Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Подсудность и подследственность понятие классификация порядок определения

Изменение подследственности: спорные аспекты

Конституционный Суд РФ в Определении от 8 июля 2021 г. № 1369-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ильницкого Василия Григорьевича на нарушение его конституционных прав взаимосвязанными положениями пункта 1 части первой статьи 39 и статьи 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» проанализировал допустимость изменения территориальной подследственности уголовного дела руководителем следственного органа по субъекту РФ по основаниям, напрямую не указанным в ст. 152 Кодекса.

В частности, КС оценивал возможность изменения территориальной подследственности уголовного дела в целях распределения нагрузки между территориальными органами, осуществляющими предварительное расследование в рамках одного субъекта Федерации.

На мой взгляд, позиция КС является довольно противоречивой.

В частности, наиболее спорным представляется указание, что оспариваемые положения ст. 39 и 152 УПК направлены на:

  • оптимизацию предварительного расследования;
  • обеспечение права на судопроизводство в разумный срок.

Однако оптимизация предварительного расследования, как я полагаю, не может служить основанием для произвольного изменения территориальной подсудности, так как напрямую не предусмотрена положениями ст. 152 УПК и может стать основой для злоупотреблений со стороны органа предварительного расследования, фактически сделав подозреваемого (обвиняемого) «заложником» конкретного территориального органа, в который будет направлено дело руководителем следственного органа по субъекту РФ.

Право на разумный срок уголовного судопроизводства не является абсолютным и должно оцениваться во взаимосвязи с другими правами – в частности, с правом на защиту, – сохраняя при этом баланс интересов всех участников уголовного судопроизводства, включая потерпевших. Более того, при передаче дела в другое подразделение, не имевшее к его расследованию никакого отношения, разумные сроки могут даже нарушаться, поскольку новому следователю потребуется время для его изучения. Также в новом территориальном подразделении могут отсутствовать возможности для своевременного проведения различных следственных действий (например, судебных экспертиз), соответствующая материально-техническая база и т.д.

При этом указание Конституционного Суда на изменение территориальной подследственности в рамках одного населенного пункта (в частности, г. Москвы), на мой взгляд, не может свидетельствовать об отсутствии нарушения прав подозреваемого (обвиняемого), так как способно привести к тому, что уголовное дело, расследуемое в отдаленном и труднодоступном с точки зрения транспорта и других факторов регионе, будет передано в орган предварительного расследования, куда обвиняемый физически не сможет добраться либо в котором он никогда не проживал, а основанием для передачи будет являться исключительно распределение нагрузки между территориальными подразделениями, осуществляющими предварительное расследование.

Кроме того, по моему мнению, создается предпосылка для дальнейших злоупотреблений, когда территориальная подсудность будет произвольно меняться не только в рамках одного субъекта РФ, но и на территории нескольких субъектов руководителем вышестоящего органа предварительного следствия, а также в рамках органов предварительного следствия, которые относятся к разным системам (органы внутренних дел, следственного комитета и т.д.).

Конституционный Суд верно указал на недопустимость злоупотреблений полномочиями при использовании права на изменение территориальной подследственности уголовных дел. В то же время КС, как я считаю, фактически вышел за рамки своей компетенции и вместо проверки конституционности положений оспариваемых норм УПК в конкретном деле оценил действия руководителя следственного органа по субъекту РФ по передаче уголовного дела из СУ УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве в СУ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве с точки зрения законности и обоснованности передачи. Фактически орган конституционного контроля осуществил функции районного суда по рассмотрению жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК, заранее предрешив доводы такого суда при рассмотрении аналогичных случаев.

При этом КС правильно указал, что согласно положениям ч. 4 ст. 152 Кодекса предварительное расследование может осуществляться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков. Однако в тексте определения на это не делается основной упор, несмотря на то, что это один из немногих возможных способов законного изменения территориальной подследственности при условии сохранения баланса интересов подозреваемых (обвиняемых) и иных участников уголовного судопроизводства.

В своей практике мне приходилось сталкиваться с нарушением органом предварительного следствия правил территориальной подследственности, когда уголовное дело в нарушение ч. 2 ст. 152 УПК не передавалось в орган по месту окончания деяния, содержащего признаки преступления. Согласно указанной норме Кодекса, если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом, уголовное дело расследуется по месту окончания преступления. При этом нередко нарушается не только территориальная подследственность дела, но и подсудность.

Вопрос о моменте реагирования на такие нарушения решается не однозначно. Исходя из тактики защиты, есть возможность реагирования на подобные нарушения правил территориальной подследственности в период предварительного расследования непосредственно после обнаружения нарушения либо на стадии выполнения ст. 217 УПК путем подачи жалоб в порядке ст. 123–124 или 125 Кодекса, либо после поступления дела в суд для рассмотрения по существу путем заявления ходатайств (в частности, о возращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК).

Зачастую суды связывают возможность возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК в случае нарушения территориальной подсудности с несоблюдением прав обвиняемого на защиту, когда передача дела повлекла невозможность эффективного и достаточного участия обвиняемого в предварительном следствии, оценивая при этом степень нарушения его прав и последствия для данного лица.

Ситуации, подобные рассмотренной в обсуждаемом определении, на мой взгляд, возникают не часто и характерны в большей степени для регионов со значительной нагрузкой на следователей отдельных территориальных подразделений. Для таких случаев, полагаю, необходимы разъяснения на уровне Верховного Суда РФ с целью предотвращения не предусмотренных процессуальным законодательством действий и возможных злоупотреблений, которые способны привести к нарушению прав подозреваемых (обвиняемых) на защиту. Баланс между правом на защиту и правом на разумный срок уголовного судопроизводства должен сохраняться всегда!

Курс уголовного процесса

Виды (критерии) подсудности

Подсудность конкретного уголовного дела может быть определена только при одновременном анализе нескольких видов подсудности, выделяемых по различным критериям.

Предметная или, что то же самое, родовая подсудность (ч. 1-3 ст. 31 УПК РФ) определяет полномочный на рассмотрение уголовного дела суд соответствующего звена судебной системы в зависимости от квалификации преступления (наиболее тяжкого в случае множественности преступлений).

Общее правило таково: мировые судьи рассматривают все уголовные дела о преступлениях, максимальное наказание за совершение которых предусматривает не свыше трех лет лишения свободы, т.е. дела о преступлениях небольшой тяжести, за вычетом некоторых преступлений, непосредственно указанных в ч. 1 ст. 31 УПК РФ.

Суды уровня субъекта РФ рассматривают уголовные дела о некоторых особо тяжких преступлениях (ч. 2 ст. 105, ч. 5 ст. 131, ч. 5 ст. 132, ч. 6 ст. 134, ч. 3 ст. 205 УК РФ и некоторых других), но только при наличии возможности назначения обвиняемому наказания в виде пожизненного лишения свободы или смертной казни, а также дела о других преступлениях, непосредственно названных в ч. 3 ст. 31 УПК РФ.

Судами районного звена рассматриваются все уголовные дела о преступлениях, которые не отнесены к подсудности других судов (так называемая «остаточная подсудность»). Иначе говоря, если в законе нет указаний, что дело подсудно суду другого уровня, то это автоматически означает, что оно по умолчанию подсудно районному суду (ч. 2 ст. 31 УПК РФ).

После вступления 1 января 2013 г. в силу Федерального закона от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ Верховный Суд РФ в качестве суда первой инстанции уголовные дела более не рассматривает, следовательно, понятие «подсудность» к нему сегодня неприменимо.

Территориальная подсудность (ст. 32 УПК РФ) позволяет определить компетентный суд «по горизонтали»: с ее помощью из множества судов соответствующего звена, в котором подлежит рассмотрению уголовное дело согласно родовой подсудности, устанавливается единственно компетентный конкретный суд (с индивидуально-определенным наименованием). По общему правилу таким является суд, юрисдикция которого распространяется на место совершения преступления . Если преступление начато в одном месте, а окончено в другом, то уголовное дело будет подсудно суду по месту окончания преступления.

Исключение составляют предусмотренные ст. 35 УПК РФ обстоятельства, при наличии которых территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена по ходатайству стороны или по инициативе председателя суда. Они связаны с необходимостью: а) обеспечения объективности суда (когда все судьи данного суда ранее принимали участие в производстве по рассматриваемому уголовному делу, что является основанием для их отвода) или б) сокращения времени рассмотрения уголовного дела при условии соблюдения иных интересов обвиняемых и других участников процесса (если не все участники уголовного судопроизводства по уголовному делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности).

Изменение территориальной подсудности уголовного дела допускается лишь до начала судебного разбирательства по решению судьи вышестоящего суда (ч. 2 и 3 ст. 35 УПК РФ).

Читать еще:  Алименты на усыновленного ребенка

Законом регламентируется также порядок определения подсудности нескольких преступлений, расследуемых в рамках одного уголовного дела. Согласно ч. 3 ст. 32 УПК РФ уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них. Здесь возникает вопрос, какому принципу определения подсудности законодатель предоставляет приоритет — большинства преступлений или их тяжести. Также неясно, в какой суд должно быть направлено уголовное дело, если в двух (или более) районах или субъектах РФ совершено одинаковое количество преступлений одной тяжести. В этом случае рассмотрение уголовного дела любым из нескольких возможных судов будет считаться правомерным. Таким образом, в законе де-факто закреплена применительно к данному случаю альтернативная подсудность по выбору прокурора. Именно он направляет уголовное дело в суд в соответствии с ч. 1 ст. 222 УПК РФ.

Предоставление права выбора суда стороне обвинения, хотя бы и по относительно небольшой категории уголовных дел (со множественностью преступлений), вряд ли можно назвать приемлемым. Помимо прочего, наличие такого «преимущества» создает у стороны защиты предубеждение о неспособности суда, избранного прокурором из двух или нескольких возможных, беспристрастно рассмотреть данное дело. Представляется, что подсудность в данном случае должна определяться местом совершения наиболее тяжкого преступления, а при совершении нескольких преступлений одной тяжести — местом совершения последнего их них. Реализация подобного подхода исключила бы субъективизм при решении вопроса о том, каким судом должно быть рассмотрено уголовное дело.

Обращает внимание отсутствие в УПК РФ порядка определения подсудности некоторых категорий уголовных дел, например, дел о преступлениях, место совершения которых не установлено. Определение подсудности таких уголовных дел вызывает значительные, иногда неразрешимые, затруднения (например, совершение кражи в поезде дальнего следования во время его движения, если точный момент окончания преступления неизвестен, или на перегоне станций, относящихся к юрисдикции разных судов и т.п.). В свое время ст. 41 УПК РСФСР 1960 г. указывала, что если определить место совершения преступления невозможно, то дело должно быть подсудно тому суду, в районе деятельности которого закончено предварительное следствие или дознание. В теоретическом смысле подобный подход безупречен, поэтому нынешний пробел скорее всего обусловлен не осознанной позицией законодателя, а элементарным недостатком юридической техники. Обоснованность такого предположения подтверждается неоднократными решениями Конституционного Суда РФ, в которых делался вывод о соответствии Конституции РФ положений ст. 41 УПК РСФСР 1960 г., определявших территориальную подсудность уголовных дел исходя из места совершения преступления или места окончания предварительного расследования.

Законом (ч. 4 ст. 32 УПК РФ) также установлены правила определения подсудности уголовного дела по обвинению российского гражданина в совершении преступления за пределами территории РФ, которое: а) либо расследовалось в соответствии с запросом компетентного органа иностранного государства об осуществлении уголовного преследования (ч. 1 ст. 459 УПК РФ), б) либо подлежит уголовному преследованию по российскому законодательству независимо от обращения представителей иностранного государства, а также по обвинению в) иностранного гражданина или лица без гражданства, совершившего преступление вне пределов РФ, но против интересов нашей страны или ее граждан (ч. 3 ст. 12 УК РФ). Такое уголовное дело подсудно суду по месту жительства (месту пребывания) потерпевшего, а при отсутствии потерпевшего в Российской Федерации — суду по месту жительства (месту пребывания) обвиняемого.

Персональная (субъектная) подсудность устанавливает подсудность уголовного дела в зависимости от личного, профессионального или социального статуса обвиняемого (субъекта преступления). Персональная подсудность конкурирует с предметной (родовой) по принципу lex specialis derogat lexgeneralis (специальная норма отменяет действие общей). Иначе говоря, предметная подсудность рассматривается в качестве общей нормы, а персональная — в качестве специальной, поэтому если в конкретном случае возникает необходимость применения персональной подсудности, то она дезавуирует действие подсудности предметной. Например, какова бы ни была подсудность дела в предметном (родовом) плане, если речь идет о члене Совета Федерации, депутате Государственной Думы или судье, заявившем соответствующее ходатайство, то такое дело подлежит рассмотрению в Верховном суде республики, краевом, областном и т.п. суде (п. 2 ч. 3 ст. 31 УПК РФ).

В то же время когда речь идет о распределении дел между судами общей юрисдикции и их специализированными ответвлениями, предметная подсудность, уступая свое место персональной подсудности, которая словно «уводит» дело из системы ординарных судов, затем вновь применяется для определения надлежащего звена уже в рамках специализированной уголовно-судебной системы. В настоящее время таковой в России является только система военных судов, где чаще всего и возникает вопрос о персональной подсудности. Так, к полномочиям только этих судов относится рассмотрение уголовных дел о совершении преступлений военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы. Уголовное дело подлежит рассмотрению военным судом вне зависимости от того, связано ли с исполнением обязанностей по военной службе преступление, в совершении которого обвиняется соответствующий субъект. Например, уголовное дело о нарушении военнослужащим на личном автомобиле правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, будет рассматриваться военным судом.

Если не принимать во внимание Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда РФ, к тому же не рассматривающую уголовные дела по первой инстанции, то система военных судов в строгом смысле состоит из двух звеньев — окружных (флотских) военных судов и гарнизонных военных судов. После того как на основании персональной подсудности выясняется, что уголовное дело подлежит рассмотрению военными судами, при определении подсудности уголовного дела конкретному военному суду применяются уже общие для всех судов в уголовном судопроизводстве правила предметной (родовой) и территориальной подсудности. Так как в системе военных судов мировые судьи отсутствуют, рассмотрение всех уголовных дел, не отнесенных к подсудности окружного (флотского) суда, осуществляется гарнизонными военными судами как судами, приравненными к районному суду.

Военным судом может быть рассмотрено уголовное дело и в отношении лица, не имеющего статус военнослужащего или гражданина, проходящего военные сборы . Такое возможно в двух случаях:

  • если уголовное дело о групповом преступлении подсудно военному суду в отношении хотя бы одного из соучастников, а выделение уголовного дела в отношении остальных лиц невозможно;
  • если военный суд дислоцируется за пределами территории Российской Федерации — ему тогда подсудны все уголовные дела, подлежащие рассмотрению федеральными судами общей юрисдикции, вне зависимости от наличия у обвиняемых статуса военнослужащих, если иное не предусмотрено международным договором РФ.

Подсудность по специфике содержания уголовного дела, также будучи «специальной нормой» (lex specialis), предполагает неприменение предметной (родовой) подсудности (lexgeneralis) при определении законного суда по рассмотрению некоторых уголовных дел исходя из содержащихся в материалах дела сведений, в отношении которых применяется особый порядок их защиты . Такой порядок применяется в отношении государственной тайны, которой в соответствии со ст. 2 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» признаются защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации.

В целях защиты государственной тайны в п. 3 ч. 3 ст. 31 УПК РФ предусмотрено правило, согласно которому уголовные дела указанной категории подлежат рассмотрению только в судах уровня (звена) субъекта РФ. Родовая подсудность уголовного дела в данном случае может не учитываться. Правило о рассмотрении дела, связанного с государственной тайной, только судом уровня субъекта РФ является универсальным для всех судов общей юрисдикции и применяется также в гражданском процессе (п. 1 ч. 1 ст. 26 ГПК РФ).

Подсудность по связи дел предусматривает правила определения компетентного суда при соединении уголовных дел, подсудных судам различных уровней. В этом случае уголовное дело обо всех преступлениях рассматривается вышестоящим судом, если раздельное рассмотрение судами уголовных дел может отразиться на всесторонности и объективности их разрешения.

Дискреционная подсудность появилась относительно недавно (декабрь 2009 г.), когда законодатель предусмотрел возможность изменения ординарной (предметной и территориальной) подсудности уголовного дела по усмотрению судьи высшего суда страны с учетом обстоятельств дела. При этом в качестве повода выступает ходатайство Генерального прокурора РФ или его заместителя, а в качестве основания — реальная угроза личной безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц в случае рассмотрения уголовного дела о преступлениях, перечисленных в ч. 4 ст. 35 УПК РФ. Уголовное дело в таких случаях может быть передано для рассмотрения в окружной (флотский) военный суд по месту совершения преступления. Постановление об изменении подсудности принимается судьей Верховного Суда РФ в судебном заседании.

Исключительная подсудность — еще одна новелла российского уголовного процесса. Под этим видом подсудности понимается отнесение некоторых уголовных дел к подсудности только одного или нескольких судов одного звена, Согласно ч. 6 1 ст. 31 УПК РФ с 1 января 2015 г. только Московскому окружному военному суду и Северо-Кавказскому окружному военному суду подсудны уголовные дела об указанных в ней преступлениях террористической направленности и сопряженных с терроризмом, а также о преступлениях, при назначении наказания за которые подлежит учету отягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «р» ч. 1 ст. 63 УК РФ (совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма). Понятно, что речь идет о вынужденной законодательной мере, связанной с особой опасностью террористических преступлений не только в момент их совершения, но и при рассмотрении дел о них. Насколько она эффективна, покажет время.

Читать еще:  Как подать в суд заявление на алименты

Статья 31. Подсудность уголовных дел

Статья 31. Подсудность уголовных дел

2. Районному суду подсудны уголовные дела о всех преступлениях, за исключением уголовных дел, указанных в частях первой (в части подсудности уголовных дел мировому судье) и третьей настоящей статьи.

3. Верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны:

1) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 105 частью второй, 131 частью пятой, 132 частью пятой, 134 частью шестой, 228.1 частью пятой, 229.1 частью четвертой, 277, 281 частью третьей, 295, 317, 357 Уголовного кодекса Российской Федерации, за исключением уголовных дел о преступлениях, совершенных лицами в возрасте до восемнадцати лет, и уголовных дел, по которым в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь в соответствии с положениями части четвертой статьи 62, части четвертой статьи 66 и части четвертой статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 126 частью третьей, 209, 210 частью четвертой, 210.1, 211 частями первой — третьей, 212 частью первой, 227, 275, 276, 278, 279, 280.2, 281 частями первой и второй, 353 — 356, 358, 359 частями первой и второй, 360 Уголовного кодекса Российской Федерации;

2) уголовные дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судьи федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мирового судьи, судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства;

3) уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну.

4. Утратил силу с 1 января 2013 года. — Федеральный закон от 29.12.2010 N 433-ФЗ.

5. Гарнизонный военный суд рассматривает уголовные дела о всех преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, за исключением уголовных дел, подсудных вышестоящим военным судам.

6. Окружному (флотскому) военному суду подсудны уголовные дела, указанные в части третьей настоящей статьи, в отношении военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы, а также уголовные дела, переданные в указанный суд в соответствии с частями четвертой — седьмой статьи 35 настоящего Кодекса.

6.1. 1-му Восточному окружному военному суду, 2-му Западному окружному военному суду, Центральному окружному военному суду и Южному окружному военному суду подсудны:

1) уголовные дела, указанные в частях третьей и шестой настоящей статьи;

2) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 211 частью четвертой, 361 Уголовного кодекса Российской Федерации;

3) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 277, 278, 279 и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, если их совершение сопряжено с осуществлением террористической деятельности;

4) уголовные дела о преступлениях, при назначении наказания за которые подлежит учету отягчающее обстоятельство, предусмотренное пунктом «р» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации.

7. Утратил силу. — Федеральный закон от 27.12.2009 N 346-ФЗ.

7.1. Если дела о преступлениях, совершенных группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом, подсудны военному суду в отношении хотя бы одного из соучастников, а выделение уголовного дела в отношении остальных лиц невозможно, указанные дела в отношении всех лиц рассматриваются соответствующим военным судом.

8. Военные суды, дислоцирующиеся за пределами территории Российской Федерации, при рассмотрении уголовных дел в случаях, предусмотренных федеральным конституционным законом, руководствуются настоящим Кодексом.

9. Районный суд и военный суд соответствующего уровня принимают в ходе досудебного производства по уголовному делу решения, указанные в частях второй и третьей статьи 29 настоящего Кодекса.

10. Подсудность гражданского иска, вытекающего из уголовного дела, определяется подсудностью уголовного дела, в котором он предъявлен.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 31. Подсудность уголовных дел

Апелляционная коллегия полагает, что положения части 1 статьи 35 УПК РФ, не могут рассматриваться как нормы, исключающие возможность обращения прокурора в вышестоящий суд для рассмотрения вопроса об изменении территориальной подсудности конкретного уголовного дела без его направления в тот суд, которому дело подсудно в соответствии с положениями статьи 31 УПК РФ.

Данное дело рассмотрено законным составом суда, а именно районным судом, поскольку было принято этим судом к производству, и суд приступил к рассмотрению дела (21 мая 2012 года) в период действия закона, а именно ст. 31 УПК РФ, относившей к подсудности районного суда дела о преступлениях, предусмотренных ст. 188 УК РФ.

Вопрос об определении подсудности дела согласно ст. 31 УПК РФ, а также его территориальной подсудности по правилам ст. 32 УПК РФ, подлежит обсуждению судом, в который оно поступило с утвержденным обвинительным заключением, то есть Калужским областным судом.

абзац первый части шестой.1 изложить в следующей редакции:

«6.1. Дальневосточному окружному военному суду, Московскому окружному военному суду, Приволжскому окружному военному суду и Северо-Кавказскому окружному военному суду подсудны:»;

Согласно Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47, часть 1). Применительно к уголовным делам таким законом является Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, статьями 31 — 35 которого установлены правила определения подсудности дел и основания ее изменения, а также предусмотрена соответствующая процедура.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Н.А. Красов, который согласно вступившему в законную силу приговору был осужден за совершение преступления и в передаче кассационной жалобы в защиту интересов которого для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции было отказано постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации, оспаривает конституционность статей 31 «Подсудность уголовных дел» и 34 «Передача уголовного дела по подсудности», части первой статьи 227 «Полномочия судьи по поступившему в суд уголовному делу», пунктов 1 и 2 части первой статьи 228 «Вопросы, подлежащие выяснению по поступившему в суд уголовному делу» и статьи 242 «Неизменность состава суда» УПК Российской Федерации.

22 июня 2012 г. уголовное дело в отношении Мацукова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ поступило в Санкт-Петербургский городской суд, с соблюдением установленных п. 1 ч. 1 ст. 31 УПК РФ правил о подсудности принято к производству суда и по результатам предварительного слушания, состоявшегося 4 июля 2012 г. назначено к рассмотрению судом в составе судьи единолично.

Полагая, что уголовное дело в его отношении исходя из содержащихся в статье 31 УПК Российской Федерации предписаний было подсудно не окружному военному суду, а гарнизонному, С.В. Васильев и его защитник подали надзорные жалобы об оспаривании решений судов первой и второй инстанций в Верховный Суд Российской Федерации, однако постановлением судьи этого суда от 14 сентября 2015 года было отказано в их передаче для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции. При этом с указанным постановлением согласился заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации (решение от 27 ноября 2015 года).

Однако в соответствии с положениями статей 31 — 36 УПК РФ дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 222.1 УК РФ, отнесены к исключительной подсудности районного суда, что обязывало Верховный Суд Республики Адыгея, приняв дело к своему производству, определить его территориальную подсудность и направить для рассмотрения в соответствующий районный суд, чего сделано не было. Такое нарушение уголовно-процессуального закона следует признать существенным, влекущим отмену обвинительного приговора, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Согласно Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47, часть 1). Применительно к уголовным делам таким законом является Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, статьями 31 — 35 которого установлены правила определения подсудности дел и основания ее изменения, а также предусмотрена соответствующая процедура.

5. Подсудность дел о применении принудительных мер медицинского характера определяется по общим правилам подсудности уголовных дел, установленным в статье 31 УПК РФ.

В силу статьи 352 УПК РФ такие дела не подлежат рассмотрению судом с участием присяжных заседателей.

Читать еще:  Подача заявления на вид на жительство

1. Окружной (флотский) военный суд рассматривает в первой инстанции гражданские и административные дела, связанные с государственной тайной, уголовные дела, отнесенные к компетенции данного военного суда Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, и дела по административным исковым заявлениям о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок по делам, подсудным гарнизонным военным судам.

1) уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, подсудные ему в соответствии с частью первой статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;

По смыслу взаимосвязанных положений пунктов 1 и 2 части второй статьи 29 и части девятой статьи 31 УПК Российской Федерации, принятие в ходе досудебного производства по уголовному делу решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 108 того же Кодекса, подведомственно районным судам. Это означает, что рассмотрение таких вопросов отнесено по признаку родовой подсудности к исключительной компетенции судов районного уровня независимо от подследственности и возможной подсудности расследуемых дел, вида и уровня органа, производящего предварительное расследование.

Сохранность государственной тайны, которая может стать известной судье в связи с исполнением им своих полномочий, обеспечивается также отнесением дел, связанных с государственной тайной, к подсудности суда уровня не ниже суда субъекта Российской Федерации (пункт 1 части первой статьи 26 ГПК Российской Федерации, часть третья статьи 31 УПК Российской Федерации), рассмотрением дел, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, в закрытом судебном заседании (часть вторая статьи 10 ГПК Российской Федерации, пункт 5 части второй статьи 231 и пункт 1 части второй статьи 241 УПК Российской Федерации, часть 2 статьи 11 АПК Российской Федерации). Кроме того, Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность за государственную измену путем выдачи государственной тайны, за разглашение государственной тайны, а также за утрату документов, содержащих государственную тайну (статьи 275, 283 и 284).

Из заключения комитета Государственной Думы по безопасности на законопроект к рассмотрению его Госдумой в первом чтении, в частности, усматривается, что внесение изменений в статьи 30 и 31 УПК Российской Федерации продиктовано вескими обстоятельствами, а именно практикой рассмотрения в судах уголовных дел с участием присяжных заседателей о тяжких и особо тяжких преступлениях, в том числе террористического характера.

1. Президент Чеченской Республики в своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность части 2 статьи 1, пункта 2 части 1 статьи 7, части 1 статьи 13, части 1 статьи 14, пункта 2 части 1 статьи 15 и статьи 28 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 года «О военных судах Российской Федерации», части 4 статьи 4 Федерального закона от 20 августа 2004 года «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», пункта 5 части первой статьи 8 Федерального закона от 18 декабря 2001 года «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2002 года N 181-ФЗ), пункта 2 части второй статьи 30, частей третьей и шестой статьи 31, статьи 32 УПК Российской Федерации.

По смыслу взаимосвязанных положений пунктов 1 и 2 части второй статьи 29 и части девятой статьи 31 УПК Российской Федерации, принятие в ходе досудебного производства по уголовному делу решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 108 того же Кодекса, подведомственно районным судам. Это означает, что рассмотрение таких вопросов отнесено по признаку родовой подсудности к исключительной компетенции судов районного уровня независимо от подследственности и возможной подсудности расследуемых дел, вида и уровня органа, производящего предварительное расследование.

пункт 2, устанавливающий подсудность суду с участием присяжных заседателей уголовных дел о преступлениях, указанных в части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 205, частями второй — четвертой статьи 206, частью первой статьи 208, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации;

отнесенным к подсудности верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа и окружного (флотского) военного суда (статья 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации );

Понятие и признаки (виды) подследственности.

Понятие и признаки (виды) подследственности.

Подследственность – это совокупность признаков уголовного дела в зависимости от которых данное преступление относится к компетенции того или иного органа предварительного следствия или дознания.

Предметная подследственность (родовая) – характеризуется составом преступления

Персональный признак (субъективный) – в зависимости от субъекта, который подлежит ответственности

Альтернативная подследственность – дела о преступлениях могут рассматриваться теми органами, которые выявили преступление

Территориальная – определяется по месту совершения преступления.

Если дело было начато в одном месте, а окончено в другом, то уголовное дело будет рассматриваться по месту окончания расследования. Иногда преступление будет расследоваться по месту совершения наиболее тяжкого, или по месту нахождения большинства свидетелей.

Общая характеристика предварительного следствия.

Основной формой расследования является предварительное следствие. Это определяется, во-первых, тем, что законодатель относит к данной форме производство по большинству уголовных дел (ст. 151 УПК), а во-вторых, тем, что предварительное следствие может проводиться и по делам, относимым к компетенции органов дознания, если это признает необходимым прокурор. Осуществление такой деятельности возложено на ряд специально уполномоченных должностных лиц.

Наряду со следователями в исключительных случаях предварительное следствие могут осуществлять начальники следственных отделов, а также прокуроры. При этом на них распространяются все полномочия следователей.

Полномочия следователя носят властный характер. Это выражается в том, что следователь вправе давать органам дознания письменные указания о производстве оперативно-розыскных действий по конкретному делу, находящемуся в его производстве. Постановления следователя по находящимся в его производстве делам обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Срок, отводимый законодателем для расследования уголовного дела, как правило, не должен превышать двух месяцев со дня его возбуждения, но при наличии определенных условий может быть продлен прокурорами различных уровней. В этот срок включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня направления его прокурору с обвинительным заключением или с составленным следователем постановлением о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. При прекращении производства по делу срок следствия заканчивается с момента вынесения соответствующего постановления. В срок предварительного следствия не включается время, на которое предварительное следствие было приостановлено в соответствии с законом Срок предварительного следствия может быть продлен до 6 месяцев прокурором района, города и приравненным к ним военным прокурором и их заместителями. Предельного срока расследования закон не устанавливает.

Производство предварительного следствия следственной группой.

Производство предварительного следствия по уголовному делу в случае его сложности или большого объема может быть поручено следственной группе, о чем выносится отдельное постановление или указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела.

Решение о производстве предварительного следствия следственной группой, об изменении ее состава принимает руководитель следственного органа. В постановлении должны быть перечислены все следователи, которым поручено производство предварительного следствия, в том числе указывается, какой следователь назначается руководителем следственной группы. К работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Состав следственной группы объявляется подозреваемому, обвиняемому.

Руководитель следственной группы принимает уголовное дело к своему производству, организует работу следственной группы, руководит действиями других следователей, составляет обвинительное заключение либо выносит постановление о направлении уголовного дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера к лицу, совершившему преступление, и направляет данное постановление вместе с уголовным делом прокурору.

Руководитель следственной группы принимает решения о:

1) выделении уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном статьями 153 — 155 УПК;

2) прекращении уголовного дела полностью или частично;

3) приостановлении или возобновлении производства по уголовному делу;

4) привлечении лица в качестве обвиняемого и об объеме предъявляемого ему обвинения;

5) направлении обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 3 части второй статьи 29 УПК;

6) возбуждении перед руководителем следственного органа ходатайства о продлении срока предварительного следствия;

7) возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения, а также о производстве следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных частью второй статьи 29 УПК.

Руководитель и члены следственной группы вправе участвовать в следственных действиях, производимых другими следователями, лично производить следственные действия и принимать решения по уголовному делу в порядке, установленном УПК.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector