Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Признать документ недействительным через суд

Признание сделки недействительной

Оспаривание сделки – это судебная процедура, направленная на признание сделки недействительной. Если суд решает, что сделка признана недействительной, то все последствия этой сделки прекращаются.

Рассмотрим на понятном примере: представьте себе, что вы купили квартиру на вторичном рынке, собираетесь справлять новоселье – и узнаете о том, что на вас подали в суд о признании сделки купли-продажи недействительной.

Оспаривание сделок может потребоваться физическим и юридическим лицам, ставшим жертвой обмана. В таких случаях требуется помощь профессионального юриста для восстановления справедливости.

В 2013 году вышли поправки к закону, в результате которых процедура признания сделки недействительной была значительно усложнена. И человеку без юридических знаний и опыта довольно сложно во всём этом разобраться.

Профессиональные юристы Конторы Гитерман в Новосибирске и Барнауле помогут вам решить любые вопросы,касающиеся оспаривания сделок.

В чём различие между недействительной и ничтожной сделкой?

Юридически сделки делятся на 2 вида: недействительная и ничтожная.

Человеку, не знающему юридических тонкостей, кажется, что нет особой разницы, как назвать сделку.

На деле же по закону есть два вида недействительных сделок:
  • Оспоримые – те сделки, которые могут быть (но не обязательно будут!) оспорены через суд (если есть обстоятельства, при которых можно признать сделку недействительной).
  • Ничтожные – эти сделки уже изначально не имеют никакой юридической силы (даже без решения суда о признании недействительности сделки).

Ещё особенность в том, что сделка может быть признана недействительной как полностью, так и частично.

При каких условиях чаще всего сделки признаются недействительными?

Если нарушены требования российского законодательства ;

  • Сделка совершена с участием недееспособного или ограниченно недееспособного гражданина. Либо же если человек не понимает смысла своих действий на момент заключения сделки.
  • Не учтены интересы третьего лица (при условии, что его согласие на сделку обязательно).
  • Сделка совершена тем, кто не имеет соответствующих полномочий и прав.
  • Распоряжение имуществом, переданным по сделке, ограничено или запрещено (Например, если наложен арест на имущество или идёт процедура банкротства).
  • Сделка совершена подростком 14 — 18 лет без подтверждённого согласия его опекунов или родителей).
  • Одна из сторон, участвующих в совершении сделки, обманула другую сторону, то есть по причине обмана и мошенничества.
  • На участника сделки было оказано давление (шантаж, обман, угрозы и так далее), под влиянием которого он и заключил договор.

Услуги Юридической Конторы Гитерман в признании сделки недействительной

  • Консультация – бесплатно!
  • Анализ документов и бумаг по спорному вопросу.
  • Определение оптимальной стратегии помощи в вашей ситуации.
  • Подготовка искового заявления и других документов для суда.
  • Представление ваших интересов в судах.
  • При необходимости – оказание помощи в исполнении судебного решения.

Юристы Конторы Гитерман оказывают комплексную помощь в признании сделки недействительной. Наша судебная практика с 2003 года позволяет знать все тонкости и нюансы определения недействительности сделки.

Позвоните нам по телефонам +7 (923) 120 20 88, +7 (383) 312 04 16 либо пришлите заявку на бесплатную юридическую консультацию с описанием вашего вопроса. Мы оперативно свяжемся с вами и подскажем наилучшее решение.

ВС напомнил, что для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба

Верховный Суд в Определении № 302-ЭС21-2989 от 6 июля напомнил нижестоящим инстанциям, что для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба обществу в результате совершения такой сделки, поскольку достаточно того, что сделка являлась крупной, не была одобрена и другая сторона знала или заведомо должна была знать об этих обстоятельствах.

26 ноября 2018 г. между ООО «Форсаж» (цедент) и ООО «Прогресс-М» (цессионарий) был заключен договор уступки права требования. По его условиям цессионарий принял в полном объеме права требования цедента к ООО «Дорожно-строительное предприятие № 11» по оплате задолженности в сумме почти 50 млн руб. В счет уступленного права «Прогресс-М» обязался уплатить «Форсажу» почти 37 млн руб.

В последующем единственный участник «Прогресс-М» Гульнара Сеидова обратилась в суд с иском к «Форсажу» о признании договора уступки права требования недействительной сделкой и о применении последствий ее недействительности. Она сослалась на положения ст. 173.1 ГК и ст. 46 Закона об ООО, указав, что оспариваемая сделка заключена генеральным директором общества с нарушением порядка получения согласия на ее совершение.

Читать еще:  Стоимость оформления завещания на квартиру у нотариуса

Арбитражный суд Республики Хакасия сослался на п. 9 Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» и п. 20 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, утвержденного Президиумом ВС 25 декабря 2019 г. Суд указал, что истец не доказал, что оспариваемая сделка заключалась с целью прекращения деятельности общества или изменения ее вида либо существенного изменения масштабов. Это не позволяет квалифицировать договор уступки права требования в качестве крупной сделки (определить одновременное наличие количественного и качественного признаков). При этом суд отклонил довод «Прогресса-М» о том, что совершение сделки приведет к прекращению деятельности общества. Он посчитал его не подтвержденным надлежащими доказательствами и основанным на предположении, что не является достаточным доказательством.

Кроме того, суд исследовал вопрос об осведомленности контрагента. Было установлено, что в материалы дела не представлены вытекающие из положений п. 18 Постановления Пленума ВС № 27 доказательства заведомой осведомленности общества «Форсаж» о том, что оспариваемая сделка отвечала признакам крупной сделки. Суд исходил из отсутствия обязанности контрагента по проверке перед совершением сделки того, является ли соответствующая сделка крупной, в том числе отсутствия необходимости запрашивать документы общества.

Доводы Гульнары Сеидовой о неосведомленности о проведении переговоров по заключению договора, об обстоятельствах обсуждения условий договора, его заключения и подписания были отклонены как не имеющие правового значения. Суд со ссылкой на ст. 173.1 ГК, ст. 46 Закона об ООО, Постановление Пленума ВС № 27, Постановление Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» пришел к выводу об отсутствии совокупности условий, необходимой для признания сделки недействительной. Апелляционный суд оставил решение первой инстанции в силе.

Суд округа принял во внимание отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих об исполнении обществом «Форсаж» вступившего законную силу решения суда от 27 августа 2019 г. по делу № А40-157997/2019 (иск «Форсажа» к «Прогрессу-М» о взыскании почти 37 млн руб. долга и неустойки по оспариваемому договору. – Прим. ред.). Он также указал на отсутствие выводов нижестоящих инстанций относительно доводов и документов истца, связанных с обстоятельствами осведомленности Гульнары Сеидовой об условиях сделки, а потому отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

Общество «Форсаж» обратилось в Верховный Суд, который заметил, что первой и апелляционной инстанциями установлены все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по категориям споров, связанным с признанием сделки недействительной как крупной сделки и сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Поэтому указания суда округа не могут повлиять на результат рассмотрения спора. ВС указал, что постановление не содержит ссылок на неправильное применение нижестоящими инстанциям норм материального и процессуального права.

Вместе с тем Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что требования к порядку совершения крупных сделок направлены на защиту интереса в получении обществом эквивалентного предоставления при отчуждении своего имущества и что по смыслу ст. 46 Закона об ООО условием признания недействительными крупных сделок является наступление неблагоприятных последствий для общества или его участника, а также что само по себе нарушение процедуры совершения крупной сделки не может являться достаточным основанием для удовлетворения иска, основаны на неверном толковании закона. Напротив, согласно п. 18 обзора для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба обществу в результате совершения такой сделки, поскольку достаточно того, что сделка являлась крупной, не была одобрена и другая сторона знала или заведомо должна была знать об этих обстоятельствах. «Однако данные выводы не привели к принятию неправильных судебных актов судами первой и апелляционной инстанций, а потому не препятствуют оставлению в силе решения и постановления указанных судов», – посчитал ВС. Он отменил постановление суда округа и оставил в силе решение апелляции.

Юрист корпоративной и арбитражной практики адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Антон Лалак отметил, что ВС в очередной раз обратил внимание нижестоящих судов на критерии, позволяющие квалифицировать сделку общества как крупную, а также на предмет доказывания по косвенным искам об оспаривании сделок общества его участником. «Позиция Верховного Суда последовательно развивает выпущенные разъяснения по отдельным вопросам правоприменения норм о порядке одобрения экстраординарных сделок. Ничего принципиально нового в указанном определении нет, чего нельзя сказать про постановление суда округа, который посчитал неосведомленность единственного участника о переговорах о совершении сделки обстоятельством, имеющим правовое значение», – посчитал он.

Читать еще:  Новое в законодательстве о самовольных постройках

По мнению Антона Лалака, важно отметить, что ВС продолжает настаивать как на соблюдении качественного критерия, что объективно требует большего объема доказательств от истца, а также большего погружения судов непосредственно в экономическую суть бизнеса общества, так и на действительности опровержимых презумпций, в частности о том, что, пока не доказано обратное, все сделки общества признаются заключенными в процессе обычной хозяйственной деятельности. «Также важно, что в определении указано на недопустимость переоценки доказательства судом кассационной инстанции, поскольку это исключительная прерогатива судов первой и апелляционной инстанций, рассматривающих дело по существу, а не проверяющих исключительно правильность применения норм права», – заключил юрист.

Адвокат КА «Защитникъ» Алексей Максимов посчитал, что определение ВС разрушает принцип правовой определенности. «По общему правилу собственником некоей вещи является ее создатель. Дальнейшая юридическая судьба вещи определяется собственником. Такой же шаблон применим и к имуществу организации с теми особенностями, что организация обладает самостоятельностью как субъект отношений – правосубъектностью. Учредитель, участник коммерческой организации создает ее для извлечения прибыли в условиях нормальной хозяйственной деятельности и в условиях предвидимого коммерческого риска. Критерии такого риска законодатель попытался очертить, установив, что крупная сделка – это сделка в отношении 25% и более активов общества. Закон от 3 июля 2016 г. № 343-ФЗ, которым были внесены поправки в Законы об ООО и АО, размыл условия возможности оспорить крупную сделку – введено неопределенное оценочное понятие в виде возможности прекратить деятельность или изменить, влиять на масштабы деятельности. Разве четверть активов – не достаточный критерий, чтобы судить о возможности влияния на деятельность общества?» – задается вопросом адвокат.

По словам Алексея Максимова, получается, что учредитель общества, понесший денежные затраты и определенные нравственные усилия по продумыванию плана развития, не защищен против управленца, вступившего в сговор об уводе активов. «Неудачная в силу неопределенности юридическая норма не была исправлена судебной практикой. Плоды многолетних трудов и кропотливых накоплений могут быть одномоментно узурпированы нечестными дельцами», – заключил он.

Адвокат АП Вологодской области Илья Трайнин поддержал позицию ВС, указав, что суды первой и апелляционной инстанций не установили ущерб от сделки цеденту. «Также ВС подчеркнул, что добросовестность сторон презюмируется в гражданско-правовых отношениях и обязанности проверять чужие уставы или внутренние положения у сторон нет. К тому же определение, на мой взгляд, поспособствует стабильности гражданского оборота и преграждает путь различным схемам», – посчитал он.

Признать документ недействительным через суд

Бог миловал конечно, оценкой ущерба не занимаемся (жена оценщик, я ей помогаю).
Но судебные рассмотрения в арбитраже были, также связанные с наличием нескольких отчетов об оценке стоимости одних активов.
По опыту скажу, что полностью опротестовывать отчет достаточно сложно — это в компетенции экспертного совета одной из Саморегулируемых ассоциаций оценщиков (РОО или ,СМАО).
Это хлопотно и небесплатно. Да и возиться с опротестованием отчета об ущербе одной машины тоже никто не захочет.
А вот на судью произвести впечатление, чтобы он принял тот или другой отчет у нас всегда получалось. Тут прежде всего кто круче (у кого опыт больше). Если у второго оценщика диплом об образовании в области оценки получен до 2001 года, то там по видам обучение было (отдельно транспортных средств, отдельно других видов имущества и активов, после 2001 года объединли в одно). Наличие сертификатов о прохождении специализированных курсов, семинаров. Т.е. напирать на то, что второй оценщик более компетентен именно в области автотранспорта.

Наличие в акте осмотра подписи другого лица, подтвержденное свидетельскими показаниями очевидцев о том, что сам оценщик осмотр не производил (без наличия соответствующих оговорок в тексте отчета), является нарушением Закона «об оценочной деятельности», да и стандартам
«Федеральные стандарты оценки ФСО-1, ФСО-2, ФСО-3, утвержденные приказами Минэкономразвития от 20.07.2007г.» (сейчас не помню в каком из них, но по-моему что-то было), и может быть представлено суду как основание для признания факта выполнения отчета с нарушениями. (мы такую оговорку всегда даем в отчете «вправе привлекать за свой счет и на свое усмотрение . бла-бла», и когда подписи ставит не оценщик, он всегда ставит «черточку» перед словом оценщик.

Читать еще:  Сколько можно проживать без регистрации гражданину рф
ЦПО-шник
Ник в ответ
Посмотреть профиль
Отправить личное сообщение для ЦПО-шник
Найти ещё сообщения от ЦПО-шник
КУЗНЕЦ
Ник в ответ
Посмотреть профиль
Отправить личное сообщение для КУЗНЕЦ
Найти ещё сообщения от КУЗНЕЦ
INSPEKTOR
Ник в ответ
Посмотреть профиль
Отправить личное сообщение для INSPEKTOR
Найти ещё сообщения от INSPEKTOR

Это — что? Что доказать? Что осмотр произвел не тот человек. который подписал его? Интересный вопрос. Вероятно, когда эксперт явится в суд для свидетельствования по делу — задать ему вопрос — Вы это писали? Спросить у истца — это он (эксперт) производил осмотр? Можно попросить его написать фразу из акта осмотра — чтобы суд удостоверился в том, что писал в акте не эксперт. Не отрицает проведение осмотра другим лицом (не экспертом) и сторона ответчика — ему в ходе заседания задать тот же вопрос — кто проводил осмотр и писал акт? Есть еще мысли? Подскажите?

Р.С. Самое смешное — я лично знаком с представителем ответчика и с экспертом, подписавшим акт осмотра.

Судебные приставы смогут изымать загранпаспорта за долги

Проект поправок в закон о порядке выезда из России и въезда в Россию, разработанный МВД, поддержала правительственная комиссия по законопроектной деятельности. В проекте статьи 8.1 министерство предлагает закрепить основания для признания загранпаспортов и диппаспортов недействительными. Это может быть утрата паспорта, изменение ФИО, пола, даты рождения, отмена решения о приобретении гражданства России, а также невозврат без уважительной причины диппаспорта в течение пяти рабочих дней после завершения служебной командировки работодателю.

Признать паспорт недействительным можно будет после проверки, если МВД установит, что документ оформлен по недостоверным сведениям, пограничники ФСБ найдут недостоверные данные в самом паспорте или просто в случае его непригодности. Данные о признании документа недействительным будут отражаться в системе учета паспортов, которую ведет МВД, обращает внимание председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

МВД также уточнило и порядок изъятия паспортов. Теперь такие полномочия будут у Федеральной службы судебных приставов (ФССП), а не только у судов, СКР, МВД, погранслужбы ФСБ, таможенных органов и диппредставительств и консульств, как прежде. То есть паспорта будут подлежать изъятию у лиц, признанных невыездными из-за неисполнения ими судебных решений, поясняет Груздев. Должник после исполнения своих обязательств сможет получить назад свой паспорт в миграционной службе, говорит он.

Наделение ФССП полномочиями изымать паспорт является логическим продолжением их права на ограничение выезда должника за рубеж, считает управляющий партнер юридической фирмы «Селютин и партнеры» Александр Селютин: «Именно пристав выносит соответствующее постановление о временном ограничении на выезд при неисполнении должником в установленный для добровольного исполнения срок требований суда». Может оказаться так, что для пристава это «право» будет только лишней нагрузкой, поскольку изъять паспорт при нежелании должника отдать документ он не сможет, говорит партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская. Единственный случай, когда этот механизм может пригодиться, – это ситуация неосведомленности должника о действующем в отношении него запрете на выезд за рубеж, считает она: для этой категории изъятие паспорта будет сигналом даже не пытаться ехать в аэропорт.

Поскольку изъятием паспорта гражданина затрагиваются его конституционные права, в том числе право на передвижение, то можно спрогнозировать возможные обращения в Конституционный суд со сторон лиц, которых подвергнут такой процедуре, полагает адвокат Александр Иноядов. Изъятие загранпаспортов – крайняя мера, говорит руководитель Центра аналитических и практических исследований миграционных процессов Вячеслав Поставнин: должника в любом случае останавливают на границе и не позволяют выехать, если соответствующая информация поступает погранслужбе. С другой стороны, говорит Поставнин, это изъятие загранпаспортов из-за долгов может быть способом лишить человека возможности выехать за границу по политическим или экономическим соображениям: «Для этого достаточно вовремя выписать штраф».

В подготовке статьи участвовала Дарья Макеева

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector