Lb66.ru

Экономика и финансы
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Обязать отца общаться с ребенком через суд

«Общение с отцом опасно»: россиянка не может добиться исполнения судебного решения о возвращении ей сына

Дети в беде

Россиянка Жанетта Тухаева намерена оспорить решение суда, обязавшего её обеспечить регулярное общение её младшего сына со старшим братом, которого отец силой отобрал у женщины ещё в 2014 году. За последние пять лет несколько судов признали за Тухаевой право проживать вместе с обоими сыновьями, но супруг не отдаёт старшего ребёнка. Жанетта уверена, что бывший муж может быть опасен для неё и младшего сына — по её мнению, на очных встречах, назначенных судом, он попытается отобрать и второго ребёнка.

  • © Фото из личного архива

Жанетта Тухаева пять лет добивается от бывшего мужа Руслана Ибаева исполнения судебных решений о передаче ей старшего сына Абубакра, которого мужчина, по её словам, силой отобрал ещё в 2014 году.

24 мая Советский районный суд в Махачкале обязал женщину обеспечить общение между разлучёнными братьями — Тухаева подчёркивает, что это подразумевает контакт младшего ребёнка в том числе с отцом, что, по её мнению, небезопасно. В беседе с RT Жанетта отметила, что собирается оспорить это решение.

«Изначально отец требовал, чтобы я трижды в неделю привозила младшего сына на встречи с ним, а также с шести утра до одиннадцати вечера обеспечивала общение отца с младшим сыном по телефону и видеосвязи. В суде мы настаивали, что персональное общение отца с младшим ребёнком исключено, это опасно, поскольку уже были прецеденты, когда тот с применением силы забирал ребёнка, это подтверждено судом», — пояснила Тухаева.

По её словам, суд принял эти доводы во внимание — отцу позволили общаться с младшим ребёнком только по телефону. При этом требование истца об общении старшего мальчика с младшим братом суд удовлетворил — отец должен будет привозить Абубакра домой к матери, встречи будут проходить в её присутствии.

Тухаеву также беспокоит, что на протяжении семи лет, в течение которых бывший муж не давал ей видеться со старшим сыном, его успели настроить против матери.

«На судебном заседании о порядке общения младшего сына с отцом и братом сторона мужа показала видео, где Абубакр говорит, что я его «достала», что я его преследую, что не даю ему нормально жить. Сами подумайте, как отец настроил старшего сына и как общение с моим младшим ребёнком скажется на нём», — переживает Жанетта.

Иск о лишении родительских прав

Ранее Тухаева рассказывала RT, что бывший муж силой забрал у неё Абубакра в 2014 году, однако полицейские не нашли оснований для возбуждения уголовного дела.

Ненадолго забрать ребёнка Жанетте удалось в 2016-м, когда суд определил место жительства мальчика с матерью. В 2017 году бывший супруг снова отобрал сына — на этот раз Тухаевой были нанесены травмы, но уголовное дело вновь не стали заводить.

С тех пор Жанетта выиграла восемь судов, добившись права проживать вместе с обоими детьми, однако бывший муж эти решения игнорирует. По словам Тухаевой, проблему не могут решить и судебные приставы — передача старшего ребёнка матери срывалась уже несколько раз. Сам Ибаев периодически пытается опротестовать решения судов, вынесенные в пользу бывшей жены.

Сейчас Жанетта пытается лишить бывшего мужа родительских прав — она ссылается на неисполнение судебных решений и неуплату алиментов. Последнее обстоятельство она упоминает и в контексте недавней ситуации с требованиями отца дать ему встречаться с младшим сыном.

«Отец не интересовался младшим сыном восемь лет, практически с рождения его не видел. Все эти годы ему не приходило в голову, что мальчику нужно что-то кушать, во что-то одеваться. Он задолжал почти 1 млн рублей по алиментам, а вместе с неустойкой это почти 1,5 млн. А теперь проснулись отцовские чувства, и он хочет и видеться с сыном, и давать ему общаться с братом, которого все эти годы против меня настраивал», — негодует Жанетта.

Судебные решения не исполняются

Перовский районный суд Москвы вынес решение о проживании обоих мальчиков с Жанеттой ещё в 2016 году. Тем не менее исполнительные действия судебных приставов по изъятию старшего ребёнка и передаче его матери так и не увенчались успехом.

Более того, в рамках очередного иска, поданного Русланом Ибаевым в отношении бывшей жены, Ленинский районный суд Грозного постановил, что старший сын остаётся жить с отцом до окончания разбирательства.

«Такие обеспечительные меры противоречат предыдущим решениям судов о том, что оба сына должны жить со мной. Более того, мы узнали, что Ибаев сумел в одностороннем порядке прекратить исполнительное производство по передаче мне ребёнка, ссылаясь на старое мировое соглашение, условий которого он не исполнял. А теперь он и его адвокат заявляют, что собираются также прекратить исполнительное производство по взысканию с него алиментов», — возмущается Жанетта.

Адвокат Тухаевой Ахмед Эльмурзаев сообщил RT, что неисполнение Ибаевым судебных решений является ещё одним основанием для оспаривания порядка встреч сыновей Жанетты, назначенного судом 24 мая.

«Мы подавали иск о лишении мужчины родительских прав на основании того, что он не исполняет судебные акты и не изменил своего поведения по отношению к младшему сыну. Суд уже определил место жительство обоих детей с матерью, поэтому всё, что на самом деле требуется, — обеспечить исполнение этого решения. Тогда ни в каком назначении порядка общения детей не будет необходимости», — констатировал юрист.

«Многое зависит от приставов»

По мнению адвоката Ахмеда Эльмурзаева, дальнейшее развитие ситуации во многом зависит от работы судебных приставов — именно они должны обеспечить передачу ребёнка матери. В свою очередь, Жанетта рассказала RT, что пока ей удалось лишь добиться дисциплинарного взыскания для сотрудников опеки и ФССП, до сих пор не сумевших вернуть ей ребёнка.

«За нарушения, допущенные при попытке передачи ребёнка в феврале 2020 года, прокуратурой было вынесено представление на имя начальника опеки, который там присутствовал. Также было вынесено дисциплинарное взыскание судебному приставу, который не привлёк Ибаева к административной ответственности, когда тот не явился на исполнительные действия по передаче ребёнка в августе 2020 года», — перечисляет Жанетта.

Семейный адвокат Антон Лелявский в беседе с RT также выразил мнение, что исполнение судебных решений о передаче детей одному из родителей зависит от сотрудников ФССП.

«Для детей это в любом случае травма, и, к сожалению, далеко не все родители руководствуются здесь интересами и чувствами ребенка — на том же YouTube можно найти ролики, где исполнительные действия проводятся в неподходящий для этого момент, становятся неожиданностью и шоком для ребёнка. Многое зависит от работы судебных приставов, от того, имеют ли они хороший опыт реализации таких решений», — подчёркивает эксперт.

Читать еще:  Не приняли декларацию по ндс что делать

Он также констатировал, что ситуации, когда родители после развода отказываются отдавать детей, даже если суд обязал их сделать это, в России встречаются довольно часто. Решение подобных конфликтов зачастую затягивается.

«Это одна из самых сложных категорий дел в нашей практике — сложнее, чем, например, дела о взыскании алиментов. Когда речь идёт о маленьком живом человеке, очень сложно подобные решения исполнять, тем более если оба родителя любят ребёнка и не хотят с ним разлучаться», — пояснил собеседник RT.

Порядок общения с ребёнком в присутствии матери

  • Расторжение брака
  • Споры о детях
  • Практика

Бывший супруг нашей доверительницы Алёны обратился в суд с исковым заявлением об определении порядка общения с детьми.

Согласно статье 55 Семейного кодекса РФ ребёнок имеет полное право общаться со своими родителями, братьями, сестрами, бабушками, дедушками и другими родственниками. И при разводе родителей ребёнок имеет право на общение с каждым из них.

Бывший муж имеет равные права на общение со своими детьми, а мать с которой дети проживают, не должна этому препятствовать, естественно, если это не вредит детям.

Общение отца с детьми после развода

В суде было установлено, что брак истца с нашей доверительницей расторгнут, от него бывшие супруги имеют двоих несовершеннолетних детей. После развода дети по согласованию сторон остались проживать с мамой.

Бывший муж заявил, что Алёна ограничивает его общение с детьми, договориться у него с ней никак не получается, поэтому для реализации своих родительских прав он вынужден обратиться в суд.

В исковом заявлении он просил:

  • предоставить ему возможность забирать детей к себе домой каждую нечетную неделю года с 19 часов пятницы до 20 часов воскресенья и в период летних каникул на 14 дней;
  • вывозить детей за пределы города, на дачу, а также на отдых за границу;
  • обязать Алёну своевременно оформлять документы, необходимые для отдыха детей, в том числе за границей (медицинские карты, согласие на выезд и т.д.);
  • предоставить ему возможность посещать детей в случае их болезни;
  • обязать нашу доверительницу предоставлять ему по первому требованию любые сведения, касающиеся жизни и здоровья детей;
  • предоставить возможность посещать детский сад, школу, кружки и секции детей; предоставить возможность ежедневно общаться с детьми по телефону с 10 часов до 22 часов обязать Алёну не препятствовать общению с детьми в порядке, установленном судом.

Алёна никогда не возражала против того, чтобы отец общался с детьми, однако из-за того, что он несколько лет не принимал никакого участия в их воспитании, практически их не навещал после развода, приходил 3-4 раза в год и общался по 10-15 минут, дети не принимали его за близкого родственника, иногда боялись, общение проходило с трудом. Причиной такого поведения мужчина называл отсутствие у него времени и сильную занятость. Кроме того, зная о наличии у детей определённых заболеваний он допускал нарушение рекомендованных им диет. Из-за этого происходило обострение болезней и детей приходилось срочно лечить.

Вдобавок ко всему истец не выплачивал назначенные судом алименты, на момент подачи его иска в суд у него имелась задолженность размером несколько сотен тысяч рублей, при том, что в целом размер алиментных платежей не был высоким.

В подтверждение этому мы предоставили медицинские документы детей о том, что у них имеются заболевания, требующие определенного режима дня и соблюдения диет, и расчёт задолженности по алиментам, произведённый судебным приставом-исполнителем.

Мы категорически возражали против того, чтобы бывший супруг забирал детей с ночёвкой и куда-либо вывозил.

Исковые требования мы признали частично, указав, что против общения истца с детьми Алёна не возражает, но заявленное истцом время общения, противоречит интересам несовершеннолетних, просили определить время общения отца с детьми в понедельник, вторник и среду с 19:00 до 20:00, в воскресенье с 10:00 до 14:00.

Мы настаивали на том, что общение отца с детьми должно проходить только в присутствии матери и с учётом их занятости и распорядка дня.

Дети на регулярной основе посещали различные оздоровительные и развивающие учреждения: школу, детский сад, оздоровительный центр, занятия тхэквондо, занятия акробатикой, занятия английским языком, занятия в изостудии.

При рассмотрении споров о порядке общения детьми для участия в деле привлекаются органы опеки и попечительства по месту жительства каждого из родителей.

«Бери» отдельно, «плати» отдельно: ВС разъяснил принцип Take or pay

В рамках договорной конструкции Take or pay можно отказаться от своих прав, но не от обязанностей. Это значит, что заказчик может в одностороннем порядке расторгнуть договор, но все еще будет обязан выплатить оговоренную сумму контрагенту. Это следует из мотивировочной части определения коллегии Верховного суда по экономическим спорам по иску «ОТЭКО-Портсервис» к Kaproben. Опрошенные Право.ru юристы надеются, что это сделает судебную практику по договорам формата «бери или плати» более последовательной и защитит поставщиков. Но бизнес все еще ждет, что такой механизм напрямую пропишут в законодательстве, добавляют эксперты.

История вопроса

В феврале 2019 года российская «ОТЭКО-Портсервис» заключила договор оказания услуг по экспедированию, перевалке и хранению каменного угля для заказчика, швейцарской Kaproben Handels AG. Kaproben обязалась своевременно предъявлять оператору уголь для перевалки в оговоренных объемах в рамках принципа Take or pay («бери или плати»). Таким образом, швейцарская компания должна была оплачивать недопоставленный объем угля по стоимости перевалки. Договор действовал до 2023 года.

В сентябре 2019-го Kaproben уведомила российскую компанию, что выходит из договора в одностороннем порядке. «ОТЭКО-Портсервис» посчитала, что условия соглашения этого не позволяют.

Компания обратилась в АСГМ с иском о признании одностороннего отказа от сделки незаконным (№ А40-328885/2019). Суд поддержал позицию «ОТЭКО-Портсервис»: ни нормы Гражданского кодекса в отношении смешанных договоров, ни условия самого соглашения не подразумевают его одностороннего расторжения.

Читать еще:  Продление регистрации иностранного гражданина по трудовому договору

Иного мнения оказался 9-й ААС. Он счел, что речь идет о договоре возмездного оказания услуг. А от его исполнения п. 1 ст. 782 ГК позволяет отказаться в одностороннем порядке. Принцип «бери или плати» не закреплен в российском законодательстве, а его применение в договоре не умаляет закрепленного в Гражданском кодексе права на односторонний отказ от исполнения договора. Кассация подтвердила эту позицию.

Как уточнили суды, Kaproben должен компенсировать российскому контрагенту фактически понесенные для исполнения договора расходы.

А затем их решения оценила Экономколлегия.

Позиция ВС

ВС подтвердил, что договорные отношения формата Take or pay напрямую не урегулированы в российском законодательстве. Но близкие к этому принципу механизмы содержатся в некоторых правовых актах (например, в Правилах поставки газа). Само это условие не образует особый вид договора, но стороны вправе его включить, и суды не должны его игнорировать.

Условие «бери или плати» состоит из двух обособленных, но тесно связанных между собой обязательств, полагает Экономколлегия:

  • заказчик вправе получить услуги в оговоренном объеме, причем реализация этого права зависит только от воли заказчика;
  • заказчик обязан заплатить исполнителю оговоренную сумму, независимо от того, воспользовался ли он этим правом.

Получение этой платы – право контрагента. Это не нарушает принципа возмездности, поскольку заказчик в такой конструкции получает дополнительные преимущества, которые имеют самостоятельную стоимость, подчеркивает ВС. Например, это резерв производственных мощностей, внеочередное и гарантированное обслуживание в любое время, фиксированная или сниженная цена.

Формат «бери или плати» не нарушает принцип возмездности, потому что заказчик получает дополнительные преимущества, например, резерв мощностей, внеочередное обслуживание, фиксированная или сниженная цена.

Что же касается вопроса о допустимости отказа от договора, Экономколлегия напутствует помнить: отказаться можно от реализации своего права, но не обязанности. Заказчик на будущее отказывается от возможности требовать от второй стороны предоставления услуг и освобождает исполнителя от соответствующей обязанности («бери»). Но заказчик не может так просто отказаться от своих обязанностей перед исполнителем («плати») . Их выполнение можно рассматривать как плату за отказ от договора, указал ВС.

Сам по себе отказ заказчика от договора не нарушает имущественных прав российской компании, так как «ОТЭКО-Портсервис» не утратила права потребовать от Kaproben согласованных договором платежей. Но фактически истец просил в рамках судебного спора о компенсации фактически понесенных расходов.

Экономколлегия решила оставить решения апелляции и кассации в силе, но исключила из мотивировочной части определений нижестоящих инстанций упоминание о компенсации расходов, так как могло показаться, что эта сумма – единственное, на что «ОТЭКО-Портсервис» вправе притязать. Тогда как это могут быть и договорные платежи, которые оператор может потребовать позже.

Бизнес ждет правовой определенности

Судебная практика по таким соглашениям до сих пор была противоречивой, а сторона, в пользу которой в договор вносили условие «бери или плати», часто не получала правовой защиты, считает Надежда Хан, ведущий юрист практики разрешения споров A-PRO . В 2014 и 2015 годах ВС указывал, что плату за отказ от договора установить нельзя (№ А27-17274/2013, А40-186044/2013). Постановление Пленума ВС от 22 ноября 2016 года № 54 несколько изменило практику, но единого подхода пока не выработали, говорит Хан.

Российские суды обычно квалифицируют условия Take or pay в качестве неустойки за неисполнение обязательства стороной, либо заранее оцененных убытков, говорит Кирилл Барановский, старший юрист Рустам Курмаев и партнеры . Поскольку это условие призвано защитить поставщика от финансовых потерь, такой подход имеет право на существование, полагает он. Его косвенно закрепляет и определение ВС, когда оценивает условие «бери или плати» как форму ответственности за неисполнение обязательства, отмечает Барановский.

Советник DLA Piper Алина Кудрявцева, которая представляла интересы компании Kaproben в Верховном суде, напоминает, что принцип Take or pay пытались ввести в российскую правовую систему в 2018 году, когда Минэкономразвития разработало соответствующие поправки в ГК. Но их так и не приняли. Кудрявцева полагает, что этот спор станет важным сигналом для законодателя о том, что запрос на такое регулирование у крупного бизнеса есть.

Хан же полагает, что в российском праве уже существуют все необходимые нормы для реализации принципа «бери и плати». Вопрос в их толковании.

При этом в рамках этого спора речь шла только о принципиальном праве заказчика отказаться от договора, напомнила Кудрявцева. В этом отношении ВС, по сути, подтвердил выраженную ВАС еще в 2014 году в постановлении Пленума о свободе договора и ее пределах позицию. Значение для практики будет иметь предстоящий спор о последствиях такого отказа, указывает Кудрявцева.

  • Олег Ершов
  • Верховный суд РФ

«Бери или плати»: ВС допустил односторонний отказ от такого договора

Общество «ОТЭКО-Портсервис» заключило соглашение со швейцарской Kaproben Handels AG. Российская фирма собиралась выполнить комплекс работ и услуг в отношении экспедирования, перевалки, хранения и накопления каменных углей.

Компания Kaproben обязалась своевременно предъявлять оператору уголь для перевалки в соответствующих объемах в рамках принципа «Take or pay» («бери или плати») – и оплатить вознаграждение. Под термином «Take or pay» стороны договорились понимать гарантированное обязательство заказчика по отгрузке гарантированного годового объема угля. Швейцарская компания также обязалась оплачивать стоимость перевалки непоставленного объема угля по ставке перевалки. Kaproben освобождалась от оплаты только в том случае, если груз не будет поставлен не по ее вине.

Но в 2019 году Kaproben написала своему российскому контрагенту, что выходит из договора в одностороннем порядке. «ОТЭКО-Портсервис» посчитала, что швейцарцы не могут так поступить, и обратилась в АСГМ с иском о признании одностороннего отказа от сделки незаконным (дело № А40-328885/2019).

Суды разошлись во мнениях

Первая инстанция поддержала российскую компанию. Суд квалифицировал договор между сторонами как смешанный и решил, что ни ГК, ни условия самого соглашения не допускают его одностороннего расторжения.

Апелляционный и окружной суды решили, что стороны заключили между собой договор возмездного оказания услуг. Поэтому ответчик правомерно воспользовался правом на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора, предоставленным ему п. 1 ст. 782 ГК.

Суды также напомнили, что российское законодательство не регулирует договорную модель «бери или плати» и правовые последствия её применения. А условие договора о применении этого принципа не ограничивает заказчика в его праве отказаться от исполнения договора.

Читать еще:  Образец заявления о взыскании алиментов в твердой денежной сумме

ВС поддержал кассацию

«ОТЭКО-Портсервис» обратилась в Верховный суд. По мнению российского общества, суды позволили заказчику произвольно выйти из договора, проигнорировав договоренности сторон об условиях одностороннего отказа от исполнения договора. Тем самым швейцарская компания незаконно освободилась от своего обязательства по обеспечению заказами общества «ОТЭКО-Портсервис». Действия Kaproben, по мнению заявителя, являются злоупотреблением правом, так как совершены в обход закона и исключительно с намерением причинения вреда обществу «ОТЭКО-Портсервис».

16 августа Экономколлегия проверила доводы жалобы, но решила оставить ее без удовлетворения. Таким образом, односторонний отказ швейцарской компании от договора признан законным.

Договоры, заключенные по принципу «бери или плати», не слишком распространены в России, отмечают опрошенные «Право.ru» эксперты. Во многом это связано с тем, что он не прописан в российских законах. Тем не менее стороны могут построить соглашение на основе этого принципа – право на это дает им принцип свободы договора, закрепленный в ст. 421 Гражданского кодекса. «Судебно-арбитражная практика указывает на допустимость применения в договоре такого условия, поскольку штраф (неустойка) может быть установлен за любое согласованное сторонами нарушение обязательства, в том числе выраженное в неиспользовании установленного сторонами минимального объема услуг», – объясняет адвокат практики разрешения споров ART DE LEX Богдан Немой.

Этот спор – важный сигнал законодателю о том, что у крупного бизнеса есть серьезный и давно назревший запрос на введение в российское законодательство модели «бери или плати» и ее урегулирование, считает советник DLA Piper Алина Кудрявцева, которая представляла интересы компании Kaproben в Верховном суде.

«Приняв такое решение, Верховный суд признал недопустимость навязывания заказчику услуги, к которой он утратил интерес и которая стала для него экономически нецелесообразной», – считает представитель Kaproben.

Основываясь на тех вопросах, которые обсуждались в судебном заседании, Кудрявцева полагает, что выводы суда будут в русле позиции, выраженной в п. 4 Пленума ВАС №16 «О свободе договора и ее пределах». Эта позиция заключается в том, что у заказчика есть принципиальное и неотъемлемое право отказаться от договора услуг на основании ст. 782 ГК. А возможные последствия такого отказа стороны могут урегулировать, только включив соответствующие самостоятельные условия в договор. «С большей долей вероятности в полный текст определения будут перенесены доводы о том, что норма о возможности одностороннего отказа от договора оказания услуг является императивной, и стороны не могут исключить ее договором», – похожего решения ожидает и Анна Васильева, юрист корпоративной и арбитражной практики АБ Качкин и Партнеры .

Определение ВС может иметь важное значение для практики, считает Немой – если в нем будет отражен анализ правовой природы договорной конструкции «бери или плати», в том числе влияние подобного условия на возможность одностороннего отказа от договора.

Васильева при этом предупреждает о возможном «негативном воздействии» позиции ВС, если судьи поддержат вывод о том, что обсуждаемый принцип предусматривает обязанность одной стороны принять и оплатить услугу в установленном минимальном объеме, а при нарушении пределов исполнения другая сторона вправе требовать выплаты неустойки. «Суды могут взять это на вооружение и квалифицировать условия «take or pay» как предусматривающие выплату штрафных санкций при неистребовании исполнения в любом случае – и, соответственно, возможность их снижения в судебном порядке», – объясняет эксперт.

Образец искового заявления об устранении препятствий к общению отца и близких родственников с ребенком и об определении порядка участия отдельно проживающего отца в воспитании ребенка

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

« » 2021 г. между мной и ответчицей по данному делу – был зарегистрирован брак. От данного брака у нас имеется общий несовершеннолетний ребенок – , года рождения. Сейчас ему лет.

С г. брачные отношения между мной и ответчицей фактически прекращены, общее хозяйство не ведется. Брак не расторгнут. Ребенок проживает вместе с ответчицей.

Состояние здоровья ребенка . Он привязан к каждому из родителей. При рассмотрении дела также прошу учесть .

Мои личные качества в быту и на работе характеризуются положительно.

Ст.66 СК РФ дает мне, как родителю, проживающему отдельно от ребенка, право общаться с ним, участвовать в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования. Ст.67 СК РФ предоставляет право на общение с ребенком также дедушке, бабушке, братьям, сестрам и другим родственникам ребенка.

Как уже указывалось выше, наш ребенок проживает со своей матерью, ответчицей по данному делу. Ответчица, пользуясь этим, с г. и по настоящее время препятствует моим встречам, а также встречам дедушки, бабушки, братьев, сестер и других родственников: , с нашим ребенком и участию в его (ее) воспитании.

Тем самым ответчица нарушает мои права как отца ребенка, а также права дедушки, бабушки, братьев, сестер и других родственников ребенка.

Факты препятствования ответчицы общению ребенка со мной и другими родственниками могут быть подтверждены свидетельскими показаниями следующих лиц: .

На основании вышеизложенного, а также в соответствии со ст. ст. 61, 63, 66, 67 СК РФ и ст. ст. 131 — 133 ГПК РФ.

ПРОШУ:

  1. Обязать не чинить мне и препятствий в общении с несовершеннолетним(ей) .
  2. Определить следующий порядок общения отца и родственников с ребенком:
    • обязать мать ребенка – ответчицу по настоящему делу предоставить возможность отцу ребенка – истцу по настоящему делу встречаться с сыном (дочерью) дня в неделю, в том числе дня в будние дни и в выходные ;
    • обязать ответчицу предоставлять возможность истцу при наличии его желания проводить отпуск вместе с сыном (дочерью) не менее 2-х недель в год, для чего оформлять все необходимые документы;
    • обязать ответчицу решать вопросы, касающиеся обучения, воспитания их сына (дочери), и иные подобные вопросы только совместно с истцом;
    • обязать мать ребенка – ответчицу по настоящему делу предоставить возможность родственникам ребенка – дедушке, бабушке, братьям, сестрам и другим родственникам встречаться с сыном (дочерью) дня в неделю, в том числе дня в будние дни и в выходные .

Приложения:

  1. Копии искового заявления.
  2. Квитанция об оплате госпошлины.
  3. Копия свидетельства о заключении брака.
  4. Копия свидетельства о рождении ребенка.
  5. Характеристика с места работы (жительства) истца.
голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector