Lb66.ru

Экономика и финансы
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ответственность судей за вынесение неправосудных решений

Статья об уголовной ответственности судей за заведомо неправосудное решение неконституционна: КСУ

12 июня 2020, 16:45

Конституционный Суд Украины 11 июня принял решение по делу по конституционному представлению 55 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины статьи 375 Уголовного кодекса. Этим Решением Суд признал неконституционной оспариваемую статью Кодекса. Соответствующее сообщение появилось на сайте КСУ.

Статьей 375 Кодекса установлена уголовная ответственность судей за вынесение «заведомо неправосудного» приговора, решения, определения или постановления.

Решая поднятый в конституционном представлении вопрос, Конституционный суд Украины исходит, в частности, из того, что в статье 375 Кодекса не установлено критериев, по которым можно определить, какой приговор, решение, определение или постановление судьи (судей) являются «неправосудными», а также не раскрыто содержание сочетания слов «заведомо неправосудного», что может привести к неоднозначному пониманию состава преступления, квалификация которого осуществлена по этой норме.

В Решении отмечается, что уголовный закон (статья 375 Кодекса) должен соответствовать требованиям юридической определенности, ясности, недвусмысленности и предсказуемости. Это является гарантией осуществления судьей правосудия на принципах верховенства права и эффективной реализации каждым конституционного права на судебную защиту.

Установление уголовной ответственности за вынесение «заведомо неправосудного» судебного решения создает риски и возможности для влияния на судей. По мнению Суда, конституционные предписания о независимости судей нивелируются вследствие юридической неопределенности статьи 375 Кодекса.

Учитывая изложенное, Конституционный Суд Украины установил, что статья 375 Кодекса противоречит принципу верховенства права, а именно такому его элементу, как юридическая определенность, и не согласуется с принципами независимости судей, обязательности судебного решения, а следовательно, противоречит части первой статьи 8, частям первой, второй статьи 126, части первой, пункта 9 части второй статьи 129 Конституции Украины.

Отмечается, что Конституционный Суд Украины считает целесообразным отложить прекращение действия этой статьи на шесть месяцев со дня принятия Судом решения о его неконституционности, в связи с чем Верховная Рада Украины должна привести нормативное регулирование, установленное этой статьей в соответствие с Конституцией Украины и этим решением.

Решение КСУ является обязательным, окончательным и таким, что не может быть обжаловано.

Следите за новостями вашей отрасли? Попробуйте создать свое собственное инфопространство в экосистеме LIGA360. Собственная лента новостей и мониторинг из свыше 1835 медиа, 20 телеканалов, 15 радиостанций, 1 800 интернет и печатных СМИ. Выбирайте, что читать именно вам! Попробовать LIGA360

Будьте на шаг впереди кризисных ситуаций. ЛІГА:ЗАКОН создала экосистему для управления рисками для объединения всех подразделений команды в режиме карантина. Получайте актуальную информацию об изменениях в законодательстве, госреестрах, о судебных решениях и выигранных тендерах и привлекайте к совместной работе коллег. Для клиентов ЛІГА:ЗАКОН бесплатный доступ. Узнайте больше о LIGA360 по ссылке.

ВС подробно рассказал, за что российских судей лишали мантий

Верховный суд России опубликовал обзор практики своей дисциплинарной коллегии о привлечении судей к дисциплинарной ответственности. В него вошли дела, рассмотренные в 2017–2018 годах и первом полугодии 2019 года. ВС не указал фамилии привлекаемых судей, но L.R распознал всех антигероев российской Фемиды и рассказывает о том, за что их лишили мантий.

Сон на заседаниях и волокита колоссальных масштабов

Верховный суд вспомнил историю экс-судьи Биробиджанского районного суда Леонида Михайлова, который из-за сложностей в личной жизни засыпал на проводимых им судебных заседаниях. Произошло это дважды — на слушаниях по уголовному делу 19 августа и 20 октября 2016 года. Но не только этот проступок стал причиной для лишения его полномочий. Михайлов, указал ВС, допускал волокиту при рассмотрении дел, недостойно вел себя при рассмотрении уголовного дела. С 2015 по 2017 год он рассмотрел 219 уголовных дел, из которых только 37 в общем порядке. При этом апелляционной инстанцией отменено 11 и изменено 23 приговора.

По результатам стажировок было отмечено слабое знание теории права Михайловым, а также неумение мотивировать свои выводы, неспособность определять фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения судебных дел. С 2015 по 2017 год в адрес судьи было вынесено 19 частных определений и постановлений в связи с выявленными грубыми нарушениями закона.

В обзоре оказалось и дело судьи, который не опубликовал в интернете более 300 своих решений. Судья Георгиевского городского суда Ставрополья Глеб Голубев обладал 16-летним опытом работы, но и это не спасло его от ответственности. Причиной тому стало грубое нарушение норм материального и процессуального права при рассмотрении ряда уголовных и гражданских дел. Среди пострадавших от действий судьи — местный житель, получивший 8,5 года колонии за изнасилование несовершеннолетней. Его дело целых 5 месяцев не направлялось в кассационный суд. А когда поступило, приговор был отменен как незаконный. После этого в отношении судьи Голубева вынесли частное определение, в котором указали, что он грубо нарушил права осужденного и государственного обвинителя на обжалование приговора.

Судья Бутырского райсуда Москвы Наталья Васильева была лишена полномочий за «волокиту колоссальных масштабов», а также не слишком ответственный подход к профессиональному воспитанию молодых подчиненных — секретаря и помощника. Верховным судом были выявлены нарушения сроков рассмотрения дел, по 69 не сформированы производства, 86 находились без движения, в информационную базу суда вносились недостоверные сведения о рассмотренных делах.

Волгоградскому судье Александру Глухову работы стоило всего одно дело. В феврале 2016 года он условно-досрочно освободил из колонии заключенного, не отсидевшего и половины срока. Свои проблемы судья связал с давним конфликтом с главой облсуда, но дисциплинарная коллегия ВС не поверила таким объяснениям и лишила Глухова полномочий.

Волокита, фальсификации и, как следствие, десятки жалоб — вот список прегрешений, выявленных в работе экс-судьи Бабушкинского районного суда Юлии Чайко. Всего за три года она не сдала в канцелярию больше сотни административных дел. Больше 30 жалоб на судью были признаны обоснованными. ККС Москвы пришла к выводу о наличии в действиях Чайко дисциплинарного проступка, несовместимого с должностью судьи, и лишила ее полномочий. ВС утвердил это решение.

Компромат на руководство и смакование изнасилования

Действия судьи судебного участка № 5 Октябрьского района Улан-Удэ Ларисы Балбановой привели к кадровой чехарде. Как установил ВС, судья крайне небрежно заполняла информационные данные о делах, что привело к большим проблемам со статистикой. «В результате отсутствия организации работы на судебном участке за два года сменилось 24 сотрудника аппарата мирового судьи», — отмечается в обзоре. Однажды Балбанова ушла в отпуск по уходу за племянницей на полгода, хотя у ребенка есть мать.

Читать еще:  Что такое контроль уфрс по квартире

Судья Наро-Фоминского городского суда Московской области Дмитрий Ивлев заявлял, что смог собрать на свое руководство две флешки компромата. Пьяные приставы, председатель, который дарит им ящик водки, нетрезвые сотрудники суда — все это он якобы снял на видео и предоставил дисциплинарной коллегии Верховного суда. Ему оппонировала квалификационная коллегия судей региона, заявившая о серийных нарушениях в организации гражданского судопроизводства. Оказалось, что Ивлев не сдал в канцелярию 235 дел, не назначил даты заседаний по 139 делам, по 24 не подписал протоколы заседаний, а еще по 27 — не изготовил. В числе прочего на служителя Фемиды поступило несколько десятков жалоб от граждан.

«Имеются также другие данные о недобросовестном исполнении Ивлевым своих должностных обязанностей, грубом нарушении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел и несоблюдении инструкции по судебному делопроизводству, что повлекло нарушение прав участвовавших в деле лиц и многочисленные жалобы на действия судьи», — установил ВС. Досрочное прекращение полномочий судьи признано законным.

Несколько российских судей лишились работы из-за фальсификации судебных решений. Среди них — судья из Кемерова Елена Левашова, которая пыталась изменить наказание в приговоре по уголовному делу задним числом.

Судья Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики Ирина Толпарова поплатилась за расхождение в тексте приговора, имеющегося в деле, и текстов копий приговора, врученных сторонам. Расхождения между решениями составляют более 800 слов и знаков препинания. Кроме того, не оглашено, но внесено в приговор более 200 слов. А судья Козульского районного суда Красноярского края Татьяна Преснякова огласила документ, который и приговором-то сложно назвать. Как выяснилось, в описательной и мотивировочной частях она допустила «неоднократное, в подробностях описание способов совершения преступления сексуального характера в отношении малолетнего». В решении также присутствовали «слова и выражения, использование которых является неприемлемым», что послужило причиной для его отмены. А саму судью лишили полномочий.

Волгоградский судья Виталий Дыблин опоздал на заседание по гражданскому делу о взыскании с компании «Росгосстрах» компенсаций по искам граждан. Когда Дыблину позвонил секретарь заседания и сообщил о явке сторон, служитель Фемиды дал ему указание изготовить фиктивные протоколы заседаний. Через несколько дней судья, взяв эти документы за основу, вынес решения о частичном удовлетворении исковых требований. Впоследствии эти решения были отменены коллегией по гражданским делам Волгоградского областного суда, а материалы направлены на новое рассмотрение. ККС лишила Дыблина полномочий, а позднее он стал фигурантом дела по ч. 1 ст. 305 УК РФ (вынесение судьей заведомо неправосудного решения).

Драка с полицейским и пьяное ДТП

Злить судью — чревато, особенно если на нем не мантия, а спортивный костюм. В этом убедились сотрудники полиции из Краснодарского края, приехавшие на вызов о громкой музыке и пьяной компании в гаражах. Патрульные попросили шумную толпу прекратить застолье, но столкнулись с непониманием. Особенно буйным оказался мужчина в спортивном костюме, который стал ругаться матом, размахивал руками и ногами. На бузотера надели наручники и отвезли в отдел полиции. Там-то и выяснилось, что человек это непростой — служитель Фемиды Денис Баешко, 11 лет отслуживший в органах МВД, а позднее ставший судьей Курганинского райсуда. Но даже в отделе Баешко не угомонился — судья ударил головой старшего участкового, а сержанта избил ногами.

ККС расценила поведение судьи как несовместимое с его высоким статусом и подрывающее доверие к нему, прекратив полномочия Баешко. ВС оставил это решение в силе.

Алкоголь подвел и судью Центрального районного суда Волгограда Мирославу Мизякину. 27 ноября 2017 года она выслушала последнее слово подсудимых по находившемуся у нее в производстве уголовному делу и удалилась в совещательную комнату для постановления приговора. Но на следующий день судья не вышла на работу. Вместо этого Мизякина села за руль своего автомобиля Toyota в нетрезвом виде и устроила ДТП, разбив сразу пять машин.

«Судья должен следовать высоким стандартам морали и нравственности, быть честным, в любой ситуации сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб репутации судьи», — напомнили в Верховном суде. Мизякину лишили полномочий.

Справедливость восстановлена

Впрочем, дисциплинарная коллегия Верховного суда далеко не всегда вставала на сторону ККС. Пятеро судей, упоминаемых в обзоре, добились возвращения мантий. Среди них — судья Автозаводского райсуда Тольятти Александр Иванов, которого 24 марта 2017 года лишила мантии Квалификационная коллегия судей Самарской области. ВС установил, что это произошло из-за ошибки всего лишь по одному делу, при этом у Иванова раньше не было ни замечаний, ни предупреждений.

«Неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания», — решил ВС и восстановил Иванова в полномочиях.

Справедливости в Верховном суде добился и судья Арбитражного суда Ставропольского края к.ю.н. Алексей Стукалов. Полномочия молодого судьи были досрочно прекращены весной 2019 года с подачи руководства суда, обвинившего его среди прочего в отсутствии коммуникации с коллегами. При этом число отмен его решений составляло лишь 0,8%, что является одним из лучших показателей в суде. Это признала и дисциплинарная коллегия.

«Правосудие осуществлялось с высокой судебной нагрузкой, при хороших показателях качества и с тенденцией к их улучшению. При этом служебная деятельность в должности судьи исчислялась двумя годами, то есть происходило его становление и формирование навыков судебной работы, с чем могут быть связаны недостатки ее планирования и ошибки судьи в организации взаимодействия с коллегами», — снисходительно решил ВС и вернул Стукалову мантию.

В применении ст. 375 УК Украины есть правовая коллизия, — Н. Морщагина

Законодательная неурегулированность понятия «неправосудное решение», наряду с отсутствием законодательных ограничений оснований внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований, создает ситуацию, когда за вынесение судьей любого решения можно инициировать открытие уголовного производства.

Об этом заявила председатель Одесского апелляционного хозяйственного суда Наталья Морщагина, которая призывает судейское сообщество высказать свою точку зрения относительно правовой коллизии при применении ст. 375 УК Украины.

«Для формирования единой концепции хочу вынести на обсуждение и прошу высказать свою точку зрения относительно правовой коллизии при применении ст. 375 УК Украины.

Речь идет о распространении случаев давления на суд путем возбуждения в отношении судей уголовных дел за вынесение неправосудного приговора, решения, определения или постановления.

Законодательная неурегулированность понятия «неправосудное решение» наряду с отсутствием законодательных ограничений оснований внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований создает ситуацию, когда за вынесение судьей любого решения можно инициировать открытие уголовного производства по ст. 375 УК Украины, ведь в силу ст. 214 УПК Украины для этого достаточно лишь подать соответствующее заявление.

Читать еще:  Как правильно заплатить налог за сдачу квартиры

При этом момент внесение сведений в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР) означает и момент начала досудебного следствия, а это значит, что у следователя, прокурора возникает право на проведение любых гласных и негласных следственных действий, в т.ч. на инициирование перед следственными судьями вопроса о получении временного доступа к материалам дел, выемки документов, обыска, вызова судей на допрос и т.п. Именно с этого момента, в результате противоречивых и некомпетентных действий правоохранительных органов, создаются предпосылки для незаконного давления на суд.

Так, сегодня определенные лица и работники правоохранительных органов открыто используют приведенные возможности с целью влияния на суд, начиная с психологического давления и заканчивая допросом судей, срывом судебных заседаний и изъятием оригиналов материалов дел, что ставит под угрозу гарантии независимости судебной власти и делает невозможным надлежащее осуществление судьями своей профессиональной деятельности.

Таким образом, имеем очередной юридический коллапс. С одной стороны действующее законодательство не ограничивает орган досудебного следствия в возможностях проведения любых следственных действий с момента внесения сведений в ЕРДР. С другой — проведение таких следственных действий как допрос судей, изъятие оригиналов материалов дел, обыск служебных кабинетов судей прямо нарушает международное и национальное законодательство и уже содержит самостоятельный состав уголовного преступления, предусмотренного ст. 376 (вмешательство в осуществление правосудия) УК Украины.

Нормы же статей 126, 129 Конституции Украины с юридической точки зрения призваны обеспечивать гарантии независимости судебной власти.

В свою очередь статьи 6, 48 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» устанавливают запрет вмешательства в осуществление правосудия; влияния на суд или судей любым способом; неуважения к суду или судьям; сбора, хранения, использования и распространения информации устно, письменно или иным способом с целью дискредитации суда или влияния на беспристрастность суда.

В частности, за такие действия предусмотрена уголовная ответственность по ст. 376 УК Украины.

Вопрос давления со стороны правоохранительных органов путем обысков кабинетов судей и изъятия оригиналов материалов судебных дел уже был предметом многочисленных публикаций и неоднократно освещался в решениях Совета судей Украины (№27 от 21.06.2013 года, №12 от 04.02.2016 года, №73 от 04.11.2016 года). На эту проблему было обращено внимание и Консультативного совета европейских судей (КСЕС) в своем заключении №3 (2002). Отмечено, что: «В некоторых европейских странах стало привычным инициирование недовольной стороной возбуждения уголовного дела против судьи».

При этом в заключении указано, что в странах, в которых уголовное расследование или производство могут начинаться по заявлению частного лица, должен существовать механизм для предупреждения или прекращения такого расследования или производства против судьи в связи с исполнением им своих служебных обязанностей, если отсутствуют основания считать, что судья должен быть привлечен к уголовной ответственности, поскольку судья не должен действовать постоянно в условиях угрозы финансовых штрафов, даже если и без лишения свободы, поскольку существование такой угрозы может подсознательно влиять на вынесение им судебного решения.

Итак, несмотря на возможность уголовной ответственности судей в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности, европейские институты склоняются к необходимости введения механизма предупреждения уголовного преследования судей, которое может привести к нарушению гарантий их независимости.

Аналогичная позиция высказана Европейской комиссией «За демократию через право» (Венецианская комиссия) в рассмотрении обращения Конституционного суда Республики Молдова об уголовной ответственности судей, а именно:

«Ответственность судей является сложным вопросом, который также может иметь «карательное» измерение через применение личной дисциплинарной, гражданской и уголовной ответственности. Однако, для того, чтобы не подрывать независимость судей, уголовная ответственность в результате осуществления судебных функций должна применяться за наиболее серьезные нарушения и не должна применяться при непреднамеренных ошибках.

Привлечение судей к уголовной ответственности за неумышленные ошибки, допущенные ими при исполнении своих обязанностей, может представлять угрозу как беспристрастности, так и независимости судебной системы. Под риском оказывается беспристрастность судей, поскольку угроза применения санкций может на подсознательном уровне повлиять на вынесение ими судебного решения. Также под риском оказывается независимость судей, поскольку уголовная ответственность за совершение непреднамеренных ошибок может сделать судебную систему уязвимой от вмешательства исполнительной ветви власти.

Нечеткие, расплывчатые и неконкретные положения относительно наступления ответственности для судей могут негативно повлиять на судейское независимое и беспристрастное толкование законов, установление фактов или оценку доказательств. Могут иметь место злоупотребление положениями об ответственности судей, которым не хватает ясности, с целью неправомерного давления на судей при вынесении решений по делам, подрывая, таким образом, их независимость и беспристрастность. В целом, учитывая судебную практику Европейского суда по правам человека, положения, регулирующие наступление уголовной ответственности для судей, должны толковаться таким образом, чтобы защитить судей от произвольного вмешательства в выполнение ими своих обязанностей».

Определенные противоречия положениям европейских актов в сфере гарантий независимости судей возникают и в связи с проведением следователями/прокурорами таких следственных действий, как допросы судей.

Так, согласно рекомендациям Комитета министров Совета Европы CM/Rec (2010) 12 Монреальской универсальной декларации о независимости правосудия:

— судьи обязаны хранить профессиональную тайну в отношении своих соображений и информацию, ставшей известной при исполнении обязанностей судьи в течение всего срока пребывания в должности. Судьи не обязаны давать показания по вышеуказанным вопросам;

— судьи не обязаны разъяснять, какими убеждениями они руководствовались при принятии таких решений.

Процессуальные нормы национального законодательства также устанавливают ограничения в возможности допроса судей об обстоятельствах, которые были предметом обсуждения в совещательной комнате.

В то же время нормы ст. 65 УПК Украины устанавливают исключения из этого правила и предусматривают возможность допроса судей по этим вопросам в качестве свидетелей в случаях уголовного производства в отношении принятия судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения.

В свою очередь, несмотря на то, что диспозиция ст. 375 УК Украины субъектом уголовного преступления определяет конкретное лицо — судью, который (которая) принял (а) соответствующее решение (постановление, определение), — уголовное производство открывается не в отношении судьи, а по факту принятия решения.

При этом орган досудебного следствия использует приведенную возможность для установления судьи процессуального статуса свидетеля и, соответственно, руководствуясь ст. 65 УПК Украины, проводит его допрос по обстоятельствам, которые были предметом обсуждения в совещательной комнате.

И, наконец, в определении органом досудебного следствия «неправосудности» решения, возникает вопрос: каким образом орган досудебного следствия должен определять его неправосудность и что следует иметь в виду под данным термином?

Читать еще:  Обеденное время по трудовому кодексу

Ведь в силу статей 126, 129 Конституции Украины законность процессуальных актов и действий (бездействия) судей, совершенных при рассмотрении конкретного дела, не может проверяться за пределами предусмотренного законом процессуального контроля. Исключительное право проверки законности и обоснованности судебных решений имеет соответствующий суд в соответствии с процессуальным законодательством. Обжалование любым способом судебных решений, деятельности судов и судей по рассмотрению и разрешению дела вне предусмотренным процессуальным порядком по делу не допускается.

Ст. 129-1 Конституции Украины, постановлением Пленума Верховного Суда Украины от 13.06.2007 года «О независимости судебной власти» установлено, что судебное решение является обязательным к исполнению и поэтому считается законным до тех пор, пока не отменено в апелляционном или кассационном порядке или не пересмотрено компетентным судом в другом порядке, определенном процессуальным законом, в рамках производства дела, в котором они приняты.

Кроме этого, международные акты в сфере гарантий независимости судей (рекомендация Комитета министров Совета Европы CM/Rec (2010) 12 вывод Консультативного совета европейских судей №3 (2002), Монреальская универсальная декларация о независимости судей) дополнительно закрепляют, что:

— судебные ошибки касательно юрисдикции или процедуры судебного разбирательства, в определении или применении закона, оценки показаний должны решаться в порядке, установленном национальным законодательством;

— решения судей не могут быть пересмотрены иначе, нежели в апелляционном порядке, предусмотренном законодательством;

— толкование закона, оценивание фактов или доказательств, которые осуществляют судьи для решения дела, не должны быть поводом для уголовной ответственности, кроме случаев преступного умысла;

— судьи не должны нести личную ответственность за случаи, когда их решения были отменены или изменены в процессе апелляционного рассмотрения.

Т.е. даже отмененное решение суда в свете определенных европейских стандартов в сфере правосудия не может рассматриваться как «неправосудное».

В то же время отсутствие законодательного закрепления понятия «неправосудное решение» дает почву для его субъективной трактовки и, как следствие, возможность влияния на судью путем открытия уголовных производств и проведения в отношении него следственных действий.

По этому поводу интересует мнение ученых, адвокатов, практикующих юристов, и особенно — следственных судей. Приглашаю всех к дискуссии», — отметила Наталья Морщагина.

Анна Хованская. Ведомости, Extra Jus: Самая слабая власть

В Конституционном суде 19 сентября началось рассмотрение дела по заявлению судьи в отставке Сергея Панченко. Предыстория жалобы такова: в августе 2004 г. председатель гарнизонного военного суда Ростова-на-Дону Сергей Панченко вынес ряд решений в пользу военных пенсионеров. Усмотрев в решениях Панченко большой ущерб для казны (речь шла о взыскании долгов по пенсии), Следственный комитет РФ в 2010 г. обратился в Высшую квалификационную коллегию судей (ВККС) и получил разрешение на возбуждение уголовного дела против судьи по статье УК за вынесение заведомо неправосудного решения. Панченко обжаловал решение ВККС, прокуратуры и следственных органов во всех судебных инстанциях и после получения отказов обратился в Конституционный суд. Смысл жалобы состоит в том, что подобное уголовное преследование является способом внесудебного пересмотра дела. Если судебный акт не был отменен (а запрос и возбуждение дела комитет готовит в отношении неотмененного решения), то он остается действующим. Бывший судья требует защиты от внешнего вмешательства в дела правосудия в соответствии с принципом разделения властей.

Вопрос о внешнем контроле над судейским корпусом весьма неоднозначен. По ст. 305 УК РФ — за заведомо неправосудные решения — у нас почти не судят. Например, в 2008 г. имели место всего два таких случая, в 2009-м — один, в 2010 — шесть (и, заметим, ни один судья не понес существенного наказания: один из осужденных в 2010 г. отделался штрафом, четверо — условным сроком, еще один попал под амнистию). В то же время Россия остается рекордсменом по числу обращений в Страсбург с жалобами на неправосудные решения. Только в 2010 г. в Европейский суд по правам человека поступило более 14 300 жалоб из России. Казалось бы, с прагматической точки зрения судебная власть нуждается в контролерах из надзирающих ведомств, коли уж судьи сами себя призвать к ответственности не в состоянии.

Но там, где речь идет о самой основе устройства государства и общества, прагматизм может оказаться не лучшей политикой. Напомню о скандальных президентских выборах в США в 2000 г. Тогда из-за машинного подсчета было потеряно 1500 голосов избирателей (надорванные, непроколотые бюллетени), отданных за Альберта Гора. Демократическая партия потребовала ручного пересчета всех бюллетеней во Флориде, обратившись в верховный суд штата. В суде дело было признано нерешаемым, ибо создавало общенациональный прецедент. Вопрос был направлен в верховный суд США. Под угрозой оказались принципы 200-летней избирательной системы.

Пока шло судебное разбирательство в верховном суде, формально одержавший победу Джордж Буш-младший готовился заступить на пост президента. Между тем Гор в случае победы в суде рисковал стать разрушителем главного принципа осуществления власти в демократическом государстве — ее легитимности, а также символа избирательной системы США — института выборщиков. Поэтому команда Гора отозвала свои требования, согласившись с поражением, а верховный суд США постановил признать окончательными результаты машинного подсчета.

В дискуссии на тему, что главнее — правосудие или безопасность, не следует забывать, что судебная власть, наделенная по конституции правом контролировать исполнительную и законодательную ветви власти, с точки зрения реальных ресурсов влияния является самой слабой. У нее нет ни армии, ни оружия, ни прямой поддержки народа, ни денег, как у исполнительной или законодательной. Авторитет этой власти строится только на всеобщем согласии ей подчиняться. Но какой может быть авторитет, если дверь совещательной комнаты может распахнуть человек в кожанке: «Кто тут судья? На выход!» Вот и мельчают судьи, принимают компромиссные решения, всего боятся, вслушиваются в интонации политиков и председателей судов. От этого становится гадко и тоскливо.

Нам всем действительно очень не хватает легитимности, если угодно, даже сакральности наших арбитров. Знаковости их черных мантий. Право оценки судебного акта следователями — это, по существу, публичная вассализация судебного института, поданная под соусом борьбы за наши с вами интересы. Но когда дело дойдет до важных, знаковых решений, независимость и авторитет суда может оказаться для наших же интересов намного критичнее, чем любые соображения сиюминутной пользы.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector