Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как стать приемными родителями — кому разрешено быть приемными родителями и что для этого нужно

Муниципальный округ Васильевский

ВНУТРИГОРОДСКОЕ МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ОКРУГ ВАСИЛЬЕВСКИЙ

  • Жителям округа
  • СМИ Муниципального округа
  • Газета «Муниципальный Вестник»
  • 2018 год
  • №5 (233) май 2018
  • Приемный ребенок станет своим, если этого захотеть

Приемный ребенок станет своим, если этого захотеть

«Приемный ребенок станет своим, если этого захотеть»

В последнее время увеличилось количество тех, кто потенциально готов стать опекуном, усыновителем или приемным родителем. К решению о приемных детях люди приходят разными путями: кто-то долго думает, готовится, запасается информацией. Кому-то достаточно однажды увидеть трогательное фото ребенка в одном из множества объявлений в соцсетях, чтобы начать собирать документы. И наверняка найдутся те, кто вдохновился примером других приемных родителей. О своей семье и рассказали Ольга и Александр, мама и папа семерых детей, четверо из которых – приемные.

Как вы пришли к решению воспитывать приемных детей?

–Знаете, нам всегда хотелось, чтобы у нас была большая семья,– рассказывает Ольга. – В 1995 году у нас родилась старшая дочь, Людмила. Тогда мы жили в Токсово, у нас была коза и строительный вагон… А мы были очень счастливы. В 1999 году, уже после переезда в Петербург, родилась Катя. Во время родов возникли осложнения, была вероятность, что мы больше не сможем иметь детей. Наверное, тогда у меня впервые появилась мысль о том, чтобы взять в семью приемного ребенка. К тому же, для меня приемные дети – норма. Так вышло, что в моей семье практически в каждом поколении воспитывались приемные дети. Мы, кровные братья и сестры, росли вместе с ними, не подозревая о том, что кто-то – приемный. Все были одинаково родными. Поэтому для меня семьи с приемными дети не являются чем-то особенным, исключительным, странным.

–Десять лет назад у нас родился Федор, – продолжает рассказ супруги Александр, – все в нашей жизни было прекрасно, и мы были уверены, что никого счастливее нас и быть не может. Когда в семье есть трое детей, не задумываешься о ее расширении. Да, мы допускали, что однажды станем приемными родителями для какого-нибудь малыша или малышки, поэтому прошли обучение в Школе приемных родителей, но конкретных планов не было.

Однажды к нам за помощью обратилась знакомая, которая работала в Доме малютки, попросила договориться об обследовании новорожденного ребенка у кардиолога. Мы договорились с врачом, показали ему девочку… и незаметно для самих себя так прикипели к Ане, решили, что она станет частью нашей семьи. Так что у нас не было долгого периода сомнений, обсуждений, выбора ребенка. В общем, всего того, через что проходят приемные родители… все произошло само собой, и сложилось очень гармонично. Не мы выбрали приемную дочь, а она – нас.

Желание принять в семью ребенка возникло у вас спонтанно, было естественным порывом. Но ведь вы обсуждали это с родственниками, с детьми. Как они к этому отнеслись?

–Анечке не было и двух месяцев, когда она появилась в нашей семье, – рассказывает приемный отец. – Людмила и Катя были уже достаточно взрослыми, чтобы понять, что нами двигало, понять мотивы. Они позитивно отреагировали на нашу новость. Федору было четыре года, и он был вовсе не против появления младшей сестрички.

–Нас ведь было трое, поэтому мы прекрасно понимали, что такое большая семья, как хорошо, когда рядом есть родные люди, – рассказывает Катя, средняя из детей Александра и Ольги. – Наверное, будь я единственным ребенком, мне было бы сложно смириться с необходимостью делиться вниманием родителей. Мне кажется, когда мама с папой привезли Аню, наша семья сплотилась еще больше. Она была такой маленькой, такой худенькой… О ревности и речи быть не могло! Все старались позаботиться о новом члене нашей семьи.

–Действительно, у Анечки был недобор веса, — вспоминает Ольга. – Она отказывалась от еды, и первое время кормить ее требовалось очень часто. Все принимали в этом участие, старались оберегать ее. Помню, в то время лучшим подарком для нашей семьи было детское питание, все друзья об этом знали и часто привозили нам запасы.

Аня была первым приемным ребенком, потом у вас появился Руслан. Как это произошло?

-Как и в случае с Аней, решение принять в семью Руслана было спонтанным, – рассказывает Ольга. – Я просто увидела его фотографию на стенде в отделе опеки и попечительства. Желающих взять его в семью, не было. Можно сказать, отсутствие очереди за ребенком и стало решающим фактором. Руслана мы забрали из того же Дома малютки, что и Аню. Он был очень забавным, таким щекастеньким, сразу нас очаровал.

После малышей в вашей семье появился Анатолий. Почему вы решили принять в семью подростка?

–Я училась с Толей в одном классе, – рассказывает Екатерина. – В середине девятого класса он просто пропал: перестал ходить в школу, не пришел ко мне на день рождения. Как оказалось, приемная семья, где он тогда жил, отказалась от него.

–Катя однажды пришла из школы и рассказала, что Толя вместе со своей семьей уезжает в другую страну, – продолжает Ольга. – О том, что на самом деле произошло, мне рассказал классный руководитель дочери. До того момента мы и не догадывались, что Толя – приемный. Это никогда не афишировалось.

Узнав, что он вновь помещен в детский дом, мы решили помочь. Пришлось подождать, пока информация об Анатолии не появилась в Федеральном банке данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей, чтобы выяснить, в какое учреждение определен подросток.

–Если бы детский дом, куда его отправили, находился в Санкт-Петербурге, мы бы не так переживали. Здесь у него хотя бы были друзья, привычное окружение. Мы знали его достаточно долго как одноклассника нашей Кати, поэтому не могли безразлично отнестись к такому повороту событий. Какое будущее могло быть у выпускника девятого класса, детдомовца? Не самые благоприятные перспективы: грубо говоря, его ждала работа автомеханика или повара, – считает Александр.

–Тогда мы начали рассматривать варианты, как сделать так, чтобы вернуть его в привычную среду, – рассуждает Ольга. – И мы столкнулись с проблемой: ни одно образовательное учреждение не хочет брать на себя ответственность за несовершеннолетних, выступать в качестве их опекуна. И это реальная проблема: скольким хорошим ребятам отказывают в обучении только потому, что они остались без попечения родителей? В общем, как мы поняли после консультаций со специалистами, если мы действительно хотим помочь, то оформление опеки над Анатолием – единственный вариант. Конечно, мы рассказали о желании помочь, о своей семье, спросили его мнения… И он согласился. Так у нас появился еще один сын.

Надо сказать, директор детского дома, откуда мы забрали ребенка, оказался прекрасным человеком, искренне переживающим за судьбу своих воспитанников. Он очень нас поддерживал, стремился помочь. Помочь, в первую очередь, Анатолию.

Когда приемный ребенок приходит в семью, он приходит туда с уже имеющимся у него опытом. И этот опыт всегда травматичный, без исключений. У каждого приемного ребенка есть история, которую его родители должны уважать. Важно понимать, что принимая ребенка в семью, придется проживать с ним его проблемы, утраты, перенесенный урон. Так или иначе, приемный ребенок — не то же самое, что ребенок кровный. Вам приходилось сталкиваться с особенностями развития ваших приемных детей, приобретенными в связи с их жизненным опытом? Какие нюансы вы можете отметить в процессе их взросления?

–Если говорить об Ане и Руслане, то мы не видим чего-то такого, с чем нам не приходилось сталкиваться, пока росли наши кровные дети. Они ведь растут с нами практически с рождения, и никогда не знали другой семьи. Думаю, приемная семья отличается от обычной только первое время, когда все ее члены только адаптируются к новым условиям жизни, к появлению нового ребенка. Когда происходит принятие, семья перестает чем-то отличаться. Что же касается нюансов, думаю, они есть в каждой семье без исключения, вне зависимости от того, есть в ней приемные дети, или же нет, – размышляет Ольга. – С Анатолием другая история: та ситуация, что ему пришлось пережить, не могла не оставить свой след на состоянии подростка. Толя до сих пор очень выборочно идет на контакт с взрослыми. Он очень долго привыкал к нам, мне кажется, первое время относился с опаской. Но это понятно: он пережил предательство близких дважды, и потерянное доверие восстановить сложно. Мы думаем, Толя адаптировался к жизни в нашей семье: он очень любит проводить время с малышами, чинит их игрушки, если они ломаются. Вообще он очень хозяйственный парень, может приготовить что-нибудь вкусное, например. И прекрасно рисует.

Читать еще:  Иск о расторжении брака и взыскании алиментов

–Наверное, поведение нашего младшего, Никиты, тоже несколько выделяется на фоне остальных детей, – считает Александр.

–Иногда Никита в общении с взрослыми ведет себя так, будто ищет что-то, заглядывает в глаза, проверяя, можно ли человеку доверять, — Ольга продолжает мысль супруга. – Мы знаем Никиту практически с момента его рождения. По сути, в нашей семье он пока гостит, мы оформили опеку по заявлению. Понимаете, бывают такие ситуации, когда кажется, что буквально все настроено против тебя, настоящая черная полоса в жизни. Так произошло с его мамой, и мы старались помочь ей, как могли. В какой-то момент она посчитала, что не сможет обеспечить его всем необходимым, и ему будет лучше с нами. Это было непростым, но взвешенным решением. Разумеется, мы советовали ей одуматься, пытались отговорить ее… Первые две недели после оформления опеки постоянно находились в ожидании. Думали, она передумает и вернется за сыном. И хотели, чтобы она вернулась, чтобы сохранила семью. Единственную семью, которая у нее есть. Но этого не произошло, и нам не оставалось ничего иного как принять этот выбор.

Любой ребенок требует внимания, но ребенок приемный – особенно. Как вам удается компенсировать недостаток внимания кровным детям?

–Не знаю почему, но среди наших детей никогда не было ревности. Поначалу мне казалось, что Никита может ее спровоцировать, но – нет. Как мне кажется, младшие дети просто решили, что он им не конкурент, — смеется Ольга. – Аня, конечно, часто спрашивала, где мама Никиты, когда она его заберет. Но эти вопросы были спровоцированы не нежеланием делить свою маму с еще одним человеком, а жалостью к его маме. «Ей же без него плохо, она, наверное, плачет», — говорила Анечка. Вообще, как-то само собой получается, что с каждым из детей мне удается проводить время наедине, поговорить по душам. В школе приемных родителей этому учат, но у меня выходит само собой.

Вы открыто рассказываете историю своей семьи в присутствии детей. Получается, все ваши приемные дети знают о своем происхождении?

–По совету психолога, мы рассказали Анечке о ее рождении только тогда, когда это стало важно для нее самой, – отвечает Ольга. – Вопросов у нее не возникало достаточно долго, а когда она наконец спросила, мы были к этому готовы и рассказали ей, что дети иногда остаются без родителей. Так случается, но они ищут друг друга, и мы очень верим, что однажды всех детей найдут, как мы нашли ее и Руслана. Конечно же, Аня сразу поделилась этой информацией с Русланом: «а знаешь, Руслан, нас родила другая тетя!». Но ему до этого пока нет дела. Мы задумывались, что если бы Аня была единственным приемным ребенком в нашей семье, было бы сложнее объяснить ее происхождение, другую фамилию и отчество, а ей – понять и принять это. А так, когда она знает, что есть и другие приемные дети, она не чувствует себя не такой как все. Правда, она уже заявляла, что она сменит фамилию, когда вырастет: «не хочу фамилию как у Руслана, хочу как у Феди!». Но это может и подождать. А вот имя, видимо, придется менять в порядке судебного разбирательства. Дело в том, что Аня при рождении названа иначе, но не признает свое имя, хочет быть Анечкой. Но изменить имя невозможно до наступления 14 лет. Специалисты ЗАГС на наш запрос ответили: «не положено, вы лишаете ее национальных родовых корней». О каких корнях идет речь, если дети – отказники? Нет никакой информации об их родителях. Вместо имен отца и матери в свидетельствах о рождении – прочерки. В общем, на случай судебного решения о смене имени не в нашу пользу, мы сказали Ане, что у нее два имени: одно ей дали при рождении, а второе – при крещении.

С появлением в вашей семье приемных детей, в вашей жизни появились социальные службы, специалисты органов сопровождения, отдел опеки и попечительства, к примеру. Как вы относитесь к их вмешательству в жизнь вашей семьи?

–Специалисты сопровождения нас особо не тревожат. Они корректно относятся к нашей семье, — говорит Ольга. – Да, не раз нам приходилось слышать о сложностях, которые возникают в семьях с приемными детьми из-за вмешательства специалистов социальных служб. Но нам, как мне кажется, всегда сопутствовала удача, и все специалисты, с которыми мы сталкивались, шли нам навстречу. Нашу семью сопровождали трое специалистов отдела опеки и попечительства, и все они – замечательные люди, о которых мы не можем сказать ни одного плохого слова.

В целом, особого вмешательства в нашу жизнь мы не видим. Да и не считаем, что нуждаемся в постоянном сопровождении и непрерывном контроле. Но в случае необходимости можем и сами обратиться к специалистам: к примеру, мы иногда обращаемся за консультацией к психологу Школы приемных родителей, где мы проходили обучение. Отдел опеки регулярно приглашает нас в театры и другие детские мероприятия. Мы очень рады!

В последние несколько лет приемным семьям стало гораздо проще с точки зрения отчетности, систему упростили на законодательном уровне. А в 2011 году нам еще приходилось отчитываться за все. Помню, как мы всей семьей собирали чеки: дети садились за стол и аккуратно приклеивали их. А однажды, это был, кажется, первый год, когда мы взяли под опеку Аню, у нас все чеки выгорели на солнце! Мы страшно волновались, но, к счастью, стоимости путевок в санаторий хватило для покрытия отчетности. Хорошо, что эту систему упразднили.

Ваша семья – особенная. Приходилось ли вам сталкиваться с негативной оценкой социума в силу особенностей вашей семьи?

О каком обществе идет речь? — спрашивает Александр. — Не думаю, что мы так сильно выделяемся, что абстрактному обществу есть до нас дело. Да, детей у нас больше, чем у большинства знакомых нам семей, но мы ведь не рассказываем всем о том, что среди них есть и приемные. И никому не навязываем свою модель семейной жизни. Что касается друзей, знакомых, родственников, здесь тоже не приходилось сталкиваться с негативным отношением. Недоумение – вот более подходящее слово. Да, вопрос «зачем?» мы слышали не раз. Людям, как правило, понятно желание взять в семью приемных детей, когда нет кровных, но когда их трое, — это вызывает вопросы.

Есть ли у вас пожелания, советы, напутствия для тех, кому только предстоит стать приемными родителями?

–Общепринятое мнение: в процессе воспитания приемных детей возникает гораздо больше проблем, чем в процессе воспитания детей кровных. Но нам кажется, что это не так, — заявляют Ольга и Александр. – Проблемы с приемными детьми появляются в тех семьях, где родители не могут избавиться от мысли, что их ребенок – приемный. Если постоянно заострять внимание на этой мысли, то жизнь в семье станет очень сложной для всех. Так что, единственное, что мы можем пожелать приемным родителям – не бояться! Приемный ребенок станет своим, если этого захотеть.

БрестСИТИ. Новости

ТОП за неделю

  • Когда у школьников каникулы. Как будем учиться. 2021/2022 учебный год. Беларусь
  • Расписание движения троллейбусов в Бресте с 1 сентября 2021
  • История «развода на деньги» через посредника. Случай из Бреста
  • За что могут выселить из собственного, арендного и социального жилья в Беларуси
  • Спрятать 50 тысяч евро не получилось. Случай на границе в Бресте
  • Читательница: «Здоровые деревья срезали, а засохшее так и осталось стоять». Ответ «Коммунальника»
  • Полураздетый труп женщины обнаружили утром в Барановичах

Что происходит в Бресте

Прислать новость

Рубрики новостей

  • Брест. Общество
  • Брестская крепость
  • Беловежская пуща
  • Бизнес, экономика
  • Городские заметки
  • Граница, таможня
  • Интернет, технологии
  • История Бреста
  • Культура, отдых
  • Медицина и здоровье
  • Официально
  • Праздники,события
  • Природа. Экология
  • Происшествия. ДТП
  • Спорт
  • Транспорт
  • Фотографии и видео Бреста
  • Разное. Обо всем

Транспорт Бреста

Выберите район

  • Барановичский
  • Березовский
  • Ганцевичский
  • Дрогичинский
  • Жабинковский
  • Ивановский
  • Ивацевичский
  • Каменецкий
  • Кобринский
  • Лунинецкий
  • Ляховичский
  • Малоритский
  • Пинский
  • Пружанский
  • Столинский
  • Новости
  • Популярное
  • Афиша
  • Погода
  • Комментарии
  • Камеры. Граница
  • Реклама
  • О сайте
  • Контакты
Читать еще:  Верховный суд предлагает лишать родительских прав за участие детей в сектах

За что могут выселить из собственного, арендного и социального жилья в Беларуси

Главный документ, который регулирует этот вопрос, – Жилищный кодекс Республики Беларусь. В обновленном виде он действует в стране с 1 января 2020 года.

Неоплаченные жировки

Жилье в Беларуси может быть в собственности, арендным или социальным. Отдельная категория – комнаты в общежитии. Выселить, при наличии существенных причин, независимо от статуса жилья могут из любого. Правда, в одних ситуациях взамен предложат другое – меньшей площади и комфортности, в других – придется самому искать, где жить.

Как информирует Портал коммунальной грамотности, самая серьезная санкция, которая применяется коммунальными службами к нерадивым плательщикам ЖКУ, – выселение из квартиры. Правда, процедура эта весьма длительная и вряд ли будет неожиданным сюрпризом для тех, кто систематически не платит по счетам. Ведь началом долгого пути по выселению жильцов станут начисление пени за неуплату ЖКУ, звонки и письма с напоминаниями и предупреждениями от организаций ЖКХ. Следующий шаг – приостановление оказания услуг: иными словам, должнику отключат электричество, газ и канализацию.

Если и эти меры не будут действенными, организация, начисляющая плату за ЖКУ, может обратиться к нотариусу для получения исполнительной надписи, первоначально предупредив вас о своем намерении. После совершения нотариальной надписи долгом за ЖКУ будут заниматься судебные исполнители. Но если и это не принесет результата, последует процедура выселения.

Если вы являетесь собственником жилья и не оплачиваете услуги ЖКУ в течение 6 месяцев, на вас могут подать иск (п. 2. ст. 137 ЖК) о понуждении к отчуждению жилого помещения. И когда суд его удовлетворит, собственника обяжут в течение года произвести отчуждение жилого помещения (можно, например, обменять жилье на меньшее или продать его).

Обратите внимание! Если дело дошло до суда, а потерять имущество не хочется, срочно погасите долг за услуги ЖКУ, так вы сможете сохранить квартиру (ч. 2 п. 3 ст. 137 ЖК).

Избежать выселения после получения решения суда (на добровольное исполнение дается один год. – Прим. авт.), также можно, если оперативно внести сумму долга.

Кстати, выселением из жилья, находящегося в собственности должника, занимается исполком (ст. 137 Жилищного кодекса). Происходит это, если квартира уже продана за долги по оплате ЖКУ, а собственник и члены его семьи не собираются покидать жилплощадь. В татом случае гражданам передают в собственность жилье меньшей площади (не исключено, что оно будет находится в другом населенном пункте), так как часть вырученных денег с продажи квартиры пойдет на погашение долгов.

Выселить из государственного арендного, социального жилья и общежитий также могут за долги по аренде и жилищно-коммунальным услугам – достаточно в течение 6 месяцев просрочить оплату. Правда, в этом случае должника просто переселят в менее комфортное по размерам и потребительским качествам помещение (возможно и в другом населенном пункте).

Дом идет под снос

Переселение нанимателей жилых помещений и их семей из аварийного, подлежащего сносу или несоответствующего санитарным и техническим требованиям государственного арендного жилья осуществляется по решению исполкома. В этой ситуации гражданам выделяют жилье типовых потребительских качеств общей площадью не менее занимаемого. При этом сохраняются условия, прописанные в прежнем договоре найма. Если же жилой дом сносят при изъятии земельного участка для госнужд, то людям предоставят квартиру общей площадью не менее 15 кв. м на каждого члена семьи.

Капитальный ремонт затянулся

Бывают ситуации, когда капитальный ремонт домов проводится с отселением граждан. На этот период для проживания семьям предоставляется жилое помещение маневренного фонда.

Непогашенный кредит

Долги перед банком по кредиту, выданному под залог квартиры, также могут стать причиной потери права собственника на занимаемое жилое помещение. Процедура выселения без предоставления другого жилья оговорена в Жилищном кодексе (ст. 81). Правда, выселить из такой квартиры нельзя, например, несовершеннолетних, тех, кто имеет право пожизненного пользования этим помещением по завещательному отказу и др.

Без предоставления жилья

Жилищным кодексом предусматриваются и иные случаи выселения без предоставления жилья. Например, собственник или наймодатель могут потребовать выселить других жильцов, если:

  • они самовольно заняли жилое помещение (без договора найма, регистрации);
  • жильцы перестали быть опекунами (приемными родителями), а жилое помещение выделялось им в рамках закона на период опеки;
  • заключен брачный договор, по условиям которых они выселяются без предоставления другого жилья;
  • расторгается договор найма (поднайма) жилого помещения;
  • жилье выделила организация на период трудовых отношений, но гражданин уволился или получил другое жилье;
  • жильцы (в том числе настоящие и бывшие члены семьи собственника) являются злостными нарушителями порядка (в течение календарного года: 3 и более раз привлекались к административной ответственности за порчу жилья, использование его не по назначению или создавали невыносимые условия для проживания остальных жильцов; получили предупреждение от собственника о выселении и в течение года после этого совершили аналогичные правонарушения).

Наймодатель социального жилья также может выселить совершеннолетних членов семьи нанимателя, который умер или выехал на другое место жительства, при условии, что выселяемые граждане имеют в данном населенном пункте жилье общей площадью 15 кв. м на человека (в Минске – 10 кв. м).

Источник информации: Анжела ЛЮДЫНО, 1prof.by

Наш канал в Viber и Telegram. Присоединяйтесь!
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Буллинг и поборы. СМИ объяснили, за что родители учащихся требуют увольнения ректора Киевской академии искусств

Учащиеся и родители муниципальной «Киевской академии искусств» (КАИ) доведены до крайности злоупотреблениями ректора Академии Ольги Бенч, требуют ее отставки и выходят на акции протеста

По информации издания, 31 августа у стен КГГА прошел митинг, на котором родители учащихся КАИ «уже не в первый раз требовали освободить от занимаемой должности ее ректора Ольгу Бенч, а также провести аудит академии, назначить проверки со стороны ГФС и ГСЧС. Среди требований также смена статуса учебного заведения, чтобы переподчинить его Минобразования и науки, забрав у Департамента культуры КГГА».

«Подобная акция протеста уже проходила 1 июня этого года под стенами КГГА, которой подчиняется учебное заведение и которая наняла на работу Ольгу Бенч. Требования митинговавших были просты и, по сути, те же: «Уволить администрацию «КАИ» во главе с ректором Бенч О.Г., прекратить буллинг детей, родителей и учителей, вернуть землю для строительства бесплатной государственной общеобразовательной школы по адресу Героев Сталинграда 10в, 8а (б), которая была выделена для строительства общего проекта для Киевской детской Академии искусств и жителей Оболони», — говорится в статье.

По информации издания, конфликт в КАИ тлеет еще с 2018 года и начался почти сразу после вступления Бенч в должность. «Ее назначением и деятельностью недовольны прежде всего родители учащихся «Киевской детской академии искусств» им. М.И. Чембержи – структурного подразделения «КАИ». Родители начали получать сообщения, что, если они не оплатят обучение в размере 17 тысяч гривен за год, дети могут быть отчислены. Это при том, что руководство заявляло, что дети учатся бесплатно, что является требованием закона и гарантируется постановлением Кабинета министров».

«Кстати, «прайс» платных услуг до сих пор размещен на сайте академии. Например, аренда контрабаса в месяц стоит 40 гривен, хорошей флейты – 158, а набора литавр – 345. Что вызывает недоумение: если это школа искусств, и музыкальные инструменты в ней – это как парта в обычной, или турник в спортивной школе, то почему за их аренду должны платить родители, да еще и при рекордном финансировании учебного заведения?» – говорится в статье.

После того, как родители начали протестовать, Бенч начала «закручивать гайки». «По словам родителей, они были устранены от принятия каких-либо решений, администрация академии, в частности, Бенч, избегала каких-либо встреч с ними, ожидание в приемной могло длиться шесть часов. Инициативы руководства академии по организации учебных классов в «раздевалках», привлечение «титушек» для усмирения родительского гнева также подлили масла в огонь», — говорится в статье.

По информации издания, ЕРДР начал пополняться заявлениями родителей по фактам «самоуправства» и «подделки документов» со стороны Бенч. Также родители заявили, что за время деятельности Бенч академия потеряла не менее 200 учащихся, ушло более 70 толковых преподавателей, остальные работают с написанными заявлениями на увольнение.

Сейчас родители, делают вывод, что пришло время для открытого и публичного протеста, пишет издание. Потому что, разбираться в конфликте Бенч с родителями учащихся пытались неоднократно, и по линии Минкульта, и Департамента культуры КГГА. Дело не сдвинулось с мертвой точки, лишь усугублялось с каждым годом.

Читать еще:  Рассматриваются ли анонимные обращения граждан в прокуратуре

«Возможно, на это влияет мощный бэкграунд Ольги Бенч. Все-таки она с 2005 по 2010 годы работала заместителем министра культуры и туризма, заступив на эту должность в каденцию Оксаны Билозир. В дальнейшем, во время работы Бенч на посту Генерального консула Украины в Пряшеве (Словакия, 2010-2015 г.г.), СМИ также находили связь между ней и Билозир. Кстати, это отмечено и в материалах о громком скандале с контрабандой сигарет по дипломатическому каналу в 2016 году. «Цена вопроса» тогда составила 620 тысяч гривен лишь по одному эпизоду. После этого скандала Бенч вовремя оставила свой пост. Продолжит ли она борьбу за «жирную» должность ректора «КАИ», или опять «тихо» уйдет из-под ответственности — покажет время», — подытожили авторы статьи.

Напомним, о коррупции в КАИ, СМИ писали еще в 2019 году. Родителей тогда возмутило введение ректором Ольгой Бенч дополнительных платных услуг во время обучения и угрозы отчисления учащихся, которые отказывались платить.

Мы делаем мир лучше

№67 (5972) от 3 сентября 2021

Почему такую миссию избрали для себя студенты, преподаватели и руководство Рязанского медицинского университета имени академика И.П. Павлова

Начался учебный год. В образовании много перемен. В номере за прошлую пятницу мы опубликовали интервью ректора Рязанского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова, председателя совета ректоров вузов региона Романа Калинина. Он анализировал современное состояние некоторых аспектов высшей школы региона. Сегодня – продолжение этого актуального разговора.

Р.В. – Что дает вузам межрегиональное и международное сотрудничество? В вашем вузе, например, постоянно идет прием каких-то делегаций, подписание соглашений. Для чего это делается?

Р.К. – Мы ушли от подписания каких-либо декларативных соглашений и, прежде чем подписать какой-либо договор, проводим переговоры о том, что мы будем делать. Время соглашений для галочки ушло. Я убежден, вуз должен быть площадкой взаимодействия региона, а также межргионального и международного взаимодействия. Но это взаимодействие должно быть исключительно для развития отечественного образования. За этим – развитие региона. Это конструктивно, и тогда все у нас получится.
Самое главное, в эту работу должны быть вовлечены преподаватели и студенты, а не только администрация университета, тогда это работает эффективно. Университет в регионе – это точка развития по всем направлениям. Это не только медицина. Вот наш бассейн «Аквамед», например. Точка? Точка. Хороший бассейн. Он положительно влияет на регион, город, человека, который пришел плавать. Человек видит, что грязный бассейн, неприветливый персонал – плохо воздействует. Делаем мир хуже. Скажете, мелочи? Но из них все и состоит.
Это не перфекционизм, а нормальное отношение к миру, в котором ты играешь определенную роль. И это не только образование, это все. Люди приходят к нам, и они видят: у нас нет того направления, которое мы не любим. У нас как нет базовых видов спорта, так нет и внеучебных активностей. Для меня дорого, что с 2012 года мы не проигрывали региональную «Студенческую весну». Мы даем ребятам творческое развитие. Только открыто, только вперед со всеми, кто рядом.

Р.В. – Мы хотим делать мир лучше. Что это за миссия у вас такая?

Р.К. – В идеологии развития университета мы пересмотрели нашу миссию и сформулировали ее смело: «Мы делаем мир лучше». Это наша большая бесконечная миссия, которую мы транслируем на все направления нашей деятельности.
Мы хотим научить хороших студентов, чтобы они были классными, открытыми людьми, патриотами, гражданами своей страны. Мы хотим делать мир лучше через наши современные научные и медицинские технологии. Мы хотим поддерживать хороший микроклимат в нашем университете и тем самым влиять на то, что окружает нас. Мы это действительно сейчас исповедуем. Дай Бог, чтобы это получилось.

Р.В. – Председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов предложил вернуть в Россию советскую систему трудоустройства – распределять выпускников вузов, которые получили высшее образование на бюджетной основе. Такие правила, по его мнению, должны распространяться на выпускников педагогических и медицинских вузов. Что вы по этому поводу думаете?

Р.К. – Распределение, с одной стороны, просто реализуемая тема, а с другой – при ее реализации мы получаем ряд проблем. Мир поменялся, и выпускники захотят ехать туда, где им что-то могут предложить. Приезжают главные врачи из Рязанской, Московской и других областей, приглашают нас к себе. Мы выезжаем, показываем студентам больницу, социальную сферу и достопримечательности территории. Ребята видят, заинтересованы ли в них и куда они приедут.
Если мы будем вслепую отправлять выпускников по распределению, я не уверен, что добьемся качества. Ведь когда было распределение, наверное, такие слова, как мотивация, желание работать, развитие, особенно не звучали. Другая была риторика. Сейчас ведь человек, который приедет работать по распределению, он должен желать и стремиться.
Есть хороший механизм под названием «целевой набор». Мне кажется, при прозрачном его использовании это вполне решаемый момент. Целевик знает, что у него есть регион, который его направил на учебу. Он, возможно, имеет меры социальной поддержки. В нем заинтересованы, его приглашают на практику. И главный врач его ждет, знает, как его заинтересовать и как с ним работать с точки зрения его профессиональной реализации. А если мы его распределим, он приедет на три года, как-то поработал, где-то на больничный сходил. Так время и пройдет. Кому нужна такая работа? Мы можем нормативно увеличить количество специалистов, но качество их работы не возрастет. Распределение должно быть тотальным. Все окончили и поехали работать. А не получим ли мы при этом снижение конкурса? Это тоже надо просчитывать.
Современный действующий механизм целевого набора при правильном применении позволит укомплектовать территорию кадрами. Есть иные рычаги, которые должны использовать и главные врачи, и практическое здравоохранение, которые призваны готовить для себя специалистов.

Р.В. – Принят закон, которым разрешается получать второе высшее образование по творческим специальностям бесплатно. Министр культуры Ольга Любимова уточнила, что это специалисты, в которых сегодня нуждается отрасль культуры. Почему это правильно и где еще это возможно сделать? В медицине, например.

Р.К. – Да, может быть. Сейчас у нас только первое высшее образование гарантируется бесплатно. Если первое образование ты получил платно, то и второе будет платно. Таково на сегодняшний день наше законодательство. Вполне возможно, что для медицинских специальностей это была бы неплохая норма, предложение, которое можно было бы реализовать. После пандемии мы будем видеть диспропорцию кадров, и дефицит нам нужно будет восполнять. Вот здесь можно вместе с регионами работать и не только с тем, в котором домашний вуз находится, но и с другими. Решение таких идей, которые озвучила Ольга Любимова, я думаю, вполне возможно.

Р.В. – Тесное взаимодействие колледжей и университетов дает возможность пополнять контингент студентов высшего учебного заведения молодежью, которая по сравнению с выпускниками школ имеет более высокий уровень мотивации профессионального выбора, лучше ориентирована в отношении будущей специальности высшего образования. У рязанских вузов и колледжей такое взаимодействие есть?

Р.К. – У радиотехнического университета есть колледж. У нашего вуза есть филиал в Тульской области. Мы взаимодействуем в рамках наших партнерских взаимоотношений с Рязанским медицинским колледжем. Это не конкурентная площадка, а площадка взаимодействия по совершенствованию образовательных программ. Мы повышаем квалификацию преподавателей, обмениваемся идеями. Конечно, продолжение образовательной траектории для тех, кто закончил СПО, не всегда простое. Программа СПО не ориентирована на то, чтобы стать следующей ступенью на пути получения высшего образования. Например, там не всегда есть химия и биология. Но с точки зрения мотивации и овладения профессиональными навыками эти ребята часто бывают более высокомотивированные и, конечно, имеют высокий уровень профессиональной компетенции. Мы это видим по выпускникам, которые приходят к нам из колледжей. Я бы не назвал это вертикальными связями. Это связи между разными уровнями образования. Они для вузов и колледжей весьма полезны.

РязГМУ им. академика И.П. Павлова – вошел в сотню лучших высших учебных заведений страны. По сравнению с прошлым годом университет поднялся вверх на семь пунктов и занял 72-ю строчку рейтинга. В ТОП-100 вошли 15 вузов медицинского профиля, РязГМУ – на десятом месте в этом рейтинге.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector