективными факторами, вызываются также особенностями характера общественных отношений и необходимостью их дифференцированного регулирования. Сами общественные отношения предполагают их регулирование разными правовыми средствами.

Субъективные причины, вызывающие коллизии, обусловлены особенностями правотворческого процесса, нечеткостью разграничения правотворческих полномочий государственных органов и должностных лиц. В результате одни и те же общественные отношения могут получить правовое решение на разных уровнях. Субъективные коллизии могут возникнуть и в результате ошибок в юридической технике, неточного формулирования правовых предписаний, использования многозначных терминов и конструкций, несоблюдения правил лингвистики, стилевой строгости [1] .

Негативные явления [ править | править код ]

Юридические коллизии мешают нормальной, слаженной работе правовой системы, нередко ущемляют права граждан, сказываются на эффективности правового регулирования, состоянии законности и правопорядка, правосознании и правовой культуре общества. Они создают неудобства в правоприменительной практике, затрудняют пользование законодательством, культивируют правовой нигилизм.

Когда на один и тот же случай приходится два, три и более противоречащих друг другу актов, то исполнитель как бы получает легальную возможность (предлог) не исполнять ни одного. Принимаются взаимоисключающие акты, которые как бы нейтрализуют друг друга. Когда один казус урегулирован двумя взаимоисключающими законами, резко возрастает роль указов Президента, постановлений Правительства и т. д. Многие подзаконные акты зачастую становятся «надзаконными».

Противоречивость законодательства все больше затрудняет реализацию принятых законов. Она служит также питательной средой для злоупотреблений и коррупции в системе государственной власти.

Позитивные явления [ править | править код ]

Юридические коллизии способствуют совершенствованию законодательства.

Коллизионные нормы и коллизионное законодательство [ править | править код ]

Для облегчения устранения противоречий в праве существуют коллизионные нормы, которые по своему юридическому содержанию могут быть разделены на три основные группы:

  1. нормы, регулирующие выбор между нормами, содержащимися в актах различного уровня;
  2. нормы, регулирующие выбор между нормами по предметному или территориальному признакам;
  3. нормы, регулирующие выбор между нормами по временному признаку.

Пункт «п» статьи 71 Конституции РФ утверждает, что к исключительному ведению Российской Федерации относится федеральное коллизионное право.

Изучение коллизий [ править | править код ]

Юридические коллизии являются институтом, изучаемым теорией государства и права. Изучением коллизий так же занимается юридическая конфликтология. Коллизионное право так же составляет институт международного частного права. Некоторые учёные (например, Ю. А. Тихомиров, Н. И. Матузов, А. В. Малько) полагают, что коллизонное право отвечает всем критериям для создания отдельной отрасли права (имеется собственный предмет и метод).

Способы разрешения и устранения коллизий [ править | править код ]

Смысл разрешения коллизий сводится к выбору одной из норм, противоречащих друг другу. Принцип коллизии весьма субъективен и находится в постоянном плюрализме мнений. Наиболее распространенными способами разрешения юридических коллизий являются следующие:

  1. толкование;
  2. принятие нового акта;
  3. отмена старого;
  4. внесение изменений или уточнений в действующие;
  5. судебное, административное, арбитражное и третейское разбирательство;
  6. систематизация законодательства, гармонизация юридических норм;
  7. переговорный процесс, создание согласительных комиссий;
  8. конституционное правосудие;
  9. оптимизация правопонимания, взаимосвязи теории и практики;
  10. международные процедуры.

На уровне практического правоприменения соответствующие органы и должностные лица при обнаружении коллизий обычно руководствуются следующими правилами:

  1. Если противоречат друг другу акты одного и того же органа, изданные в разное время по одному и тому же вопросу, то применяется последний по принципу, предложенному еще римскими юристами: последующий закон отменяет предыдущий.
  1. Если коллизионные акты изданы одновременно, но разными органами, то применяется акт, обладающий более высокой юридической силой (например, закон и указ, указ и правительственное постановление, постановление правительства и акт отраслевого министерства), по принципу: в случае противоречия применяется закон вышестоящего органа.Нормы, конкретизирующие данный принцип, закреплены в части 1 статьи 15, частях 5, 6 статьи 76, части 3 статьи 90, части 3 статьи 115, Конституции Российской Федерации. 3. Если расходятся общий и специальный акты одного уровня (коллизии по горизонтали), то применяется последний по принципу: специальный закон отменяет общий; если разного уровня (коллизии по вертикали), то — общий. На практике нередко возможны случаи совпадения, «наслоения» различных конфликтных норм права, что влечет за собой и столкновение коллизионных правил. Под совпадением коллизий понимаются ситуации, когда между нормами возникает несколько разнородных коллизионных отношений [2]

Лекция 2. Виды коллизий в праве и способы их устранения. Публично-правовые споры

Коллизии в праве весьма многочисленны, разнообразны и разноплановы: они различны по содержанию, остроте, целенаправленности, формам выражения, политической окраске, путям разрешения и т.д.

Кроме того, в ходе анализа также выделяются и характеризуются и другие, наиболее распространенные в обществе юридические коллизии:

Читать еще:  Как проходит развод через суд с детьми

1. Коллизии между Конституцией РФ, законами и иными правовыми актами. В случае возникновения коллизий спор разрешается в пользу Конституции РФ. В ст. 15 Конституции РФ говорится, что она имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории страны. В ч. 3 ст. 76 Конституции РФ установлено, что «федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам». Конституция во всех государствах обладает в этом случае верховенством.

2. Коллизии между Конституцией РФ, федеральным договором, а также между договорами федерального центра с отдельными территориями, равно как и расхождения между договорами самих субъектов.

3. Коллизии между законами и подзаконными актами. Разрешаются в пользу законов, поскольку они обладают верховенством и высшей юридической силой (ч. 2 ст. 4, ч. 3 ст. 90, чч. 1 и 2 ст. 115, ч. 2 ст. 120 Конституции РФ. Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа Конституции РФ, принимает решение в соответствии с Конституцией РФ.

4. Коллизии между общефедеральными нормативными правовыми актами и актами субъектов Федерации, в том числе между конституциями. В случае возникновения коллизий приоритет здесь имеют общефедеральные акты. В ст. 76 Конституции РФ говорится, что федеральные конституционные и иные законы, изданные в пределах ее ведения, имеют прямое действие на всей территории Федерации (ч. 1). По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации (ч. 2). Вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения субъекты Федерации осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов.

В ст. 76 Конституции РФ также записано, что «законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон» (ч. 5). «В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует акт субъекта Федерации» (ч. 6).

5. Коллизии между национальным (внутригосударственным) и международным правом. В случае возникновения коллизий здесь имеют приоритет нормы международного права. В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ говорится: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Таковы основные и наиболее общие виды коллизий в праве, которые возникают или могут возникнуть на территории Российской Федерации. Однако это основные коллизии, но не все. Частных, текущих, отраслевых коллизий огромное количество, и они анализируются в рамках отраслей, институтов, норм.

Теория государства и права выработала также значительное множество способов (приемов) устранения коллизий в праве. Наиболее распространенными из них признаны: толкование закона, иного нормативного правового акта, нормы; принятие нового правового акта; отмена старого акта; внесение изменений или уточнений в действующие акты; приостановление действия правового акта; судебное, административное или третейское разбирательство по коллизиям; обновление норм права; создание согласительных комиссий по коллизии; осуществление правосудия Конституционным судом по делу, спору; достижение договоренностей по спору; систематизация законодательства.

При этом, по нашему мнению, устранение «неблагоприятных» юридических коллизий должно быть всецело направленно на укрепление законности в обществе. А для этого должен быть разработан и действовать в обществе достаточно эффективный механизм устранения «неблагоприятных» коллизий в праве, и прежде всего всевозможных споров (в том числе конфликтов).

Надо отметить, что в Российской Федерации с учетом проводимой правовой реформы создан и действует определенный механизм устранения юридических коллизий, а точнее, механизм разрешения публично-правовых споров.

Каждый публично-правовой спор в этом случае рассматривается как определенный этап в процессе развития юридической коллизии. Это – установленная законом процедура рассмотрения уполномоченными органами претензии субъектов права по поводу оспариваемых или нарушенных законных интересов, актов и действий публичного (общественного) характера.

Надо отметить, что опыт рассмотрения публично-правовых споров в Российской Федерации пока небольшой.

Одним из широко распространенных публичных споров стало признание актов органов государства и органов местного самоуправления недействительными. Соответствующие процедуры применяются в рамках разных видов судопроизводства.

Так, ст. 13 ГК РФ устанавливает, что ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления и в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт могут быть признаны судом недействительными, если они не соответствуют закону или иным правовым актам и нарушают гражданские права и законные интересы граждан и юридических лиц. В рамках арбитражного судопроизводства допускается признание недействительными только ненормативных актов государственных и иных органов по тем же основаниям (п. 2 ст. 22 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»167). В рамках конституционного судопроизводства Конституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ федеральных законов и иных нормативных актов, включая внутрифедеральные договоры.

Шагом вперед является положение ст. 23 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации»168 о возможности обжалования в суд актов Правительства РФ. Пока оно мало применяется, но все же уже появились иски к Правительству РФ и Минфину России от муниципальных органов по поводу невыполнения их обязательств в части бюджетного обеспечения. Так, в ноябре 1998 г. городской суд г. Элисты обязал Минфин России произвести финансирование учреждений для выплаты зарплаты.

Или, например, в Ставрополе мэр города подал в суд на начальника краевого управления внутренних дел в связи с приказом об упразднении городского управления внутренних дел по причине неэффективности деятельности. В порядке досудебной подготовки определением райсуда действие приказа приостановлено.

Увеличивается объем дел по спорам о компетенции органов государства и должностных лиц.

Появились процедуры рассмотрения таких споров. В Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» урегулировано право на обращение в Конституционный Суд РФ любого из участвующих в споре органов государственной власти, указанных в ч. 3 ст. 125 Конституции РФ. Установлены основания ходатайства органа (ст. 93), пределы проверки (ст. 94), варианты итоговых решений по делу (ст. 45).

Есть и примеры из практики. Так, Постановлением Конституционного Суда РФ от 14.01.1992 № 1-П-У «По делу о проверке конституционности Указа Президента РФ от 19 декабря 1991 года № 289 “Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел”»169 признано, что данный указ не соответствует Конституции РФ с точки зрения принципа разделения властей и установленного разграничения компетенции между высшими государственными органами.

В сфере государственного управления применяются и другие средства публично-правовой защиты. Так, Правительство РФ разрешает споры и устраняет разногласия между федеральными органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Для этого создаются согласительные комиссии из представителей заинтересованных сторон. В случае противоречия актов последних Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам Российской Федерации или нарушения прав и свобод граждан Правительство РФ вносит предложения Президенту РФ о приостановлении действия этих актов. Таков смысл ст. 44 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации».

Две процедуры вправе использовать Президент РФ: приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по вышеназванным основаниям до решения вопроса судом и использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий в системе органов исполнительной власти (ст.

При этом все более широкое распространение получает договорная форма регулирование внутрифедеральных отношений.

Публичный интерес подлежит защите в установленном порядке и в тех случаях, когда он выражает в концентрированном виде подлежащие защите интересы отдельных граждан. Здесь происходит переход количества в качество, и масштабность и значительность проблемы придает ей общезначимый характер. Тем самым реализуется право граждан на коллективные обращения в государственные или иные органы. К таковым можно отнести процедуры рассмотрения коллективных трудовых споров. Их рассматривают примирительная комиссия, посредники и (или) трудовой арбитраж.

Так, Верховный Суд РФ рассмотрел в сентябре 1998 г. гражданское дело по заявлениям ряда профсоюзов и граждан о признании недействительным пп. 6 и 7 Постановления Правительства РФ от 21.07.1998 № 800 «О мерах по обеспечению своевременной выплаты государственных пенсий»170 и признал недействительным с момента принятия как эти пункты, так и принятые во исполнение подзаконные акты.

Еще более ярко публичное значение таких споров выявляется в процессе обеспечения политических прав граждан. Конституционные права граждан на участие в управлении государственными делами, в местном самоуправлении, право избирать и быть избранными, участвовать в референдумах, занимать должности в государственных и муниципальных органах, вносить предложения и др. рассчитаны не только на развитие гражданской активности, но и на процесс формирования и деятельности государственных и общественных институтов.

Например, в Санкт-Петербурге гражданин А. обжаловал в городском суде городской закон о резервном фонде бюджета, поскольку тем самым ограничивались функции губернатора и право гражданина участвовать в управлении через него как выборного представителя. После долгих разбирательств Президиум Верховного Суда РФ оставил без изменения решение городского суда о признании недействительными ряда статей названного закона.

Надо отметить, что современное российское законодательство включает механизмы рассмотрения коллизий (споров) при проведении выборов и, соответственно, устранения разных коллизий в этой сфере. В федеральных законах об основных гарантиях избирательных прав и права на участие граждан в референдуме, о выборах депутатов Государственной Думы РФ есть соответствующие статьи. Так, в Избирательном кодексе Воронежской области имеется специальная гл. 16, в которой урегулирован порядок работы судов и органов прокуратуры во время проведения голосования, оспаривания списков избирателей, отказа в регистрации кандидата, рассмотрения случаев фальсификации протоколов, нарушений порядка финансирования. Решения об аннулировании соответствующих решений избирательной комиссии в первых двух случаях принимает суд (ст.ст. 65–70).

Читать еще:  Как получить квоту на рвп

Исков в судах о нарушениях избирательных прав граждан и норм избирательного законодательства становится все больше.

В современных условиях считается также важным критерием законности правовых актов их соответствие общепризнанным принципам и нормам международного права, ратифицированным международным договором.

Таковы критерии, которые позволяют анализировать и оценивать законность правовых актов. Далее наступает следующий этап, когда необходимы меры реагирования на спорные или незаконные правовые акты. Они установлены в конституциях, законах и иных актах и являются вполне легитимными и подлежащими неуклонному применению. К ним относятся: приостановление действия актов, например, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации Президентом РФ до решения суда; вето на закон, отклонение закона (предусмотрено ст. 107 Конституции РФ); отмена актов в иерархическом порядке (Правительством РФ – актов федеральных министерств и других органов исполнительной власти, президентами субъектов Российской Федерации – актов правительств, губернаторами – актов своих правительств и иных органов, министром – в отношении подведомственных организаций в пределах отрасли, руководителем – в пределах организации); аннулирование правоустанавливающих документов (действия лицензии, разрешения и т.п.); представление прокурора об устранении нарушения закона (ст. 24 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О Прокуратуре Российской Федерации»171); протест прокурора на любой акт (ст. 23 указанного закона); обжалование актов органов власти, должностных лиц, актов референдума и др. в суд общей юрисдикции (таковы ст.ст. 46, 52 Федерального закона от 28.08.1995 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»172, нормы законов о выборах, по поводу нарушений избирательных прав граждан); признание недействительными нормативных актов Президента РФ, палат Федерального Собрания, Правительства РФ, не соответствующих закону и нарушающих права и законные интересы организаций, граждан (ст. 10 Федерального конституционного суда «Об арбитражных судах в Российской Федерации»); разрешение дел о соответствии Конституции РФ актов и договоров (п. 2 ст. 125 Конституции РФ, ст.ст. 84–87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»); разрешение споров о компетенции (п. 3 ст. 125 Конституции РФ, ст.ст. 92, 95 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации») – «подтверждение полномочий издать акт или совершить правовые действия», «отрицание полномочий»; отказ в регистрации акта при регистрации нормативных актов министерств в Минюсте России, при регистрации юридических лиц (Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации», Федеральный закон от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях»173 и др.), при регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним; согласительные, третейские процедуры по поводу споров о решениях и действиях юридического характера; изменение и отмена собственного акта органом или должностным лицом, издавшим его.

Изложенные способы рассмотрения и оценки правовых актов обеспечивают широкие возможности для устранения нарушений законности и, соответственно, самых разных коллизий в праве.

Разрешение коллизий с участием норм Гражданского кодекса Российской Федерации: старые и новые проблемы

В «Журнале российского права», 2018 г., № 10, с. 36-44, опубликована статья «Разрешение коллизий с участием норм Гражданского кодекса Российской Федерации: старые и новые проблемы».

В статье рассмотрены проблемы, возникающие при разрешении коллизий (противоречий) с участием норм Гражданского кодекса РФ, обусловленные отсутствием решения ранее возникших проблем и появлением дополнительных проблем в связи с приданием приоритета нормам новой редакции первой части этого Кодекса.

Цель статьи – доказать ошибочность подхода о приоритете норм Гражданского кодекса РФ перед нормами других федеральных законов, для этого в качестве задач показано его противоречие общему порядку разрешения коллизий между нормами права, основанному на общеправовых принципах, а также невозможность безусловного приоритета норм Гражданского кодекса РФ как кодифицированного акта в силу его неконституционности и противоречия подходам, используемым при построении системы законодательства.

В результате на конкретных примерах, касающихся формирования уставных капиталов хозяйственных обществ, обосновано, что приоритет норм Гражданского кодекса РФ может рассматриваться только как прием юридической техники, когда согласование иных федеральных законов и кодифицированных актов осуществляет сам законодатель (в части понятийного аппарата, разграничения предметов регулирования, классификаций субъектов и объектов, структуры отношений и т. д.), а переходные положения гражданского законодательства о таком приоритете не могут отменять приоритета специальных норм. В качестве способов решения возникающих проблем предлагается исключить положение о приоритете норм Гражданского кодекса РФ из этого Кодекса, а с точки зрения законодательной техники специальные и общие нормы — изменять одновременно, поскольку в противном случае действие измененных общих норм будет блокироваться специальными нормами.

1. Положение п. 2 ст. 3 Гражданского кодекса РФ не может рассматриваться как закрепляющее безусловный приоритет норм ГК РФ при разрешении коллизий между нормами права, т. е. как придание ГК РФ, который принят в форме федерального закона, более высокой юридической силы по сравнению с другими федеральными законами.

Во-первых, это противоречит общеправовым принципам приоритета специальной нормы перед общей и приоритета нормы, принятой позднее.

Во-вторых, существуют правовые позиции Конституционного Суда РФ, согласно которым в ст. 76 Конституции РФ не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида. Ни один федеральный закон в силу этой статьи Конституции РФ не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой (см., например, абз. 8 п. 3 мотивировочной части Определения от 05.11.1999 N 182-0 «По запросу Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части четвертой статьи 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»). Иными словами, в иерархии нормативных правовых актов кодифицированные акты не выделяются в качестве отдельного вида.

Причем это касается и других кодифицированных актов. В частности, подобный вопрос в конституционном судопроизводстве возникал в отношении Уголовно-процессуального кодекса РФ. По этому вопросу Конституционным Судом РФ в конечном итоге была выработана такая же правовая позиция об отсутствии у Уголовно-процессуального кодекса РФ безусловного приоритета (п. 2 мотивировочной части Определения от 08.11.2005 N 439-О «По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

В-третьих, безусловный приоритет норм ГК РФ вмешивается в публично-правовое регулирование. В отличие от уголовно-процессуального права у гражданского права отсутствует единый предмет регулирования, он состоит из различных отношений, в большинстве из которых метод диспозитивности, основанный на равенстве сторон и вступлении в отношения по своей воле, имеет весьма ограниченное применение. В связи с чем ГК РФ включает многочисленные публичные нормы.

В-четвертых, законодательство, регулирующее отношения, включаемые в предмет регулирования ГК РФ, развивается за счет принятия специальных актов (по отдельным видам деятельности, организационно-правовым формам юридических лиц, объектам и т. д.). Приоритет общего акта перед специальными актами в такой ситуации просто невозможен, он блокирует развитие законодательства.

В-пятых, законодательное закрепление этого приоритета ничего позитивного не влечет, а только создает проблемы, поскольку большинство норм иных федеральных законов, регулирующих те же вопросы, что и ГК РФ, являются специальными нормами либо устанавливающими иные правила в отношении отдельных субъектов или объектов, либо вводящими публично-правовые ограничения гражданских прав, либо регулирующими организационные отношения (как, например, транспортные кодексы). По содержанию соответствовать ГК РФ они не могут, поскольку это уничтожает смысл их существования, предопределенный потребностью в установлении иных правил, чем в ГК РФ.

2. В п. 4 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (изменения, касающиеся юридических лиц) было установлено, что впредь до приведения законодательных и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с положениями Гражданского кодекса РФ в редакции этого Федерального закона данные нормативные правовые акты применяются постольку, поскольку они не противоречат положениям ГК РФ.

Такое же положение содержится в п. 3 ст. 2 Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (изменения по обязательствам и договорам).

Учитывая, что после вступления в силу Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ (01.09.2014) в каждый из федеральных законов о хозяйственных обществах изменения вносились более десяти раз, их следует считать приведенными в соответствие с ГК РФ. Поскольку в ч. 2 ст. 34 Федерального закона «Об акционерных обществах» и в ч. 1 ст. 15 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» изменения не вносились, то это означает, что законодатель сохранил за этими положениями специальный характер. В связи с этим ст. 66.1 ГК РФ, которой установлен исчерпывающий перечень имущества, которое может быть внесено в уставный капитал хозяйственного общества или складочный капитал хозяйственного товарищества, может применяться только в отношении хозяйственных товариществ, а также при внесении участниками (акционерами) вкладов в имущество хозяйственных обществ, не увеличивающих их уставный капитал (ст. 32.2 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 27 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector