Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как разделить имущество супругов через суд

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

  1. Обзоры материалов СМИ

ВС РФ разъяснил, как помешать должнику переписать имущество на близких

Важное толкование действующего законодательства сделал Верховный суд, когда изучал спор хитрого должника, который решил ничего не отдавать своему кредитору.

Схема, которую должник использовал, в последнее время встречается довольно часто. Именно поэтому разъяснение Верховного суда может оказаться полезным для тех, кто пострадал от недобросовестных граждан, не желающих возвращать долги.

Ситуация, о которой идет речь, достаточно банальна. Некий гражданин взял у знакомого в долг два миллиона рублей. Не вернул. Кредитор вынужден был пойти в суд и просить об аресте части недвижимости заемщика. В ответ супруга должника, чтобы не отдавать дом и участок за долг мужа, решила разделить их в суде. Сама отправилась с иском в суд и попросила «отрезать» ей ее законную часть. Но получила в итоге все. Суд закончился мировым соглашением между мужем и женой, по которому общее имущество супругов полностью перешло к жене. А техника перешла к дочери. Отец семейства оставался вообще ни с чем. Кредитора это возмутило, и он отправился обжаловать такое решение.

Но местные суды его не услышали. И только дойдя до Верховного суда, он смог вздохнуть спокойно. Высший суд объяснил, почему нижестоящие инстанции оказались не правы в этом споре.

Но сначала уточним, почему вообще стала возможной подобная ситуация. Все, что приобрели супруги за годы совместной жизни, по умолчанию является их общим имуществом. Чтобы его разделить, не обязательно разводиться. Все можно совершить и в браке. Об этом сказано в статье 38 Семейного кодекса. И этим пользуются недобросовестные должники, пытаясь спрятать имущество от взыскания за долги.

Юристы заметили, что все чаще стала складываться ситуация, когда супруги пытаются обмануть кредиторов с помощью нотариальных соглашений или судебных исков о разделе имущества, и нередко один из супругов передает дом, квартиру или машину другому, чтобы они не ушли из семьи на покрытие кредита.

В последние годы такая тревожная тенденция получила достаточно широкое распространение. Появились как целые фирмы, так и отдельные граждане, которые словом и делом помогают подобным должникам уходить от кредиторов.

Начинаются такие ситуации почти одинаково: кредиторы, как правило, неожиданно узнают, что их должник совершенно нищий человек — у него нет ровным счетом ничего. А все, что нажито за долгие годы, тихо стало собственностью его близких. Причем не обязательно родных людей. Зачастую движимое и недвижимое имущество оказывается в нужный момент во владении юридически совсем посторонних для должника людей. И если в ситуации, когда расследуется уголовное преступление, правоохранители научились находить такое спрятанное у других граждан добро, а суды стали возвращать дома, машины, квартиры «по принадлежности», то в гражданском судопроизводстве подобные действия еще большая редкость.

Именно поэтому разъяснение Верховного суда РФ, на какие нормы опираться в аналогичных ситуациях, может оказаться полезным многим гражданам, попавшим в похожую ситуацию.

В нашей истории главным вопросом оказался следующий: можно ли было местным судам утверждать мировое соглашение супругов о разделе совместного имущества, по которому вообще все нажитое достается жене и дочери, в то время как у супруга остаются лишь долги?

А теперь рассмотрим ситуацию по деталям.

Итак, наш герой не возвратил долг в два миллиона рублей своему знакомому. Тот после долгих и бесполезных просьб и уговоров обратился в суд, и приставы наложили арест на дом и участок должника. Прошло немного времени, и супруга должника сама отправилась в суд, где подала иск о разделе нажитого имущества.

Гражданка потребовала снять арест, а главное — закрепить за ней право собственности на половину нажитого семейного добра. Ну а владелицей мебели и техники женщина попросила суд признать их дочь. В рассмотрении дела в суде принимал участие пристав, который возражал против удовлетворения иска, ведь там речь шла о единственном имуществе, за счет которого можно было погасить долги.

Но местные суды к приставу не прислушались. Дело закончилось мировым соглашением сторон, по которому треть участка, а также дома и домашней обстановки получила в собственность дочь, а остальную часть — ее мать. Арест с имущества был снят.

Кредитор возмутился таким вердиктом и обжаловал эти решения в Верховном суде РФ. Там затребовали и изучили дело. После чего отменили решения нижестоящих инстанций.

Арест имущества в исполнительном производстве — это еще не гарантия, что долг будет погашен

По мнению Верховного суда, коллеги должны были проверить, не нарушает ли мировое соглашение права кредитора, и узнать, есть ли у должника другое имущество, которое можно продать в счет долгов. Вместо этого местные суды признали законным мировое соглашение, по которому все имущество должника перешло его жене и дочери. Спор Верховный суд велел рассмотреть по новой.

Эксперты рекомендуют людям, столкнувшимся с подобной ситуацией, обратить внимание в первую очередь на обстоятельства, которые говорят о недобросовестности должника. В нашем случае супруги знали об аресте и долге. А жена поставила вопрос о разделе после того, как был наложен арест.

По общему правилу доли супругов равны. Такой неравноценный раздел имущества, как в нашем случае, явно указывает на недобросовестность. Кредиторам непросто бороться с такой схемой. Их обычно не привлекают к участию в суде, и они узнают о таком разделе уже поздно. Эксперты говорят, что сам по себе арест имущества в исполнительном производстве — еще не гарантия, что долг перед кредитором будет погашен. Надо принимать другие меры. Например, подавать иск о выделении доли должника из супружеского имущества. Причем взыскателям следует быть активными, потому что порой сложно отследить, есть ли у сторон кредиторы, чьи права может нарушать мировое соглашение.

Выход у кредиторов только один — они, как заинтересованные лица, должны контролировать финансовое положение своих должников и проверять, в каких судебных процессах они участвуют.

В практике юристов встречаются разные виды подобных обманов. Случается, что должник пытается разделить свой долг со вторым супругом, чтобы уменьшить собственную задолженность и затруднить кредитору взыскание. Второму добросовестному супругу надо доказывать, что долг не является совместным, ведь деньги взяли без его согласия или не в интересах семьи. Если долг личный, то продавать общее имущество не будут.

Читать еще:  Как стать собственником заброшенного дома

Еще одно злоупотребление связано с правилом, по которому один супруг распоряжается общим имуществом с согласия второго супруга. Например, муж может заключить договор займа, залога, поручительства. А через некоторое время жена просит суд признать сделку недействительной, потому что якобы не знала о ней и не давала своего согласия. Хотя на самом деле все знала. Верховный суд и здесь объясняет, что судам необходимо более тщательно проверять такие действия супругов.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета — Федеральный выпуск № 167(8518)

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

  1. Обзоры материалов СМИ

Фирма в долю не берет. Верховный суд РФ разъяснил тонкости раздела бизнеса после развода

Одну из самых актуальных и болезненных тем разобрал Верховный суд. В деле, которое он изучал, речь шла о разделе бизнеса, которым занимался исключительно супруг. Но после развода его бывшая жена посчитала, что имеет право на половину его доли в компании. Поскольку, по ее мнению, доля эта «совместно нажита». То есть она хотела не получить деньги за часть бизнеса, а стать его совладелицей. Наравне с экс-супругом. Бизнесмен с этим не согласился. И дама пошла в суд с иском о разделе имущества.

Но в суде она столкнулась с неожиданным препятствием — фирмой владели несколько партнеров. И они выступили против иска. По их мнению, для перехода права на долю в бизнесе требовалось их согласие. Кстати, и в уставе фирмы было положение об обязательном одобрении всеми партнерами смены собственника доли в бизнесе. Но местные суды посчитали возможным переход доли в результате раздела имущества супругов. Но с ними не согласился Верховный суд. А теперь — о деталях спора. У коммерческой структуры, о которой идет речь, было три владельца. Каждый имел долю. Бывший супруг владел 50 процентами уставного капитала. Еще 37,5 процента было у второго коммерсанта и 12,5 процента — у третьего участника. Точнее, участницы. Проблемы на владельца самой крупной доли компании сыпались одна за другой. Сначала его официально признали банкротом, а спустя полгода распался и его брак. После развода его бывшая и обратилась в суд с иском о разделе имущества. Кроме того, экс-супруга заявила права на долю в его бизнесе. К тому же его партнера суд привлек в качестве «третьего лица». Тому вся идея с разделом не понравилась и он возражал. По его мнению, для этого необходимо получить согласие остальных участников. Но суд его довод отклонил. Районный суд решил, что супруга получает в фирме только имущественное, но не корпоративное право. Поэтому суд разделил долю мужа в обществе поровну между супругами. А бывшая жена написала заявление в налоговую, чтобы внести в ЕГРЮЛ сведения о себе, как об еще одном владельце фирмы. Но тогда уже второй совладелец подал в суд иск и попросил вернуть компании долю, которая досталась бывшей жене его компаньона. Коммерсант указал, что по пункту действующего устава общества его участнику разрешается «продать или другим способом отчуждать свою долю только при согласии других участников».

Все три местные суды с этим не согласились. По их мнению, в уставе сказано, что одобрение нужно только для сделки, а право на долю в обществе перешло к бывшей жене «на основании судебного акта». В уставе не сказано о том, как делить доли в случае развода. А значит, одобрения не требовалось. Обиженный партнер дошел до Верховного суда. Там он в качестве аргумента привел позицию Конституционного суда (Определение N 1564-О, от 2014 года).

При разводе супругам лучше сразу самим решить вопрос о разделе доли в бизнесе

КС тогда заявил, что требование об обязательном согласии на переход доли третьим лицам в уставе устанавливается для всех способов отчуждения. Представитель совладельца и истца утверждал, что предыдущие суды неправильно толковали статью 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью («Переход доли или части доли участника общества в уставном капитале общества к другим участникам общества и третьим лицам»). По этой норме согласие других на сделку не требуется.

Представитель бывшей супруги возразил: у его доверительницы было два пути защитить свои права. Первый — заявить себя в качестве кредитора по делу о банкротстве ее мужа, второй — разделить совместно нажитое имущество через суд. Дама изучила устав и решила, что он не запрещает переход доли третьему лицу по решению суда. Согласие участников требуется только при совершении сделки, а решение суда сделкой не считается. Судя по позиции бывшей супруги, она и так владела долей, как совместно нажитым имуществом. Просто было непонятно, какой частью. Так что суд только определил доли. Ситуация с точки зрения юристов выглядит следующим образом. Устав этой фирмы допускает переход доли правопреемникам. Партнеры знали, что у владельца половинной доли есть жена и дети. А значит, понимали, что те могут войти в состав участников. Бывшая супруга не сможет получить имущественный эквивалент своей доли, если ее долю переведут в общество. Зато участники общества получат даром ее долю. Это неосновательное обогащение. Правильный выход — вернуть долю в конкурсную массу. После ее продажи дама получит за свою часть деньги. Эксперты подчеркивают: переход доли после развода не влечет автоматически приобретение статуса участника общества. Для того чтобы не попасть в аналогичную ситуацию, специалисты советуют при разделе имущества супругов определиться с возможностью вхождения супруга в участники общества. Если в уставе есть положение о согласии на это других участников, то в отсутствие такого согласия, платить компенсацию. А Верховный суд отменил решения всех судов и велел пересмотреть спор заново.

Верховный суд решал, как делить бизнес после развода

У общества «Фирма АДА» было три участника: 50% уставного капитала было у Дениса Полонского, 37,5% – у Дмитрия Плаксина и еще 12,5% – у Юлии Жабиной. В конце 2016 года Полонского признали банкротом (дело № А40-230236/2015), а в январе 2017-го он развелся с женой. Экс-супруга Татьяна Парфенова подала в суд на раздел имущества. В числе прочего она претендовала на долю в бизнесе бывшего супруга. В качестве третьего лица по делу привлекли Плаксина. Он возражал против раздела доли партнера по бизнесу, ведь для этого нужно было согласие остальных участников. Но суд его довод отклонил. Первая инстанция решила, что супруга получает только имущественное, но не корпоративное право.

Читать еще:  Завещательный отказ и завещательное возложение — что это такое

В итоге Бутырский райсуд Москвы разделил долю мужа в обществе поровну между супругами: каждому по 25% (дело № 02-4510/2018). После вступления в силу решения суда Парфенова обратилась в налоговую, чтобы внести в ЕГРЮЛ сведения о ней как о еще одном участнике общества. Регистрирующий орган это сделал.

Нужно ли одобрение партнеров?

Тогда Плаксин обратился в суд, чтобы вернуть компании долю, которая досталась экс-супруге. В иске он просил перевести эти 25% на само общество. Бизнесмен ссылался на пункт 6.2 устава общества, который разрешает участнику продать или другим способом отчуждать свою долю только при согласии других участников общества.

Но три инстанции решили так: в документе сказано, что одобрение нужно только для сделки, а право на долю в обществе перешло к Парфеновой на основании судебного акта. В уставе нет ничего о том, как делить доли в случае развода, то есть для этого согласие не требовалось. Плаксину отказали в иске (№ А40-324092/2019).

«Не форма отчуждения, а правовой результат»

Тогда Плаксин пожаловался в Верховный суд. В кассационной жалобе он напомнил о позиции Конституционного суда 2014 года (определение № 1564-О). Согласно этой позиции, требование об обязательном согласии на переход доли третьим лицам в уставе устанавливается для всех способов отчуждения. С жалобой ознакомилась судья ВС Елена Золотова и направила ее вместе с делом на рассмотрение экономколлегии. Она же и председательствовала в процессе, который прошел 30 марта.

На заседание в ВС пришли Арсен Навасардян и Анастасия Антонова, которые представляли интересы Плаксина, адвокат Парфеновой Олег Фролов и представитель «Фирмы АДА» Владимир Бачурин, а еще юрист от налоговой и представитель финуправляющего.

Представитель истца Навасардян начал с того, что суды неправильно толковали ст. 21 закона об обществах с ограниченной ответственностью («Переход доли или части доли участника общества в уставном капитале общества к другим участникам общества и третьим лицам»). Согласно норме, согласие других участников общества на совершение сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом. В данном случае, по его словам, сделка – это «не форма отчуждения, а правовой результат». Иное толкование привело к тому, что участники общества контролировали бы только переход права по сделке. Нижестоящие инстанции, по мнению Навасардяна, рассмотрели пункт 6.2 устава в отрыве от других положений, а нужно было оценивать документ системно.

Есть ли запрет в уставе?

По словам представителя Парфеновой Фролова, у его доверительницы было два пути защитить свои права. Первый – заявиться в качестве кредитора по делу о банкротстве ее мужа, второй – разделить совместно нажитое имущество через суд. Парфенова изучила устав общества и решила, что он не запрещает переход доли третьему лицу по решению суда. Согласие участников требуется только при совершении сделки. «Как мы все знаем, решение суда, вступившее в законную силу, сделкой не является», – подчеркнул Фролов. Тогда председатель в процессе обратилась ко второй части этого же пункта устава.

– «Осуществить отчуждение иным образом своей доли». Подарить, обменять, а вот решение суда подпадает под это? – уточнила Золотова.

– Доля уже была в собственности Парфеновой, это совместно нажитое имущество. Она уже была собственницей, но непонятно, какой части. И суд лишь определил доли. То есть это никакая не сделка, не отчуждение, – уверял Фролов.

Фролов отметил, что устав допускает переход доли правопреемникам. По словам юриста, участники общества знали, что у Полонского есть и жена, и дети. А значит, понимали, что они могут войти в состав участников. В этом его поддержал и представитель «Фирмы АДА» Бачурин.

– Участники договорились, что для нас персональный состав важен в случае совершения сделок, но вот наследников мы пускаем без проблем. Получается, персональный состав не абсолютная ценность для общества, – сказал Бачурин. – Из какого такого системного толкования чего мы должны сделать вывод, что на получение доли в результате раздела имущества нужно получить согласие? Это попытка найти то, чего нет. Ни в законе, ни в уставе.

– Парфенова не сможет получить имущественный эквивалент своей доли, если ее долю переведут «Фирме АДА», – продолжил Фролов.

С ним согласился представитель финуправляющего. По его словам, в случае удовлетворения иска участники общества получат безвозмездно долю Парфеновой, а это уже будет неосновательным обогащением.

Золотова поинтересовалась, какой выход предлагает представитель управляющего. Он ответил, что нужно вернуть долю в конкурсную массу. После ее реализации Парфенова получит за свою часть деньги. После этого тройка удалилась в совещательную комнату, а спустя 15 минут Золотова огласила решение коллегии: акты трех инстанций отменить, дело вернуть в АСГМ.

Когда бывший супруг должен получать согласие: мнение экспертов

Дарьяна Епихина, старший юрист Petrol Chilikov Petrol Chilikov Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Международные судебные разбирательства группа Семейное и наследственное право группа Международный арбитраж × , отмечает, что большинство судов разграничивает имущественные права на долю в уставном капитале и корпоративные права, вытекающие из статуса участника общества. По ее словам, на уровне высших судебных инстанций есть позиция, что сам по себе переход доли после развода не влечет автоматически приобретение статуса участника общества (дело № А55-31820/2017). Такое разделение на имущественную и корпоративную составляющие объясняется тем, что вопросы приобретения и реализации статуса участника общества регулируются корпоративным законодательством, говорит Епихина.

Читать еще:  В суде забыли поставить дату на жалобе

Практика по спорам о разделе доли в бизнесе между экс-супругами неоднородна, и иногда это можно объяснить различиями в положениях уставов ООО, говорит Кира Корума, адвокат, партнер Аснис и партнеры Аснис и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право × . Например, по делу № А79-3015/2019 ВС отказал в передаче спора на рассмотрение коллегии именно потому, что устав общества не содержит положений о запрете на отчуждение доли третьему лицу либо о получении согласия на вступление таких лиц.

Епихина продолжает, что, следуя этой логике, при наличии такого запрета в уставе супруг, который после развода получил долю, должен будет получить одобрение от участников на свое вхождение в общество.

При разделе имущества супругов все же целесообразно сразу решать вопрос о возможности вхождения супруга в участники общества. Есть в уставе положения о согласии других участников – в отсутствие такого согласия сразу решать вопрос о выплате компенсации.

Кира Корума, партнер Аснис и партнеры Аснис и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право ×

Как разделить имущество супругов через суд

Статистика показывает, что количество разводов растет. За январь-май 2021 года их стало на 44% больше, чем за аналогичный период 2020 года. При этом расторжение брака обычно сопровождается разделом имущества. Далеко не всегда супруги заключают брачный договор, а значит, договориться о том, кто и что получит после развода можно двумя способами — либо с помощью нотариально удостоверенного соглашения о разделе имущества, либо через суд. При этом выбор в пользу мирного раздела имущества с помощью нотариально удостоверенного соглашения в 2020 году сделало на 2,4% больше россиян, чем в 2019. А за первую половину 2021 года к нотариусам обратилось уже на 38,4% больше граждан, чем за первое полугодие прошлого, 2020 года.

Урегулирование финансовых вопросов, связанных с разводом, с помощью нотариуса не отнимает много времени и сил. Тем более, что сейчас это можно сделать даже без личной встречи. В практике нотариусов уже применяется дистанционное удостоверение соглашений о разделе имущества. Для этого вида сделок возможность урегулировать отношения на расстоянии особенно актуальна, так как позволяет избежать лишних конфликтов. Каждый из супругов может выбрать нотариуса, к которому ему удобно будет обратиться. Нотариусы подготовят соглашение о разделе имуществе с учетом интересов обеих сторон и организуют процедуру удостоверения сделки в режиме онлайн.

В соответствии с семейным законодательством имущество, нажитое мужем и женой в период брака, является их совместной собственностью. В случае расторжения брака имущество должно быть поделено пополам. Зачастую супруги, оформляя развод, не сразу заключают соглашение о разделе общей собственности или обращаются в суд, надеясь на соблюдение устных договоренностей. Это небезопасно, поскольку в любой момент, пока не истечет срок исковой давности, бывший супруг может «опомниться» и потребовать причитающуюся ему долю.

Соглашение о разделе имущества прекращает режим общей совместной собственности супругов, установленный законодательством по умолчанию. Соглашение о разделе долей заключается в письменной форме и удостоверяется нотариусом. Кстати, заключить такое соглашение можно не только при разводе, но и в период брака. С такой инициативой может выступить любой из супругов, а также кредитор, если требуется взыскать часть имущества гражданина для выполнения финансовых обязательств.

Заключение соглашения о разделе имущества позволяет распределить семейные активы по усмотрению сторон, необязательно делить все поровну. Однако важно учесть интересы несовершеннолетних детей, в этой части стоит принимать во внимание, кто из родителей будет проживать с ребенком, и где — недвижимость один из активов супругов, который подлежит разделу. Кроме того, к доходам семьи относятся: зарплаты, премии, доходы от предпринимательской деятельности, в период брака — гонорары и другие доходы, извлекаемые из принадлежащих супругам прав на интеллектуальную собственность, социальные выплаты — пенсии, пособия, стипендии и т.д. К совместной собственности супругов относится также все, что было приобретено в период брака: движимое и недвижимое имущество, ценные бумаги, вклады, паи, доля в бизнесе. Но есть и исключения из общего правила, имущество, полученное в дар или по наследству, к совместно нажитому не относится, как и личные вещи и адресные выплаты (например, деньги, полученные в качестве компенсации за причинение вреда здоровью).

Конечно, бывают спорные ситуации, когда разделить имущество не так просто. Кто-то из супругов мог ввязаться в сомнительный бизнес, прогореть, и нанести ущерб семейному бюджету, проиграть деньги в казино. В таких случаях рекомендуется оспаривать сделки в суде, требовать изменения долей в имуществе.

Однако, даже если расторжение брака происходит в судебном порядке, иногда без него нельзя обойтись в силу закона, к примеру, если в семье есть несовершеннолетние дети, это все равно не отменяет право супругов представить заранее заключенное соглашение о разделе имущества на рассмотрение суда. Нотариально удостоверенное соглашение поможет существенно сократить процесс судебного разбирательства. В противном случае решение о том, кто из супругов получит то или иное имущество и в каких объемах, будет принимать суд, в случае несогласия с его выводами — судебный акт придется обжаловать. А это чревато новыми издержками.

На стадии судебного разбирательства супруги вправе заявить ходатайство о об отложении рассмотрения дела для применения процедуры медиации. В результате этой процедуры супруги, расторгающие брак, могут достигнуть согласия в отношении распределения совместно нажитого имущества и заключить медиативное соглашение. Такое соглашение предъявляется суду, рассматривающему гражданское дело, для окончания процесса мировым соглашением.

Заключение медиативного соглашения возможно и без суда, если стороны достигнут согласия по этому вопросу. Медиативное соглашение — это обычная гражданско-правовая сделка, которую можно удостоверить у нотариуса, после чего стороны получат гарантии исполнения обязательств. Внесудебное медиативное соглашение в случае его нотариального удостоверения принимает силу исполнительного документа. Это значит, что в случае невыполнения кем-то из супругов своих обязательств, пострадавшая сторона может обратиться к приставам.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector