Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Свобода перемещения граждан конституция

Житель Татарстана оспорил ограничения на передвижения в регионе

Верховный суд Татарстана может рассмотреть вопрос о законности введения в регионе режима тотальной самоизоляции, когда гражданам запрещено покидать свои квартиры, не уведомив об этом чиновников. Иск с требованием признать незаконным положения постановления кабмина Татарстана о мерах по предотвращению распространения коронавируса подал казанский активист Рушан Кабиров. Он считает, что власти нарушили Конституцию РФ, ограничив право граждан на свободное передвижение без введения режима ЧС или ЧП. Власти республики иск не комментируют. Эксперты считают, что суд отклонит заявление и предлагают расценивать его как «манифестационный акт».

Житель Казани Рушан Кабиров обратился в Верховный суд Татарстана с просьбой признать недействующим п. 5 постановления кабмина республики «О мерах по предотвращению распространения в РТ новой коронавирусной инфекции». Он считает, что установленные в нем требования для граждан «не покидать места проживания» противоречат федеральному законодательству (копия искового заявления есть у “Ъ”).

Напомним, этим постановлением чиновники сначала ограничили массовые мероприятия в Татарстане, а с 30 марта ввели режим тотальной изоляции. Жителей старше 65 лет обязали «не покидать места проживания (пребывания), за исключением случаев прямой угрозы жизни и здоровью». Остальным запретили покидать квартиры, оставив право сходить в ближайший магазин, выкинуть мусор или выгулять питомца. С 1 апреля в Татарстане также была запущена система «цифровых пропусков», которые позволяют ко всему прочему сходить на почту, в банк, больницу, суд, а также навестить больных родственников или даже уехать на дачу. В этом случае необходимо уведомить власти о своем выходе из дома по СМС. Жителей также обязали соблюдать дистанцию 1,5 м в общественных местах. Ограничения не распространяются на самих чиновников, а также на тех, кто получил специальные разрешения от кабмина.

Рушан Кабиров считает, что постановление «под предлогом угрозы распространения в Республике Татарстан новой коронавирусной инфекции» ограничивает его «конституционное право на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства». Он отметил, что установленные Конституцией РФ права могут быть ограничены только федеральными законами. В частности, право на свободу передвижения может быть ограничено в пограничной зоне, в закрытых административно-территориальных образованиях, в зонах экологического бедствия, при введении чрезвычайного или военного положения, а также на территориях и населенных пунктах, где «в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности», говорится в иске. При этом ограничительные мероприятия (карантин) могут вводиться только на основании предложений, предписанных главным санитарным врачом или его заместителей.

Вместе с тем, по данным истца, на момент принятия постановления кабмина Татарстана главный санитарный врач РФ Анна Попова не принимала решений об изоляции и ограничении прав и свобод всех граждан. В решении от 18 марта говорится, что изоляции подлежат только лица, прибывшие в РФ из-за границы. Господин Кабиров приходит к выводу, что власти республики приняли постановление с нарушением своих компетенций, а документ противоречит Конституции, а также «смыслу, духу и гарантиям» федерального законодательства.

«Я считаю, что если государство запрещает нам выходить из квартиры, то оно должно взять на себя обязательства. А так, получается, что если мы помрем с голоду или нас задолбают кредиторы, никого это не волнует»,— заявил “Ъ” господин Кабиров. Он подчеркнул, что он не против принятия мер по борьбе с распространением вирусов, но они «должны быть в русле закона».

Власти Татарстана иск господина Кабирова пока не комментируют. «Личные иски граждан не комментируем, это право любого гражданина РФ»,— сказала “Ъ” начальник пресс-службы президента республики Лилия Галимова. Ранее чиновники объясняли ограничения, ссылаясь на закон «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического контроля» и указ президента Татарстана Рустама Минниханова о введении в республике режима повышенной готовности к чрезвычайной ситуации.

По словам адвоката, правого аналитика международной правозащитной группы «Агора» Станислава Селезнева, до 30 марта полномочия региональных властей были четко ограничены законом «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»: «При этом никакой возможности вмешиваться в предусмотренное ст. 27 Конституции РФ право на свободу передвижения по территории РФ у региональных властей при введении режима повышенной готовности не было». Однако с 1 апреля закон был дополнен пунктом а.2, который предоставил право главе региона устанавливать обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. «Слово „федерация“ в названии нашей страны приобрело смысл, и во многих десятках регионов начали действовать разные правила»,— говорит правозащитник.

По мнению господина Селезнева, новый пункт закона «требует проверки на конституционность», поскольку новая норма не имеет ограничений, а по Конституции «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». «Принимаемые на основании этой нормы региональные акты далеко не всегда содержат четкое и ясное обоснование того, например, как именно обязательная регистрация по SMS выхода из дома всех жителей региона, обезличенно и вне обоснованных подозрений в совершении преступлений или правонарушений, защищает основы конституционного строя, нравственности, здоровья. Аналогичные вопросы к запрету на использование личного автотранспорта или выезда на дачу и многим другим»,— указывает он.

Политолог Сергей Сергеев прогнозирует, что в суде будет «доказано, что региональные власти правы». В связи с этим он предлагает расценивать заявление в суд как «манифестационный акт». «Авторы подобных исков привлекают внимание общества к тому, что у нас действительно не введены режим чрезвычайной ситуации, чрезвычайное или военное положение, а права граждан ограничиваются»,— говорит эксперт. По его словам, властям невыгодно брать на себя ответственность и вводить режим ЧС, хотя и «возникают юридические вопросы к принятым мерам».

Свобода перемещения граждан конституция

  • По-русски
  • English
  • Deutsch
  • 中文

ПоискСлабовидящим

  • Город
    Экскурсия по ОмскуДень городаКультураСпортИсторияВнешние связиГрадостроительствоУстав и символикаОкружающая среда и экология
  • Администрация
    МэрПодразделенияОкругаКоллегиальные органыПресс-конференцииИнформация для СМИМуниципальная службаПротиводействие коррупцииИзбирательное право
  • Новости
    Омск. Город трудовой доблести#СтопКоронавирусТрудоустройство в период пандемииПеречень предприятийФотоальбомыВидеоРемонт дорогДень Победы
  • Развитие
    Социально-экономическое развитие и проектыНациональные проектыБюджет городаНалогиИнвестиционный паспортЗемля, недвижимость, рекламаПрограммы городаПредпринимательствоТарифы и энергосбережениеПовышение правовой культурыКомфортная городская средаПутеводитель инвестора
  • Услуги и сервисы
    Паспорта муниципальных услугСлужба одного окнаО предоставлении услугПроверка готовности документовПроекты регламентов услугСостояние систем жизнеобеспеченияКружки, секции и курсы
  • Законодательство
    Нормативно-правовые акты Администрации города ОмскаНормативно-правовые акты структурных подразделенийПроекты нормативно-правовых актовОбжалование муниципальных правовых актовОценка регулирующего воздействияАнтимонопольный комплаенсНезависимая антикоррупционная экспертиза
  • Обращения граждан
    Обзоры обращенийО рассмотрении обращенияИнтерактивное обращениеТелефон доверия мэраЛичный прием руководителямиСтатистикаПрием 14 декабря
  • Правовые консультации
  • Разъяснения прокуратуры
Читать еще:  Как осуществить расторжение договора в одностороннем порядке

Разъяснения прокуратуры

Права и свободы человека и гражданина, определенные Конституцией РФ

Конституция Российской Федерации — это основной Закон России, закрепляющий основы конституционного строя, организации государственной власти и взаимоотношений между гражданином, обществом и государством, принята народом России 12 декабря 1993 года, вступила в силу 25 декабря 1993 года.

Конституция обладает высшей юридической силой, закрепляющей основы конституционного строя России, государственное устройство, образование представительных, исполнительных, судебных органов власти и систему местного самоуправления, права и свободы человека и гражданина, а также конституционные поправки и пересмотр Конституции

В главе 2 Конституции закреплен широкий круг личных, политических, социальных и экономических прав и свобод человека и гражданина.

Личные права и свободы являются естественными и неотчуждаемыми правами и свободами человека, то есть они принадлежат каждому от рождения независимо от обладания гражданством.

К личным правам и свободам Конституция РФ относит:

  • право на жизнь (ст. 20);
  • право на достоинство личности, предполагающее, что государство создает для человека такие условия жизни, которые бы не умаляли его достоинства (ст. 21);
  • право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22);
  • право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23);
  • право на неприкосновенность жилища (ст. 25);
  • право свободно определять и указывать свою национальную принадлежность и пользоваться родным языком (ст. 26);
  • право на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства (ст. 27);
  • право на свободу совести и на свободу вероисповедания (ст. 28);
  • право на свободу мысли и слова (ст. 29).

К политическим правам и свободам в соответствии с Конституцией РФ относятся:

  • свобода мысли и слова, свобода массовой информации, которую можно отнести как к личным, так и к политическим правам и свободам (ст. 29);
  • право на информацию (ст. 24, 29);
  • право на объединение (ст. 30);
  • право на проведение публичных мероприятий (ст. 31);
  • право на участие в управлении делами государства, право избирать и быть избранными, право равного доступа к государственной службе, право участия в отправлении правосудия (ст. 32);
  • право на обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33).

К экономическим правам и свободам Конституция РФ относит:

  • право на свободу предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34);
  • право частной собственности и ее наследования (ст. 35);
  • право свободного владения, пользования и распоряжения землей и другими природными ресурсами гражданами и их объединениями (ст. 36);
  • право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ст. 37);
  • право на труд и на вознаграждение за труд (ст. 37);
  • право на отдых (ст. 37);
  • право создавать профессиональные союзы, иные общественные объединения для защиты социальных и экономических интересов (ст. 30).

К социальным правам Конституция РФ относит:

  • право на государственную защиту материнства, детства и семьи (ст. 38);
  • право на государственную поддержку отцовства, инвалидов и пожилых граждан (ст. 7);
  • право на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей (ст. 39);
  • право на жилище, на получение жилища малоимущими гражданами бесплатно или за доступную плату (ст. 40);
  • право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41);
  • включая бесплатную медицинскую помощь в государственных учреждениях здравоохранения, право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии (ст. 42);
  • право на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическими правонарушениями (ст. 42).

К культурным правам в соответствии с Конституцией РФ относятся:

  • право на образование, на общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования (ст. 43);
  • право на бесплатное получение на конкурсной основе высшего образования (ст. 43);
  • свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания (ст. 44);
  • право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям (ст. 44).

Также согласно ст. 17 Конституции РФ основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Прокурор Кировского административного округа города Омска Т.П. Сидоренко.

Иркутский облсуд: режим самоизоляции соответствует ст. 55 Конституции РФ, не является санитарной ограничительной мерой, а защищает граждан от ЧС

ingae / Depositphotos.com

Иркутский областной суд опубликовал отказное решение по административному иску об оспаривании указов ВРИО Губернатора Иркутской области о введении режима функционирования повышенной готовности (это не опечатка) и режима самоизоляции с запретом покидать места проживания за некоторыми исключениями – работа, покупка еды, вынос мусора, выгул питомца и получение неотложной медпомощи (затем разрешили ездить на дачу и на похороны) (решение Иркутского областного суда от 6 мая 2020 г. по делу № 3а-171/2020).

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Истцы привели множество доводов в пользу тезиса о незаконности оспариваемых положений:

Спорные нормы ограничили свободу передвижения, гарантированную ст. 27 Конституции, ст. 13 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., ст. 2 Протокола № 4 от 16 сентября 1963 г. к Римской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

свобода передвижения – не абсолютна, ст. 55 Конституции РФ разрешает ограничивать ее федеральным законом.

А еще ст. 8 Римской Конвенции разрешает публичной власти вмешиваться в осуществление права на уважение жилища, если вмешательство предусмотрено законом и необходимо для охраны здоровья, и такое же ограничение свободы передвижения разрешает ст. 2 Протокола № 4 к Римской Конвенции;

Читать еще:  Ограничение дееспособности гражданина основания порядок и последствия

при этом:

ч. 3 ст. 55 Конституции РФ разрешает ограничивать эту свободу лишь федеральным законом, причем лишь в тех целях — защиты основ конституционного строя и т.п., – которые относятся к полномочиям федерации. Значит, не относятся к компетенции субъекта

свободу передвижения можно ограничить не законами, а в соответствии с законами Российской Федерации;

доводы о необходимости принятия специального федерального закона об ограничении свободы передвижения на территории, где существует угроза ЧС, основаны на неправильном применении и толковании норм права

Закон разрешает ограничить спорные права на территориях с определенным режимом проживания населения. Однако перечень этих режимов уже исчерпывающим образом определен в Законе и не может быть расширен в подзаконных актах, и таких режимов на случай опасности эпидемии всего два:

  • режим, предусмотренный ФКЗ о чрезвычайном положении,
  • и режим, предусмотренный Законом о санэпидблагополучии, введенный на основании предложений, предписаний главных госсанврачей на этих территориях карантина.

При этом Закон о свободе передвижения не упоминает никакого режима повышенной готовности (РПГ) и вообще Закона о защите от ЧС, значит, РПГ не является тем особым режимом, при котором можно ограничивать передвижение (на момент введения самоизоляции под РПГ понимался режим функционирования органов управления, он не является особым режимом проживания населения).

А раз в области не введены ни карантин, ни ЧП, то в регионе и нет такого особого режима проживания, который предполагает ограничение свободы передвижения

таким особым режимом проживания населения на территории в случае угрозы эпидемии может быть, – поскольку не установлено иное, — именно установленный в рамках РПГ порядок въезда и перемещения граждан на этой территории, где существует угроза ЧС;

Полномочия губернатора при введении РПГ установлены Законом и они не предполагают его права обязывать граждан не покидать мест проживания (пребывания). Они разрешают только ограничивать доступ на территорию, где есть угроза ЧС, а это не равнозначно запрету покидать место проживания (выходить из своей квартиры) и запрету пребывать во всех публичных и частных пространствах (например, в квартире соседей). В принципе Закон о защите от ЧС не устанавливает каких-либо особенностей проживания населения

понятие «ограничения доступа» включает в себя и понятие «ограничение передвижения людей и транспортных средств на территории, на которой существует угроза возникновения ЧС»;

РПГ на территории области был введен «в связи с угрозой распространения COVID-19» и со ссылкой на Закон о защите населения от ЧС.

Однако на момент введения РПГ названый федеральный закон имел иной предмет регулирования, не включающий в себя отношения по обеспечению санэпидблагополучия, в т.ч. по предотвращению эпидемий.

Предмет регулирования данного закона — защита от ситуаций природного и техногенного характера. А распространение заболеваний к таким не относится. Под ЧС (на момент введения РПГ) закон понимал «обстановку, сложившуюся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия». Эпидемия тут не упоминается

правовое регулирование, в соответствии с которым были приняты оспариваемые нормы, охватываются периодом как до, так и после 1 апреля 2020 года, когда вступили в силу поправки в Закон о защите от ЧС,

кроме того, эпидемия – это природное явление, следовательно, ЧС может быть вызвана таким природным явлением, как эпидемия, пандемия;

кроме того:

федеральные Правила поведения граждан при РПГ (введены Правительством РФ) не предусматривают «самоизоляции». А регионы могут принимать свои, дополнительные к федеральным, правила поведения при РПГ, только в том случае, если Правительство РФ само ввело РПГ или ЧС – по всей стране или в части — и при этом имеется угроза ЧС федерального или межрегионального характера. Между тем, Правительство РФ таких режимов не вводило и не объявляло.

А значит, ВРИО Губернатора не мог устанавливать свои дополнительные ограничения в рамках РПГ

самоизоляция — никакие не дополнительные правила поведения при РПГ. Закон о защите от ЧС предусматривает право Губернатора ограничивать доступ на территорию, на которой существует угроза ЧС, а понятие «ограничения доступа» включает в себя и понятие «ограничение передвижения людей и транспортных средств на территории»;

обжалуемым указом по существу введен особый правовой режим жизни граждан, сходный с режимом домашнего ареста, так как гражданам запрещено покидать место проживания

по существу самоизоляция арестом не является, а избранное законодателем терминологическое обозначение режима юридического значения для дела не имеет, так как действительный смысл этого понятия возможно установить через определяющие его содержание нормы, устанавливающих правила поведения на территории Иркутской области;

нет обоснования отличий обстановки с COVID-2019 на день введения «домашнего ареста» с предыдущими днями, когда такого запрета покидать жилище не было. А что изменилось?

Одновременно с запретом покидать жилище было введено «социальное дистанцирование» в 1,5 м. Вводить обе меры одновременно («не приближаться» и «не выходить из квартир») не было необходимости

иные доводы административных истцов не ставят под сомнение выводы суда по настоящему административному делу

применяемый в обжалованном указе термин «место проживания» (которое притом нельзя покидать), отсутствует в законодательстве, что порождает неопределенность в том, что под этим местом понимается

иные доводы административных истцов не ставят под сомнение выводы суда по настоящему административному делу;

используются неясные и неоднозначные термины, в частности, не представляется возможным определить содержание терминов «ближайшее место приобретения продуктов, лекарств, товаров первой необходимости», «иные экстренные случаи», «прямая угроза жизни и здоровью»

КОВИД-19 относится к числу ОРВИ (так утверждает Минздрав), при этом согласно сведениям с сайта Иркутского управления Роспотребнадзора, на момент первоначального введения режима всеобщей самоизоляции уровень заболеваемости населения гриппом и ОРВИ находился ниже эпидемического порога на 33%, в следующие недели эпидемиологическая ситуация с заболеваемостью гриппом и ОРВИ в регионе только улучшалась, находясь ниже эпидемического порога на 41, 58, 71, и 79% соответственно.

То есть эпидпорог по гриппу и ОРВИ в регионе был низким и имел динамику к улучшению. А значит, в последующие недели после принятия оспариваемых ограничительных мер, и для принятия этих мер и их последующего продления отсутствовали объективные основания.

При этом главный госсанврач РФ требовал от губернаторов, во-первых, действовать с учетом складывающейся эпидситуации (которой по факту почти не было), а во-вторых, вводить ограничительные мероприятия в смысле закона о санэпидблагополeчии, то есть именно карантин. А его не ввели

Читать еще:  Подготовка и осуществление систематизации российского законодательства

эпидпорог по КОВИД-19 был достаточным не для карантина, а для введения и сохранения РПГ, что подтверждается постановлениями Главного Госсанврача РФ 2020 года № 2, № 3, № 5 и № 6;

кроме того, тот факт, что ВРИО Губернатора действовал с учетом эпидситуации, подтверждается положительной «ковидной» динамикой в регионе – случаи заболевания в области ниже, чем в среднем по РФ (4,38 на 100 тысяч населения против «общероссийских» 59,35 на 100 тыс. населения);

кроме того,

каким мог быть этот карантин? Порядок осуществления карантина устанавливается санитарными правилами и иными НПА. Значит, власти вправе устанавливать только такие ограничительные мероприятия, которые, во-первых, прямо предусмотрены в иных санитарных актах, а во-вторых, если в этих санитарных актах прямо закреплено полномочие региона вводить конкретное ограничение.

Между тем, ни СП 3.1.2.3117-13 «Профилактика гриппа и других ОРВИ», ни Временные МР Минздрава РФ «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» Версия 5 (08.04.2020), не предусматривают такой ограничительной меры как всеобщая самоизоляция здоровых граждан. Пункт 7.2 упомянутых МР Минздрава, посвященных неспецифической профилактике КОВИД-19, предполагают изоляцию исключительно больных и лиц с подозрением на заболевание

на момент рассмотрения дела (но не на момент издания спорного акта) ВРИО Губернатора действовал на основании Указа Президента РФ от 2 апреля 2020 г. № 239 «О мерах по обеспечению санэпидблагополучия населения в связи с распространением COVID-19», данный Указ предписывал Губернаторам обеспечить разработку и реализацию комплекса ограничительных и иных мероприятий, в том числе установить особый порядок передвижения на соответствующей территории лиц и транспортных средств;

Спорные положения ограничивают право граждан на свободу передвижения, выбор места проживания и нахождения, право на труд и т.д. При том согласно п.п. 5, 6 ст. 1 Устава Иркутской области, права и свободы человека и гражданина не могут быть ограничены правовыми актами Иркутской области, в ней не должны издаваться правовые акты, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина

введение РПГ и принятие мер по защите населения от ЧС, в том числе ограничивать доступ людей на территорию, где существует угроза ЧС, — полномочия, которые возложены на Губернатора Законом о защите от ЧС и Положением о единой госсистеме предупреждения и ликвидации ЧС, утв. постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2003 г. № 794

Под конец рассуждений областной суд напомнил, что ВОЗ признала ситуацию с КОВИД-19 пандемией, и полностью отказал в удовлетворении иска.

Любопытно, что если следовать логике суда, то динамика заражения и заболеваемости COVID-19 в регионе сама по себе доказывает, что режим самоизоляции введен с учетом (или нет) складывающейся эпидситуации в регионе и прогноза ее развития: раз показатели заражения и заболеваемости ниже, чем в целом по стране, то запрет покидать жилище введен вовремя. Такая позиция довольно опасна для губернаторов регионов-лидеров по заболеваемости и количеству жертв – к ним могут предъявить иски о том, что режим самоизоляции был введен слишком поздно, то есть без учета ситуации и прогноза ее развития.

Новости

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 28 сен — РАПСИ, Михаил Телехов. Конституционный суд (КС) РФ принял к рассмотрению запрос Протвинского городского суда Московской области, который выразил сомнения в праве субъектов Федерации на ограничения свободы передвижения граждан, введенные в связи с борьбой против распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19.

Соответствующая информация размещена на официальном сайте КС.

Собаки и мусор

В распоряжении редакции имеется текст запроса Протвинского городского суда Московской области. Авторы документа просят проверить конституционность подпункта 3 пункта 5 постановления губернатора Московской области «О введении в Московской области режима повышенной готовности для органов управления и сил Московской областной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и некоторых мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019) на территории Московской области». Им, в частности, введена обязанность для граждан не покидать место проживания за исключением случаев обращения за экстренной медицинской помощью, случаев следования к месту работы — в организацию, чья деятельность не приостановлена данным постановлением, случаев похода в магазин или для получения услуг, реализация которых не была ограничена эпидемиологическими запретами, выгула собак на расстояние, не превышающее 100 метров от дома, а также для выноса мусора до ближайшего места накопления отходов.

Соответствующий запрос к КС возник в связи с рассмотрением Протвинским городским судом дела о нарушении жителем города Протвино части 1 статьи 20.6.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ, а именно невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации. В протоколе указано, что задержанный на территории Протвино не имел права выходить из дома.

«То есть нарушение, которое вменяется гражданину, затрагивает его право на свободу передвижения. В то же время право на свободу передвижения является одним из основных и установлено статьей 27 Конституции РФ, которая в соответствии со статьей 15 Конституции РФ имеет прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации», — говорится в запросе.

Законы не дают полномочий

Как поясняет Протвинский городской суд, постановление губернатора Московской области издано в соответствии с Федеральным законом «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», Федеральным законом «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», Положением о единой государственной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, утвержденным соответствующим постановлением правительства РФ, законом Московской области «О защите населения Московской области от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» и Положением о Московской областной системе предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, утвержденным соответствующим постановлением правительства Московской области, а также с учетом рекомендаций Роспотребнадзора по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции.

Как утверждается в запросе, ни один из перечисленных нормативных актов не предусматривает полномочий губернатора субъекта Федерации на ограничение права граждан на свободу передвижения.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector