Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Средства и методы толкования норм налогового законодательства

г. Москва, ул. 1-я Останкинская, д. 41 А
Тел.: 8 (499) 390-62-78
E-Mail: yagolovich@taxnomen.ru

  • Главная
  • Услуги
  • Налоговый аудит
  • Налоговое планирование и управление рисками
  • Налоговые проверки
  • Налоговые споры
  • Уголовно-правовая защита бизнеса
  • Вычет и 3 ндфл
  • Смотреть ролики
  • Читать
  • Семинары
  • Купить книги

Новые видео и статьи

Приемы толкования налогового законодательства и проверки юридической силы налоговой нормы

Приемы толкования налогового законодательства и проверки юридической силы налоговой нормы

Существуют следующие способы толкования налогового законодательства: грамматический (филологический, языковый); логический, систематический; историко-политический; специально-юридический, телеологический, функциональный.

Грамматическое толкование предполагает анализ нормы налогового законодательства с точки зрения лексико-стилистических и морфологических требований, выяснения значения отдельных слов, фраз, выражений, соединительных и разъединительных союзов, знаков препинания и т.д. В налоговых отношениях (весьма формализованных) — это не мелочи. Или это такие мелочи, от которых порой зависят судьбы людей, принятие того или иного решения. Возьмем для примера краткое предложение из трех слов: «запретить нельзя разрешить», в котором нет ни запятых, ни точек. Как понимать предписание — запретить или разрешить? В зависимости от того, как расставим указанные знаки, можно сделать прямо противоположные выводы. Точно так же обстоит дело с более известной классической формулой «казнить нельзя помиловать». Не меньшее значение имеют союзы. При соединительном союзе «и» требуется наличие двух каких-либо условий; при разъединительных «либо», «или» — только одно.

Примером грамматического толкования в налоговой сфере может послужить следующее. По форме выражения близки понятия «учет налогоплательщиков» и «налоговый учет», однако они не являются синонимами. Определение налогового учета закреплено законодателем в ст. 313 НК РФ, согласно которой налоговый учет — это система обобщения информации для определения налоговой базы по налогу на основе данных первичных документов, сгруппированных в соответствии с НК РФ. Таким образом, в отличие от учета налогоплательщиков налоговый учет осуществляется непосредственно налогоплательщиками и состоит в обобщении данных бухгалтерского учета в целях исчисления налогов. В свою очередь учет налогоплательщиков — одна из форм налогового контроля, представляющая собой совокупность установленных НК РФ мероприятий, ориентированных на формирование единого банка данных о налогоплательщиках, необходимых для осуществления иных форм налогового контроля и обеспечивающих реализацию целей и задач налогового контроля.

Логическое толкование — это интерпретация нормы права на основе законов логики. При данном способе выясняется прежде всего внутренняя (логическая) структура нормы, взаимосвязь трех ее элементов — гипотезы, диспозиции и санкции; устраняются возможные логические противоречия, когда одно утверждение исключает другое; анализируются и оцениваются иносказания, переносный смысл, соотношение духа и буквы толкуемого правила. Например, Согласно абз. 4 п. 11 ст. 7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации» налоговые органы вправе предъявлять в суде и арбитражном суде иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам. Однако ряд исследователей полагают, что данная норма не должна применяться[1]. Общая позиция сводится к тому, что права налоговых органов ограничены Налоговым кодексом РФ и в других нормативно-правовых актах не могут содержаться, поскольку в п. 2 ст. 31 НК РФ установлено буквально следующее: «Налоговые органы осуществляют также другие права, предусмотренные настоящим Кодексом». Соответственно Закон Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации» в отношении прав налоговых органов не применяются. Более того, указанное полномочие, первоначально прописанное в п. 11 ст. 7 Закона РФ N 943-1 «О налоговых органах в Российской Федерации», в дальнейшем было закреплено в ст. 31 НК РФ «О признании сделок недействительными и о взыскании в доход государства приобретенного по таким сделкам имущества в случаях, предусмотренных гражданским законодательством Российской Федерации». Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 154-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» установил новую редакцию ст. 31 НК РФ, и налоговые органы были лишены этого полномочия. Применение правил абз. 4 п. 11 ст. 7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации» в данном случае будет логической ошибкой – нарушение правил соразмерности. Это означает, что означает, что в правильном определении объемы определяемого и определяющего понятий должны совпадать. Иначе говоря, определяемое и определяющее понятие должны быть равнозначными (А=Вс, или Dfd =Dfn).

Систематический способ толкования означает, что норма права должна толковаться не изолированно, а в контексте других норм, в частности регулирующих смежные, однородные отношения. Это обусловлено системностью самого права, где все нормы тесно взаимосвязаны в единую структуру, расположены в определенном порядке, обладают свойством иерархичности (по своей юридической силе), зависят друг от друга. Конкретная норма может быть использована только вместе с другими, находящимися с ней в системной связи нормах. Особенно это касается отсылочных и бланкетных норм. Самым ярким примером служат правила применения институтов, понятий и терминов гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Налоговом кодексе РФ. Согласно п. 1 ст. 11 НК РФ указанные институты, понятия и термины применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом РФ.

Для правильного понимания общего смысла нормы имеет значение ее относимость к той или иной отрасли права, институту; местоположение в отдельном акте (главе, разделе). При данном способе толкования упор делается не на внутреннее содержание нормы, а на внешние связи. Систематический прием помогает выявить и устранить коллизии между различными предписаниями, найти нужную норму при применении аналогии закона, осмыслить налоговое законодательство в его единстве.

Историко-политическое толкование обязывает правоприменителя обратить внимание на те исторические условия, в которых была принята та или иная норма, — применимы ли современный период ранее принятые нормы. Важно выяснить, в чем заключалась необходимость в принятии данного акта, сохраняется ли эта необходимость. Историко-политический метод, метод сопоставлений позволяют без труда разобраться в том, какие нормы можно применять в данный момент и к данным отношениям, а какие — нет. Однако в налоговом законодательстве возможны и такие казусы. В Италии действует налог на бензин, и с каждого его литра взимается 74 цента налогов. Но дело в том, что сумма эта распределяется следующим образом: 0,0009 евро идет на финансирование войны в Эфиопии 1935 года (!), 0,005 евро — на финансирование преодоления последствий наводнения во Флоренции 1966 года, 0,0073 евро — на поддержание и сохранение культурного наследия Италии. В 1936 фашистская Италия разгромила войска эфиопской армии и включила Эфиопию в состав колонии Итальянская Восточная Африка. Оккупация страны продолжалась до весны 1941 года, когда освободила Эфиопию и заняла другие итальянские владения на Африканском роге. Однако налог до сих пор взимается. Экономисты подсчитали, что «война в Эфиопии» в наши дни обходится каждой итальянской семье в 400 евро ежегодно.

Специально-юридическое толкование обусловлено наличием в налоговом законодательстве специфических терминов и понятий, которые приходится «растолковывать» тем, кто в них не сведущ, кто не является специалистом в данной области. В частности, этому служит ст. 11 Налогового кодекса РФ – «Институты, понятия и термины, используемые в настоящем Кодексе». В этой статье раскрывается содержание таких специфических терминов как организации, банки, счета, недоимка, учетная политика для целей налогообложения и т.п.

Телеологические (целевое) толкование направлено на выяснение тех целей, которые преследовал законодатель, издавая тот или иной нормативный правовой акт. Нередко такие цели указываются в самом акте, как правило, в преамбуле (во вступительной части). Но цели закона могут также логически вытекать из его содержания, общей направленности. В ст. 2 НК РФ указана цель законодательства о налогах и сборах: оно регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Функциональное толкование. Известно, что правовые нормы, в зависимости от их назначения, играют разную роль, обладают специфической функцией. Есть нормы разрешающие и запрещающие, регулятивные и охранительные, обязывающие и управомочивающие, поощрительные и стимулирующие и т.д. У них разные функции, и это важно иметь в виду при их толковании и применении. Например, функцией норм, посвященных налоговому контролю, является предотвращение налоговых правонарушений и повышение собираемости налогов.

Официальное толкование, даваемое судебными или иными уполномоченными на то государственными органами, а также органами общественных организаций по специальному уполномочению государства, подрзделяется на два вида: нормативное и казуальное толкование.

Читать еще:  Как вписать ребенка в паспорт

Нормативным толкованием является официальное разъяснение правовой нормы компетентным органом, обязательное для всех лиц и органов, которые прямо подпадают под юрисдикцию этого органа, производящего толкование. Оно распространяется на весь круг случаев, предусмотренных толкуемой правовой нормой, обеспечивая тем самым единообразное и правильное проведение в жизнь предписаний этой нормы.

Казуальным толкованием называется разъяснение смысла правовой нормы, которое дается судебными или иными компетентными органами по поводу и в связи с рассмотрением конкретного дела. Оно является формально обязательным лишь при его разрешении. Общеобязательной силы такое толкование не имеет. Суды не могут основываться и ссылаться на него при вынесении решения.

В отношении коллизий и пробелов, которые могут встретиться при проверке юридической силы выбранной нормы, наука и практика выработали следующие правила их преодоления:

а) если противоречат друг другу акты одного и того же органа, но изданные в разное время, то применяется последний по принципу, предложенному еще римскими юристами: «Позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится»;

б) если коллизионные акты изданы одновременно, но разными органами, то применяется акт, обладающий более высокой юридической силой (например, закон и указ, указ и правительственное постановление), т.е. принимается во внимание иерархия нормативных актов и отдельных норм;

в) если расходятся общефедеральный акт и акт субъекта Федерации, то применяется первый (в пределах предметов ведения РФ и совместного ведения — ст. 76 Конституции РФ);

г) в случае противоречия между федеральным актом и актом субъекта Федерации, изданным в пределах его компетенции, приоритет имеет последний (ч. 6 ст. 76 Конституции РФ);

д) если обнаружен пробел в праве (отсутствие нужной нормы), то решается вопрос о применении правовой аналогии в ее двух видах — аналогии закона и аналогии права[2].

[1] Подробнее об этом см.: Караваев Е.М. Обзор свежей арбитражной практики // Учет, налоги, право. 2005. N 42. 15 — 21 ноября; Петренко Н.П. О признании сделок недействительными на основании исков налоговых органов // Арбитражная практика: Налоговые споры: Тематический выпуск. 2002. Окт. С. 157; Цыганков Э.М. Проблемы применения и системного развития налогового законодательства (в аспекте соотношения публичного и частного права). М., 2005. С. 76; Шарова С.В. Недействительность сделок: основания и последствия // Российский налоговый курьер. 2004. N 3. С. 49.

[2] См. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2004. С. 490

Толкование норм налогового права: понятие и значение. Способы, виды и стадии толкования

Толкование норм права представляет собой деятельность государственных органов, различных организаций и отдельных граждан, направленную на уяснение и разъяснение смысла и содержания общеобязательной воли законодателя, выраженной в нормах права.
Необходимость толкования норм в налоговом праве вызвана тем, что норма права имеет не
конкретный, а общий и абстрактный характер. Участники налоговых отношений сталкиваются с
отдельными конкретными жизненными или хозяйственными ситуациями, и им необходимо определить волю законодателя, выраженную в определенной норме налогового права.
Толкование норм налогового права может осуществляться в двух формах:

  • толкование-уяснение, которое выражается в уяснении смысла и содержания налогово-правовой нормы субъектом налоговых отношений;
  • толкование-разъяснение, которое выражается через письменное разъяснение по вопросам
    применения законодательства РФ о налогах и сборах.

В науке налоговое право общепринято рассматривать следующую классификацию толкования
налогово-правовых норм:

1) в зависимости от “технических” приемов проведения различают следующие виды
толкования норм налогового права:

  • историко-политическое толкование представляет собой особый вид толкования, при котором
    налогово-правовая норма сравнивается с ранее действовавшими нормами налогового права. С
    помощью такого толкования происходит более глубокое выявление и понимание содержания
    определенной налогово-правовой нормы;
  • грамматическое толкование. Так, в НК РФ достаточно часто встречаются фразы в 10 – 15 строк, согласование которых является достаточно сложным, и такие нормы начинают по-разному толковаться налогоплательщиками и налоговыми органами. В ряде случаев в НК РФ встречаются определенные термины, хотя в разных статьях смысл этого термина разный. Например, понятие “налоговый вычет” используется в гл. 21 – 24 НК РФ, и в каждой из упомянутых глав его смысл существенно различается;
  • систематическое толкование. При данном виде толкования определенную норму налогового
    права сопоставляют с другими нормами налогового права, а также с нормами смежных отраслей права, например, таких как административное, бюджетное, таможенное, гражданское право, и другими отраслями права;
  • юридическое толкование – это особый способ, основанный на специальных знаниях
    юриспруденции, способствующий уяснению содержания норм налогового права. При толковании норм налогового права юристы нередко прибегают к специальным приемам, при этом используют налоговые презумпции, фикции, преюдиции, прецеденты решений арбитражных судов и судов общей юрисдикции, аналогии с нормами других отраслей права и т.д.;

2) в зависимости от юридической силы разъяснений различают следующие виды толкования
норм налогового права:

  • официальное толкование осуществляется органами государственной власти, которые
    разъясняют нормы налогового права подведомственным органам и должностным лицам. Официальное толкование осуществляется с помощью интерпретационных актов общего и индивидуального характера. При этом если акты общего характера распространяются на все случаи применения норм налогового права, то акты индивидуального характера содержат указания по поводу применения нормы права к конкретным жизненным и хозяйственным ситуациям;
  • неофициальное толкование отличается тем, что оно не наделено законом обязательной
    юридической силой. Неофициальное толкование подразделяется на:
  • профессиональное толкование норм налогового права лицами, профессионально
    занимающимися подобными вопросами, как правило, дипломированными юристами. К таким лицам могут относиться: отдельные юристы-практики (судьи, прокуроры, адвокаты, следователи, юрисконсульты и др.), а также государственные органы, осуществляющие профессиональную юридическую деятельность. В науке налогового права выделяют виды профессионального толкования налогово-правовых норм, такие как толкование высших судебных органов и соответствующие разъяснения-толкования всех остальных государственных органов;
  • обыденное толкование норм налогового права представляет собой толкование нормы налогового права любым лицом, которое основывается на собственных правопонимании и правосознании;
  • доктринальное толкование норм налогового права – это научно-юридическое толкование
    налогово-правовых норм, осуществляемое учеными-юристами. В качестве примеров доктринального толкования целесообразно привести: научно-практические комментарии, экспертные заключения, научные характеристики норм действующего налогового законодательства и т.д.

Особенности толкования норм налогового законодательства

Конституционный Суд РФ в одном из дел выявил новое юридическое содержание принципа «налог должен иметь экономическое основание и не может быть произвольным» (п. 3 ст. 3 НК РФ). Этот принцип может быть использован при оценке норм налогового законодательства, устанавливающих отдельные элементы налога, в частности налоговую базу. При этом адресован данный принцип не только законодателю, но и правоприменителям.

Обычно подчеркивается, что раз налоговое право – отрасль публичного права, то в нем, в отличие от отраслей частного права, правоприменителям не должны предоставляться полномочия по восполнению пробелов закона с использованием таких приемов, как аналогия закона или права. Указанная теоретическая модель лежит в основе действующего Налогового кодекса РФ, в котором нет статьи, аналогичной статье 6 ГК РФ «Применение гражданского законодательства по аналогии».

Восполнение пробелов в законодательстве судебными актами

Реальность говорит о том, что суды наряду с законодателем устраняют пробелы в налоговом законодательстве. Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 о налоговой выгоде не столько содержит разъяснения по вопросам судебной практики, как того требует статья 127 Конституции РФ, сколько устраняет пробелы и даже вводит новые нормы.

Устранение пробелов с помощью судов предполагает признание высокого правового статуса основных начал (принципов) налогового права, поскольку только на основе правовых принципов суды могут самостоятельно преодолевать пробелы в налоговом праве (если только это действительно пробел, а не квалифицированное умолчание законодателя). Более того, это конституционно значимые принципы налогового права, занимающие промежуточное положение между конституционным и налоговым правом. Такая характеристика принципов, содержащихся в статье 3 НК РФ, имеет решающее значение, поскольку Конституционный Суд РФ с их помощью расширяет свой инструментарий. По сути же, повышением правового статуса основ-ных начал налогового законодательства снимается необходимость устранения пробелов только усилиями законодателя.

Суды участвуют в регулировании налоговых отношений – как путем преодоления пробелов, так и устранения некоторой неопределенности в норме. Однако, поскольку есть принцип разделения властей, права судов должны быть ограничены путем разработки специальных юридико-технических правил толкования норм налогового законодательства. В постановлениях и определениях Конституционного Суда РФ содержится ряд таких правил.

Читать еще:  Алименты на 5 детей

Способы контекстного толкования норм налогового закона, примененные Конституционным Судом РФ

Пример конституционно-правового истолкования норм налогового законодательства

Одним из последних примеров использования Конституционным Судом РФ способа конституционно-правового истолкования норм налогового законодательства можно назвать «позитивное» Определение по жалобе ОАО «Каустик» о проверке конституционности десятого абзаца статьи 275.1 НК РФ. В нем Суд посчитал возможным для уточнения смысла неясной нормы прибег-нуть к принципу, в соответствии с которым налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными.

Открытое акционерное общество «Каустик» (далее – Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании недействительными решений налогового органа, который отказал Обществу в праве учесть в целях налогообложения прибыли документально подтвержденный убыток от использования объектов обслуживающих производств и хозяйств (десятый абзац ст. 275.1 НК РФ).

Арбитражный суд удовлетворил требования заявителя, установив, что Общество – градообразующая организация и при отсутствии в г. Стерлитамаке (место нахождения Общества) утвержденных в установленном порядке нормативов на содержание объектов обслуживающих производств и хозяйств и порядка определения расходов на содержание аналогичных объектов, находящихся на территории города и подведомственных органу местного самоуправления, вправе учитывать при исчислении налога на прибыль фактические документально подтвержденные расходы на содержание таких объектов.

Налоговый орган обжаловал решение в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд, который отменил решение арбитражного суда первой инстанции. Общество, в свою очередь, обжаловало это постановление в ФАС Уральского округа.

Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционной инстанции без изменения, посчитав, что при отсутствии утвержденных в установленном порядке нормативов Общество вправе учесть при исчислении налога на прибыль убытки от деятельности обслуживающих производств и хозяйств только с соблюдением условий, предусмотренных шестым – восьмым абзацами статьи 275.1 НК РФ, то есть в общеустановленном порядке.

Общество обратилось в Конституционный Суд РФ, посчитав, что десятый абзац статьи 275.1 Кодекса противоречит Конституции РФ, а именно статьям 8, 18, 19, 55 и 57. Оспариваемая норма неточна по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, неопределенна по своему содержанию и связывает возможность уменьшения налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных налогоплательщиком расходов с утверждением органами местного самоуправления нормативов на содержание объектов обслуживающих производств и хозяйств или порядка определения расходов на содержание этих объектов.

Из содержания десятого абзаца статьи 275.1 НК РФ вытекает необходимость утверждения органами местного самоуправле-ния нормативов на содержание объектов обслуживающих производств и хозяйств или порядка определения расходов на содержание для аналогичных объектов. Такие нормативы и порядок в г. Стерлитамаке в 2004 и 2005 гг. не были утверждены.

В принятом по делу Определении Конституционный Суд РФ отметил, что налог на прибыль организаций относится к числу прямых налогов и обременяет налогоплательщика, уменьшая его имущественную массу. Эта особенность налога на прибыль означает, что законодатель должен учитывать все ситуации реальной предпринимательской деятельности.

Объектом налога на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком (ст. 247 НК РФ). Прибыль определяется как доход, уменьшенный на величину произведенных расходов. Требования к расходам установлены в статье 252 НК РФ.

Статья 275.1 НК РФ устанавливает особенности определения налоговой базы налогоплательщиками, деятельность которых связана с использованием объектов обслуживающих производств и хозяйств. Налоговая база по такой деятельности определя-ется отдельно от налоговой базы по иным видам деятельности.

Десятый абзац статьи 275.1 НК РФ содержит специальные нормы, устанавливающие порядок признания для целей налогообложения расходов (убытков), понесенных в связи с деятельностью объектов обслуживающих производств, являющихся струк-турными подразделениями градообразующих организаций. То есть установлены два различных порядка признания для целей налогообложения рассматриваемых расходов (убытков).

Объекты обслуживающих производств и хозяйств, жизненно необходимые для региона как объекты недвижимости, входящие в имущество градообразующих организаций, используются не только в интересах работников последних, но и в интересах населения региона, подлежащих защите со стороны государства. Отношения, связанные с обеспечением функционирования и сохранения целевого назначения таких объектов, носят публично-правовой характер сноска 1 . С учетом этого законодатель преследовал цель предоставления градообразующим организациям льготных оснований признания для целей налогообложения убытка, полученного от использования объектов обслуживающих производств и хозяйств. Такой вывод может быть сделан на основе применения исторического и логического (систематического) методов толкования.

До 1 января 2002 г. все расходы налогоплательщика на содержание объектов обслуживающих производств в пределах нормативов, установленных на местном уровне, относились на себестоимость его продукции независимо от того, каковы экономическая эффективность и целесообразность таких затрат. Для градообразующих организаций, признаваемых таковыми в соответствии с критериями, содержащимися в статье 160 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», этот порядок признания расходов был сохранен. Такие организации по-прежнему вправе принимать для целей налогообложения фактически произведенные ими расходы на содержание перечисленных объектов в части, не превышающей нормативы на содержание аналогичных хозяйств, производств и служб, утвержденных органами местного самоуправления по месту нахождения налогоплательщика. Если органами местного самоуправления такие нормативы не утверждены, налогоплательщики – градообразующие организации вправе применять порядок определения расходов на содержание таких объектов, находящихся на данной территории и подведомственных указанным органам. Во всех иных случаях, не относящихся к содержанию объектов, принадлежащих градообразующим организациям, применяются нормы пятого – восьмого абзацев ста-тьи 275.1 НК РФ.

Норма десятого абзаца статьи 275.1 НК РФ позволяет налогоплательщикам – градообразующим организациям, в состав которых входят структурные подразделения по эксплуатации объектов жилищного фонда, а также объектов, указанных в третьем и четвертом абзацах статьи 275.1 НК РФ, принять для целей налогообложения фактически произведенные расходы на содержание указанных объектов. Указанные расходы признаются в пределах нормативов на содержание аналогичных хозяйств, производств и служб, утвержденных органами местного самоуправления по месту нахождения налогоплательщика. Если органами местного самоуправления такие нормативы не утверждены, налогоплательщики вправе применять порядок определения расходов на содержание для аналогичных объектов, находящихся на данной территории и подведомственных указан-ным органам.

При этом статья 275.1 НК РФ специально не регулирует, каким должен быть порядок определения расходов для целей налого-обложения при неутверждении органами местного самоуправления нормативов и порядка определения расходов на содержание аналогичных объектов.

Допущенная законодателем неточность юридико-технического характера хотя и затрудняет уяснение действительного смысла нормы налогового законодательства, тем не менее не дает оснований для вывода, что оспоренные в КС РФ нормы являются неопределенными, расплывчатыми, не содержащими четких стандартов и, следовательно, не отвечающими принципам налого-вого законодательства в правовом государстве, как они закреплены в Конституции РФ сноска 2 . Для уяснения аутентичности смысла и цели оспоренных положений статьи 275.1 НК РФ их необходимо рассматривать в контексте конституционных положений, закрепляющих принцип правового государства (ч. 1 ст. 1 Конституции РФ) и конституционный принцип равенства налогообложения (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ).

Положение двенадцатого абзаца статьи 275.1 НК РФ основывается на презумпции, в соответствии с которой понесенные налогоплательщиком – градообразующей организацией расходы на содержание объектов обслуживающих производств и хозяйств и стоимость реализуемых ими работ (оказания услуг) соотносимы и существенно не отличаются от соответствующих показателей деятельности аналогичных объектов, находящихся на данной территории и подведомственных органам местного самоуправления. Использование этой презумпции в целях налогообложения в принципе допустимо при условии конституционно-правового истолкования понятия «аналогичные хозяйства», используемого в десятом абзаце статьи 275.1 НК РФ, а именно: хозяйства признаются аналогичными не просто в силу совпадения профиля оказываемых услуг (работ).

Все обслуживающие объекты – структурные подразделения градообразующих организаций имеют определенные особенности хозяйствования, объективно предопределенные их состоянием: размеры, наличие основных фондов, необходимость в ремонте и реконструкции, а также в улучшении качества и расширении спектра оказываемых услуг (работ) и др. В связи с этим презумпция соотносимости условий хозяйствования, а также понесенных в связи с этим расходов носит опровержимый характер.

В силу требований принципа правового государства законодатель, устанавливая особенность определения налоговой базы налогоплательщиками, использующими объекты обслуживающих производств и хозяйств, должен создавать реальные условия для применения соответствующих норм, а установленные нормами налогового законодательства требования должны быть реально выполнимыми.

В десятом абзаце статьи 275.1 НК РФ установлено, что расходы объектов обслуживающих производств – структурных подразделений градообразующих организаций признаются в пределах нормативов на содержание аналогичных хозяйств, произ-водств и служб, утвержденных органами местного самоуправления. Между тем Федеральный закон «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации», определяя в статье 16 вопросы местного значения городского округа, не предусматривает обязанности утверждения указанных в десятом абзаце статьи 275.1 НК РФ нормативов.

Читать еще:  Вменяемость субъекта преступления понятие и критерии невменяемости

Вместе с тем отсутствие нормативов и аналогичных хозяйств не должно рассматриваться как самостоятельное и достаточное основание для отказа налоговыми органами в признании полученного налогоплательщиком убытка для целей налогообложе-ния. Отсутствие на территории муниципального образования аналогичных хозяйств, производств и служб либо неутверждение органами местного самоуправления соответствующих нормативов не должно ставить налогоплательщиков – градообразующие организации, в нарушение статьи 19 Конституции РФ, в неравное положение по сравнению с иными налогоплательщиками, по месту нахождения которых упомянутые аналогичные хозяйства, производства и службы имеются либо соответствующие нормативы утверждены.

Таким образом, налогоплательщики – градообразующие организации вправе признать для целей налогообложения расходы на содержание обслуживающих подразделений и хозяйств в размере фактически понесенных затрат. В противном случае бу-дет нарушаться справедливый баланс, который должен поддерживаться в силу требований статьи 55 (ч. 3) Конституции РФ между требованиями публичных (фискальных) интересов и требованиями, носящими частно-правовой характер (защита права собственности налогоплательщика). При этом налоговые органы не лишены права оспаривать размеры принимаемых налогоплательщиками расходов по мотивам их несоответствия требованиям статьи 252 НК РФ.

Единообразие в толковании и применении судами норм права. Разъяснения ВС РФ

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2015)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015) (ред. от 28.03.2018)

По гражданским делам

1. Решение суда признается законным и обоснованным, если оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, а имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а также при наличии в решении суда исчерпывающих выводов, вытекающих из установленных судом фактов.

Банк обратился в суд с иском к Г. о взыскании задолженности по кредитному договору, обеспеченному залогом квартиры, приобретенной за счет кредитных средств.

Решением районного суда в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым иск банка был удовлетворен частично.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Президиум Верховного Суда РФ, отменяя определение суда кассационной инстанции в части оставления в силе решения суда первой инстанции и направляя дело в этой части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указал следующее.

Согласно п. 3 ст. 391.9 ГПК РФ судебные постановления подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда РФ установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает единообразие в толковании и применении норм права.

Под нарушением судебным постановлением единообразия в толковании и применении норм права понимается содержащееся в судебном постановлении такое толкование и применение правовых норм, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, а также в постановлении Президиума Верховного Суда РФ.

В силу п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» (далее — постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебном решении) решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебном решении).

Поскольку в силу ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебном решении).

Отменяя апелляционное определение при повторном кассационном рассмотрении и оставляя в силе решение суда первой инстанции, Судебная коллегия сослалась на то, что данное апелляционное определение не соответствует требованиям ст. 195 ГПК РФ.

По смыслу данной статьи обоснованным признается судебное решение, в котором всесторонне и полно установлены все юридически значимые для дела факты, подтвержденные доказательствами, отвечающими требованиям относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а сами выводы суда соответствуют обстоятельствам дела.

Поскольку юридически значимым по делу обстоятельством являлось установление того, вследствие чего произошло прекращение ипотеки на спорную квартиру, принадлежащую Г. на праве собственности, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу о том, что суду апелляционной инстанции следовало установить, по какому основанию, предусмотренному ст. 352 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) и ст. 34 Закона РФ от 29 мая 1992 г. N 2872-1 «О залоге», был прекращен залог. Однако таких оснований, как отметила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, суд апелляционной инстанции не указал.

Признав, что судом апелляционной инстанции не были установлены юридически важные обстоятельства, что свидетельствует о нарушении предписаний ст. ст. 195 и 198 ГПК РФ в их истолковании, содержащемся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ о судебном решении, суд кассационной инстанции оставил в силе решение суда первой инстанции.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

На основании ч. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Таким образом, выявление и собирание доказательств по делу является деятельностью не только лиц, участвующих в деле, но и суда, в обязанность которого входит установление того, какие доказательства могут подтвердить или опровергнуть факты, входящие в предмет доказывания.

В случае недостаточности доказательственной базы для вынесения законного и обоснованного решения суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства.

Отменяя апелляционное определение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что апелляционная инстанция в нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ без приведения доводов отвергла письмо заместителя председателя исполнительной дирекции банка (истца) и письмо регистрирующего органа об основаниях внесения записи о прекращении ипотеки.

Однако при рассмотрении кассационной жалобы представителя Г. на новое апелляционное определение Судебная коллегия оставила без внимания то обстоятельство, что при новом рассмотрении дела суд апелляционной инстанции не выполнил указания суда кассационной инстанции и не устранил допущенные нарушения норм процессуального права.

Между тем установление факта того, как были исполнены указания вышестоящего суда о необходимости соблюдения нижестоящим судом норм процессуального законодательства, являлось обязательным.

Как указано в п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», если судом кассационной инстанции будет установлено, что судами первой и (или) апелляционной инстанций допущены нарушения норм процессуального права при исследовании и оценке доказательств, приведшие к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера (например, судебное постановление в нарушение требований ст. 60 ГПК РФ основано на недопустимых доказательствах), суд учитывает эти обстоятельства при вынесении кассационного постановления (определения).

Исходя из данных разъяснений, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в случае установления факта неисполнения указаний вышестоящего суда обязана была направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в целях устранения допущенных нарушений и вынесения определения, отвечающего требованиям законности и обоснованности.

Этого Судебной коллегией при рассмотрении кассационной жалобы сделано не было, что повлекло за собой нарушение единообразия в применении норм процессуального права, устанавливающих требования к судебному решению.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector