Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Конкретная сделка в налоговом кодексе понятие

Определение Верховного Суда РФ от 24 мая 2021 г. N 306-ЭС21-6771 по делу N А06-3269/2020 Об отказе в передаче жалобы в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации

Судья Верховного Суда Российской Федерации Павлова Н.В., изучив жалобу индивидуального предпринимателя Корякина Владимира Александровича (Астраханская область; далее предприниматель, заявитель) на решение Арбитражного суда Астраханской области от 24.09.2020 по делу N А06-3269/2020, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.12.2020 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 09.02.2021 по тому же делу

по заявлению предпринимателя о признании недействительным решения Управления Федеральной налоговой службы по Астраханской области (далее — управление) от 21.01.2020 N 13-Н (далее — решение), отмене требования Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Астраханской области (далее — инспекция) от 12.11.2019 N 1971 о предоставлении документов (информации) (далее — требование),

решением Арбитражного суда Астраханской области от 24.09.2020, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.12.2020 и постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 09.02.202, в удовлетворении требований отказано.

В жалобе заявитель ссылается на нарушение судами норм налогового законодательства, прав и законных интересов предпринимателя.

Согласно положениям части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) кассационная жалоба подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и являются достаточным основанием для пересмотра оспариваемых судебных актов в кассационном порядке.

Оснований для пересмотра принятых по настоящему делу судебных актов в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не установлено. Как усматривается из судебных актов, несогласие с требованием инспекции и решением управления явилось основанием для обращения предпринимателя с требованиями по настоящему делу.

В соответствии с пунктом 2 статьи 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если вне рамок проведения налоговых проверок у налоговых органов возникает обоснованная необходимость получения документов (информации) относительно конкретной сделки, должностное лицо налогового органа вправе истребовать эти документы (информацию) у участников этой сделки или у иных лиц, располагающих документами (информацией) об этой сделке.

Оценив в соответствии с нормами главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства, в их совокупности и взаимосвязи, исходя из фактических обстоятельств дела, суды, руководствовались нормами Налогового кодекса Российской Федерации, положениями Приказа Федеральной налоговой службы России от 08.05.2015 N ММВ-7-2/189@ «Об утверждении форм документов, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации и используемых налоговыми органами при реализации своих полномочий в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, оснований и порядка продления срока проведения выездной налоговой проверки, порядка взаимодействия налоговых органов по выполнению поручений об истребовании документов, требований к составлению акта налоговой проверки, требований к составлению акта об обнаружении фактов, свидетельствующих о предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации налоговых правонарушениях (за исключением налоговых правонарушений, дела о выявлении которых рассматриваются в порядке, установленном статьей 101 Налогового кодекса Российской Федерации)» (вместе с «Основаниями и порядком продления срока проведения выездной (повторной выездной) налоговой проверки», «Порядком взаимодействия налоговых органов по выполнению поручений об истребовании документов (информации)») (зарегистрировано в Министерстве юстиции России 28.05.2015 N 37445).

Отказывая в удовлетворении требований, суды исходили из того, что инспекцией документы истребовались в рамках мероприятий налогового контроля с целью проверки данных учета и отчетности налогоплательщика (подтверждение действительности договорных отношений, документов, представленных вне рамок налоговых проверок, достоверности сведений, содержащихся в них; получение сведений о первичных учетных документах, относящихся к хозяйственной деятельности налогоплательщика), требование и решение вынесены в соответствии с требованиями законодательства.

Обстоятельства дела и представленные доказательства были предметом рассмотрения судов.

Доводы жалобы основаны на неверном толковании норм права, сводятся к изложению обстоятельств дела, которые получили надлежащую правовую оценку судов и мотивированно отклонены, не опровергают, не подтверждают существенных нарушений судами норм материального и (или) процессуального права и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке.

При таких обстоятельствах доводы заявителя не могут служить основанием для передачи заявления на рассмотрение в порядке кассационного производства Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

в передаче заявления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказать.

Судья Верховного Суда Российской ФедерацииН.В. Павлова

Обзор документа

Предприниматель полагает, что требование налогового органа о представлении документов (информации) незаконно, т.к. запрашиваемая информация не соответствует понятию «конкретной сделки».

Суд, исследовав обстоятельства дела, признал позицию предпринимателя необоснованной.

Установлено, что инспекцией документы истребовались с целью проверки данных учета и отчетности контрагента предпринимателя (подтверждение действительности договорных отношений, документов, представленных вне рамок налоговых проверок, достоверности сведений, содержащихся в них; получение сведений о первичных учетных документах, относящихся к хозяйственной деятельности налогоплательщика).

Суд пришел к выводу, что требование соответствует закону.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2021. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Итоги 2017: Новая атака на налоговую оптимизацию

Москва. 30 декабря. INTERFAX.RU — В 2017 году государство начало новый этап борьбы с налоговой оптимизацией — вступила в силу новая статья Налогового кодекса (НК) РФ 54.1. Судебная практика только начинает формироваться, налогоплательщики и власти выигрывают примерно одинаковое количество дел, отмечают эксперты, но уже определилась исключительно важная проблема — возможность использования новой нормы с обратной силой. Положительный ответ на этот вопрос, который дают некоторые суды, может повлечь разбирательство в Конституционном суде.

Главное налоговое событие 2017 года

Системная борьба с налоговой оптимизацией идет с того момента, как Конституционный суд в 2001 году сформулировал понятие «недобросовестный налогоплательщик». Постепенно главный фронт в этой войне обратился против так называемых фирм-«однодневок», их становится меньше с каждым годом, но схемы, предусматривающие участие подобных компаний, до сих пор остаются наиболее распространенной формой налоговой оптимизации. «С их помощью компании могут получить вычет по НДС и уменьшить налог на прибыль, но если налоговики видят в цепочке «однодневку», то отказывают в вычете», — говорит юрист DS Law Артур Дулкарнаев. По его словам, разбирательства с участием «однодневок» составляют ядро налоговых споров в России.

Более 10 лет судебную практику по налоговой оптимизации формировало обширное постановление пленума Высшего арбитражного суда №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». В 2017 году столь же подробные правила сформулировал и законодатель: в августе 2017 года заработала новая статья Налогового кодекса 54.1 («Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов»).

Она в значительной степени меняет подходы к допустимости тех или иных налоговых политик. Это главное событие 2017 года в налоговой сфере, единодушны все опрошенные «Интерфаксом» эксперты.

Реальный контрагент — легальные расходы

Уменьшение налоговой базы, согласно ст. 54.1 НК РФ, считается правомерным при одновременном соблюдении двух условий. Во-первых, неуплата налога не может быть целью сделки. Во-вторых, обязательство по сделке должен выполнить тот, с кем заключен договор, или тот, кому это обязательство перешло по соответствующему соглашению.

Читать еще:  Как узнать кто собственник машины

Раньше практика складывалась по-другому, говорит руководитель практики налогового права адвокатского бюро «Линия права» Лидия Чарикова. «Если ФНС устанавливала, что сделку фактически исполнила не сторона договора, а другое лицо, налогоплательщик все равно мог учесть в составе расходов затраты в пределах рыночных цен. Новая позиция законодателя и ФНС ухудшает положение компаний», — отмечает руководитель налоговой практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин.

Другие эксперты говорят, что перемены обозначились раньше — в судебной практике. Долгое время суды не отказывали компаниям в признании расходов, если реальность совершенных операций была доказана, однако в течение последних двух лет стали связывать обоснованность получения налоговой выгоды с реальностью исполнения обязательств по сделке конкретным, а не абстрактным контрагентом, констатирует старший юрист BGP Litigation Денис Савин.

Расчетный метод списывается в архив

После вступления в силу ст. 54.1 НК Федеральная налоговая служба (ФНС) выпустила два разъяснения, как нижестоящим инстанциям следует трактовать новые нормы. Первый документ появился еще до вступления поправок в силу, второй — осенью.

ФНС ориентирует налоговые органы на то, что если сделка не соответствует одному из двух упомянутых выше требований, следует отказывать в учете расходов и не применять расчетный метод определения действительных обязательств налогоплательщика, комментирует Чарикова. Раньше налоговики оспаривали расходы только в случае завышения стоимости сделки по сравнению с рыночной и только в части этого завышения, поясняет руководитель группы разрешения налоговых споров Goltsblat BLP Александр Ерасов. Теперь суммы доначислений по налогу на прибыль возрастут, прогнозирует он.

С другой стороны, налоговым органам предстоит доказывать, что основной целью той или иной сделки было именно получение налоговой выгоды. Инспекторы должны обосновать, что у операции нет разумного объяснения, а поведение участников сделки нетипично для обычаев делового оборота, приводит примеры ФНС.

Эта рекомендация службы подавляет предпринимательскую инициативу и влечет упрощение бизнес-моделей, снижение доходности бизнеса и конкуренции, негодует старший юрист юридической компании «Пепеляев Групп» Константин Сасов. «Основа предпринимательства — свобода договора и коммерческие риски. Зачастую коммерческий успех сулит сделка, не имеющая аналогов, необычная по форме и содержанию», — поясняет он.

Должная осмотрительность жива

В новой статье НК РФ ничего не говорится о должной осмотрительности при выборе контрагента, но юристы советуют компаниям проявлять ее и дальше: запрашивать не только учредительные документы, но и документы, подтверждающие наличие ресурсов для исполнения сделки и релевантного опыта. Вряд ли судебная практика полностью отвергнет старую концепцию, скорее всего, суды продолжат обращать внимание на доказательства проявления должной осмотрительности, говорят эксперты.

Бизнес это понимает. Председатель правления СДМ-банка Максим Солнцев в своей статье в газете «Ведомости» пишет, что контрагентов по-прежнему надо проверять. Одним из способов, по его словам, является информация из специализированных баз данных, таких как «СПАРК-Интерфакс».

Трансформация судебной практики

В своих разъяснениях ФНС прямо указывает, что постановление ВАС №53 больше применять не надо. Суды с этим не согласны. Судя по картотеке арбитражных дел, они продолжают ссылаться на «устаревший» документ. «Налоговики считают, что ст. 54.1 НК — это не кодификация правил 53-го постановления ВАС, а совершенно новый подход, однако эта позиция не согласуется с судебной практикой», — отмечает Д.Савин.

В целом ряде судебных актов говорится, что налоговики должны доказать, что покупки товаров, работ или услуг не было. Если этого не происходит, то суды [по-прежнему] признают реальность сделок, отмечает А.Дулкарнаев.

Судебная практика по этому вопросу только начинает складываться, и пока выделить однозначную тенденцию сложно. Налогоплательщики и государство выигрывают примерно одинаковое число судебных споров по новой статье, говорит А.Дулкарнаев.

Обратная сила

Открытым остается вопрос, в отношении каких налоговых периодов можно использовать новую норму. «По закону ст. 54.1 НК должна применяться к проверкам, назначенным только после 19 августа 2017 года», — считает А.Дулкарнаев. Но единства в подходах судов нет. Например, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд применяет ст. 54.1 НК РФ к налоговым проверкам за 2012-2014 годы, говорит А.Дулкарнаев. Другие суды, по его словам, например, Арбитражный суд Уральского округа, считают, что оснований для применения этой статьи к налоговым периодам 2012-2015 годов нет.

Будущий год сформирует более четкую тенденцию по применению положений ст. 54.1 НК РФ, надеется Д.Савин. А.Дулкарнаев считает, что по вопросу обратной силы этой нормы может высказаться Верховный суд РФ. От него также ждут разъяснений, что именно понимается под реальностью сделки: реальное исполнение сделки вообще или реальное исполнение сделки конкретным контрагентом, говорит эксперт.

Налогоплательщикам предстоит отстаивать свою правоту в суде, вплоть до высших судебных инстанций, считает руководитель налоговой практики Адвокатского бюро «Деловой фарватер» Антон Соничев. Не исключено, по его словам, и обращение в Конституционный суд.

Об истребовании налоговым органом документов (информации) вне рамок налоговых проверок

Мнение заявителя об отсутствии у ООО обязательств по документальному подтверждению произведенных расходов нельзя признать обоснованным в силу следующего.

В соответствии со статьей 346.24 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения, обязаны вести учет доходов и расходов для целей исчисления налоговой базы по налогу в книге учета доходов и расходов организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, форма и порядок заполнения которой утверждены приказом Минфина России от 22.10.2012 № 135н.

Для целей Кодекса налогоплательщиками, применяющими упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения в виде доходов, заполнение графы «Расходы» в книге учета доходов и расходов не требуется.

Вместе с тем в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Закон № 402-ФЗ) экономический субъект обязан вести бухгалтерский учет в соответствии с данным федеральным законом, если иное не установлено Законом № 402-ФЗ. Организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, в том числе и с объектом налогообложения «доходы», от ведения бухгалтерского учета в соответствии с пунктом 2 статьи 6 Закона № 402-ФЗ не освобождены.

Согласно пункту 1 статьи 29 Закона № 402-ФЗ первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета, бухгалтерская (финансовая) отчетность, аудиторские заключения о ней подлежат хранению экономическим субъектом в течение сроков, устанавливаемых в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее пяти лет после отчетного года.

Подпунктом 8 пункта 1 статьи 23 Кодекса также установлена обязанность налогоплательщиков в течение пяти лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов, если иное не предусмотрено Кодексом.

В связи с этим организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, не освобождаются от обязанности по подтверждению фактически произведенных расходов соответствующими первичными документами, оформленными в соответствии с требованиями, предъявляемыми законодательством.

Согласно ст. 210 Кодекса при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной форме, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 Кодекса.

В соответствии с п. 1 ст. 226 Кодекса налоговый агент — российская организация, от которой или в результате отношений с которой налогоплательщик получил доходы, указанные в п. 2 ст. 226 Кодекса, обязана исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога на доходы физических лиц. При этом организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, не освобождаются от исполнения обязанностей налоговых агентов, предусмотренных Кодексом (п. 5 ст. 346.11 Кодекса).

Читать еще:  Как правильно составить иск на лишение родительских прав

Тот факт, что стоимость приобретенных физическим лицом (сотрудником) товарно-материальных ценностей, в силу применяемого организацией специального налогового режима — упрощенной системы налогообложения, не подлежит отнесению на расходы организации, не имеет значения для исчисления налога на доходы физических лиц.

Таким образом, определение дохода сотрудника, подлежащего обложению налогом на доходы физических лиц, исчисление, удержание и уплата данного налога производятся организацией — налоговым агентом в общеустановленном порядке независимо от применяемого режима налогообложения (письмо Минфина России от 31.10.2013 № 03-11-11/46739).

По информации Управления, в ходе проведения мероприятий налогового контроля, предусмотренных главой 14 Кодекса, установлены факты перечисления денежных средств на банковские карты, а также снятия наличных денежных средств.

В соответствии с пунктом 4 статьи 346.11 Кодекса для организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, сохраняются действующие порядок ведения кассовых операций и порядок представления статистической отчетности.

В соответствии с пунктом 6.3 Порядка ведения кассовых операций юридическими лицами и упрощенного порядка ведения кассовых операций индивидуальными предпринимателями и субъектами малого предпринимательства, утвержденного Указанием Центрального банка Российской Федерации от 11.03.2014 № 3210-У, для выдачи наличных денег работнику под отчет (далее — подотчетное лицо) на расходы, связанные с осуществлением деятельности юридического лица, индивидуального предпринимателя, расходный кассовый ордер 0310002 должен оформляться согласно распорядительному документу юридического лица, индивидуального предпринимателя либо письменному заявлению подотчетного лица. Распорядительный документ юридического лица, индивидуального предпринимателя допускается оформлять на несколько выдач наличных денег одному или нескольким подотчетным лицам с указанием фамилии (фамилий) и инициалов, суммы (сумм) наличных денег и срока (сроков), на который они выдаются.

До вступления в силу Указания Центрального банка Российской Федерации от 05.10.2020 № 5587-У (вступило в силу с 30.11.2020) подотчетное лицо обязано в срок, не превышающий трех рабочих дней после дня истечения срока, на который выданы наличные деньги под отчет, или со дня выхода на работу, предъявить главному бухгалтеру или бухгалтеру (при их отсутствии — руководителю) авансовый отчет с прилагаемыми подтверждающими документами. Проверка авансового отчета главным бухгалтером или бухгалтером (при их отсутствии — руководителем), его утверждение руководителем и окончательный расчет по авансовому отчету осуществляются в срок, установленный руководителем.

В случае непредставления работником работодателю авансового отчета об израсходованных суммах денежные средства, выданные работнику организации под отчет, не могут рассматриваться как выплаты, произведенные в возмещение понесенных им расходов. Следует учитывать, что организация может принять решение о необходимости возврата работником полученных под отчет денежных средств. В случае возврата работником полученных под отчет денежных средств доходов, подлежащих налогообложению, у работника возникать не будет. Аналогичное мнение изложено в письме Минфина России от 16.12.2019 № 03-04-06/98341.

Необходимо учитывать, что Кодексом предусмотрена ответственность за грубое нарушение правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения. Под грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения для целей статьи 120 Кодекса понимается в том числе отсутствие регистров налогового учета, систематическое (два раза и более в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение в них хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, нематериальных активов и финансовых вложений.

Из обращений заявителя также следует, что ИФНС области вне рамок налоговых проверок у контрагентов ООО истребуются документы (информация).

В соответствии с пунктом 2 статьи 93.1 Кодекса в случае, если вне рамок проведения налоговых проверок у налоговых органов возникает обоснованная необходимость получения документов (информации) относительно конкретной сделки, должностное лицо налогового органа вправе истребовать эти документы (информацию) у участников этой сделки или у иных лиц, располагающих документами (информацией) об этой сделке.

В силу пункта 5 статьи 93.1 Кодекса лицо, получившее требование о представлении документов (информации) в соответствии с пунктами 2 и 2.1 статьи 93.1 Кодекса, исполняет его в течение десяти дней со дня получения или в тот же срок уведомляет, что не располагает истребуемыми документами (информацией).

Таким образом, Кодексом установлено право налогового органа на получение в случае возникновения обоснованной необходимости документов (информации) относительно конкретной сделки от ее участников или лиц, располагающих документами (информацией) об этой сделке.

При этом Кодекс не содержит норм, устанавливающих право налогоплательщика и (или) лица, у которого истребуются документы, определять обоснованность истребования документов (информации) исходя из собственного понимания необходимости их истребования налоговым органом.

Кроме того, в статье 93.1 Кодекса не установлены ограничения по периоду времени, за который могут быть истребованы документы (информация).

При этом в соответствии с пунктом 3 статьи 93.1 Кодекса в поручениях и требовании указано мероприятие налогового контроля, при проведении которого возникла необходимость в представлении документов (информации): истребование документов вне рамок налоговых проверок и сведений, позволяющих идентифицировать конкретные сделки с ООО.

Учитывая вышеизложенное, доводы Заявителя о незаконности действий должностных лиц налогового органа по истребованию документов (информации) вне рамок налоговых проверок являются необоснованными, а территориальный налоговый орган действовал в рамках полномочий, предусмотренных подпунктом 2 пункта 1 статьи 32 Кодекса, в части осуществления контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах. Фактов нарушения прав и законных интересов налогоплательщика в указанных обстоятельствах не усматривается.

Отдельно отмечается, что законодательством о налогах и сборах не установлено ограничений на проведение мероприятий налогового контроля в отношении налогоплательщиков, относящихся к категории субъектов малого и среднего предпринимательства. Надзорные каникулы, установленные в отношении проверок, порядок проведения которых регулируется Федеральным законом от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», на налоговый контроль не распространяются.

Получайте свежие нормативные акты в удобном формате!
Загрузите бесплатное приложение «Нормативные акты для бухгалтера» для Windows!

Правомерно ли истребование налоговым органом документов вне рамок проверок?

Статья 93.1 Налогового кодекса это допускает, но полномочия налогового органа не безграничны

Широкие полномочия налогового органа и их ограничения

Налоговому праву присущ императивный характер норм (т.е. эти нормы не допускают выбора, требуют безусловного исполнения). В этом несложно убедиться, ознакомившись с содержанием ст. 23 Налогового кодекса РФ, которая устанавливает обязанности налогоплательщиков. Одной из них является обязанность представлять в налоговые органы и их должностным лицам в случаях и в порядке, которые предусмотрены НК РФ, документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов, сборов, а также документы, подтверждающие правильность такого исчисления и своевременность уплаты (удержания и перечисления). Уже из содержания одной этой статьи очевидно наличие расширенных полномочий налогового органа по отношению к налогоплательщикам.

В соответствии со ст. 93.1 НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента, у лица, которое осуществляет (осуществляло) ведение реестра владельцев ценных бумаг, или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора или страховых взносов, налогового агента), эти документы (информацию), в том числе связанные с ведением реестра владельца ценных бумаг. Следующим же пунктом указанной статьи допускается истребование документов при рассмотрении материалов налоговой проверки. А далее предусматривается возможность истребования документов (информации) и вовсе вне рамок проверок.

Читать еще:  Директор ооо уволился нового нет что делать

Несмотря на широкие полномочия налогового органа, законодатель предусмотрел и ограничения. Так, в НК РФ установлено, что налоговый орган вправе истребовать документы (информацию) вне рамок налоговых проверок только при возникновении обоснованной необходимости относительно конкретной сделки и при указании сведений, позволяющих идентифицировать эту сделку.

По нашему мнению, наличие четкого механизма истребования и его оснований благоприятно отразилось бы на правоприменительной практике и уменьшило бы количество негативных последствий, с которыми сталкиваются налогоплательщики после того, как получают такие требования, будучи зачастую не осведомленными о законности истребования, порядке исполнения и последствиях непредоставления документов (информации).

Чтобы определить правомерность истребования налоговым органом документов вне рамок налоговых проверок, следует разобраться в трех аспектах. Рассмотрим каждый из них.

Какой налоговый орган может истребовать документы?

С 2007 г. Министерство финансов придерживается единообразного подхода и неоднократно давало разъяснения в письмах от 6 августа 2019 г. № 03-02-08/59105, от 22 января 2014 г. № 03-02-07/1/2057, от 19 апреля 2007 г. № 03-02-07/1-190 и от 29 марта 2007 г. № 03-02-07/1-146. Так, ведомство сообщило, что налоговый орган, осуществляющий налоговые проверки или иные мероприятия налогового контроля, может направлять поручение об истребовании документов (информации), касающихся деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора или страховых взносов, налогового агента), в налоговый орган по месту учета лица, у которого должны быть истребованы указанные документы (информация).

На основании п. 4 ст. 93.1 НК РФ требование о представлении документов (информации) направляется лицу налоговым органом, в котором лицо состоит на учете по месту своего нахождения. При этом положения указанной статьи не обязывают направлять названное требование исключительно тем налоговым органом, в котором лицо состоит на учете. ФНС России в Письме от 8 августа 2013 г. № АС-4-2/14488 разъяснила, что налоговый орган вправе направить документ, который используется при реализации им своих полномочий в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, по любому месту учета лица налоговым органом, в том числе в налоговый орган по месту учета обособленного подразделения организации. Верховный Суд РФ закрепил указанный подход в Определении от 16 ноября 2018 г. по делу № А76-34609/2017.

Следовательно, истребовать документы (информацию) может как налоговый орган, проводящий налоговую проверку или иное мероприятие налогового контроля, так и налоговый орган по месту нахождения лица, у которого истребованы документы (информация).

Дополнительно следует отметить, что положения ст. 93.1 НК РФ не содержат оснований для ограничения истребования документов только первым контрагентом проверяемого налогоплательщика и запрета на истребование документов по цепочке сделок у последующих организаций, а также запрета на истребование сведений об обстоятельствах финансовой деятельности контрагентов и о должностных лицах, контролирующих от имени контрагента финансовые потоки. К такому выводу пришел Верховный Суд РФ в Определении от 6 августа 2018 г. № 309-КП8-10528 по делу № А60-59810/2017.

Отождествляет ли законодатель документы и информацию?

Из контекста статьи кажется, что понятия эти если не тождественны, то очень схожи. Чтобы разобраться в данном вопросе, необходимо проанализировать иные нормы НК РФ и обратиться к другим законодательным актам.

Однозначно можно утверждать, что документ – это надлежащим образом оформленная информация, по форме и содержанию отвечающая тем или иным требованиям, обычно имеющая определенный срок хранения. Следовательно, документ содержит информацию, но информация – не всегда документ. Информация – более широкое понятие по отношению к документу. Можно предположить, что именно по этой причине законодатель в ст. 129.1 НК РФ предусматривает ответственность за неправомерное несообщение сведений налоговому органу (а не за непредоставление документов).

Применение ответственности, предусмотренной ст. 129.1 НК РФ, ввиду отсутствия единообразия в терминологии не могло не стать причиной судебного прецедента. Так, Постановлением Президиума ВАС РФ от 5 февраля 2013 г. № 11890/12 было установлено, что неправильная квалификация налогового правонарушения является основанием для признания решения налогового органа в части привлечения к ответственности недействительным.

Из анализа ст. 93.1 НК РФ становится ясно, что законодатель все-таки разграничил понятия «документы» и «информация»: в п. 1, 3–5 говорится о документах и информации, а в п. 2, устанавливающем порядок истребования сведений о конкретных сделках вне рамок налоговых проверок, упоминается только о предоставлении информации. Таким образом, вне рамок налоговых проверок налоговый орган вправе истребовать только информацию. Соответственно, понятия «документы» и «информация» не тождественны.

Что значит обоснованная необходимость?

Чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо обратиться к правоприменительной практике. Особого внимания заслуживает Решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 октября 2020 г. по делу № А40-211149/18-115-4949.

Кратко – о сути дела: ООО «Артек» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным требования налогового органа о представлении документов (информации) на основании ст. 31 и п. 2 ст. 93.1 НК РФ. Судами было установлено, что налоговый орган запросил документы (информацию) за период с 2015 по 2017 г. При этом в отношении налогоплательщика не проводилась выездная проверка, т.е. требование о предоставлении документов за три налоговых периода не связано с налоговой проверкой заявителя. Также судами не установлено, в отношении какой сделки или в отношении какого контрагента заявителя запрошена информация.

После длительного рассмотрения дела суд кассационной инстанции направил его на новое рассмотрение, результатом которого и явилось указанное выше решение Арбитражного суда г. Москвы. Арбитражный суд Московского округа, отменяя судебные акты, указал, что в целях соблюдения баланса между правом налогового органа выставить требование и обязанностью общества его исполнить содержание требования должно однозначно свидетельствовать о том, что обязанность представить документы (информацию) возложена на общество законно и налоговому органу действительно необходимо было их получить.

Отсюда можно сделать вывод, что обоснованная необходимость включает следующие составляющие:

  • мероприятие налогового контроля, в ходе которого требуются запрашиваемые документы (информация);
  • указание контрагента или конкретной сделки.

Представители юридической науки справедливо отмечают, что при указании контрагента, сведения о котором запрашивает налоговый орган, должна проводиться налоговая проверка 1 . Если налоговый орган указывает на совершение конкретной сделки, направляя требование о предоставлении документов (информации), действия налогового органа правомерны. Причины определения периода, к которому относятся истребуемые документы, не влияют на правомерность истребования документов вне рамок налоговой проверки относительно конкретной сделки (Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 24 сентября 2020 г. по делу № А45-15387/2020).

Отметим, что, несмотря на длительное применение ст. 93.1 НК РФ, единообразия правоприменительной практики не выработано. Так, некоторые суды занимают позицию, согласно которой для налогового органа не имеет значения обоснованность. Например, отсутствие в оспариваемом требовании указания на проведение мероприятия налогового контроля и причин для истребования документов не свидетельствует о недействительности требования, поскольку данный недостаток носит формальный характер и не пресекает полномочия налогового органа, которые прямо предусмотрены ст. 93.1 НК РФ (Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 24 сентября 2020 г. по делу № А45-15387/2020).

Таким образом, применение п. 2 ст. 93.1 НК РФ само по себе безоговорочно не возлагает обязанности на налогоплательщика. Более того, применение этого пункта налоговым органом для целей, не указанных в НК РФ, является заведомым превышением им своих полномочий.

1 Брызгалин А.В., Анфёрова О.В. Представление информации по запросу налогового органа // Налоги и финансовое право. – 2015. – № 5. – С. 102–105.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector