Lb66.ru

Экономика и финансы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какой суд упразднили в россии

Интернет-конференция
Председателя Конституционного Суда Российской Федерации
Баглая Марата Викторовича
«К 10-летию Конституции Российской Федерации: защита конституционных прав и свобод граждан»

Обзор публикаций СМИ

Конституционной юстиции в России 10 лет

У Конституционного суда России сегодня юбилей. 10 лет тому назад 30 октября 1991 года состоялось его первое заседание, на котором было избрано руководство суда. С этого момента новый орган принял самое активное участие в формировании правовой системы страны. За этот период он пережил немало кризисов, его упраздняли, не раз он оказывался в самой гуще политических страстей, и, казалось, что вот-вот КС поступится своей независимостью, ради того, чтобы не впасть в немилость у власти.

И, тем не менее, ему удавалось всегда придерживаться главного принципа правосудия — непредвзятости. За эти 10 лет на его решениях были построены целые отрасли законодательства и восстановлены конституционные права десятков тысяч людей. Стоит отметить хотя бы тот факт, что в значительной мере благодаря КС в России сейчас нет смертной казни.

Российскому Конституционному суду пришлось жить при двух законах: образца 1991 года и образца 1994 года. И если первый акт создал КС, то второй возродил после почти полуторалетнего перерыва в его деятельности.

Впрочем, как ни прискорбно, кончина КС-91 была предрешена. С одной стороны, суд был вынужден защищать советскую Конституцию, против которой фактически выступили реформаторы во главе в Борисом Ельциным. И поэтому неизбежно КС оказался по одну сторону баррикад с Верховным советом, всевластие которого гарантировал старый Основной закон. С другой, — сами нормы закона «О Конституционном суде» не могли не превратить его в довольно политизированный орган. Ему было предоставлено право начинать процессы по собственной инициативе, рассматривать не только нормативные акты, но и, например, действий властей, а также судебную практику.

В своем первом же постановлении суд пошел против Бориса Ельцина, отменив его указ «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», которым предусматривалось образования единого всемогущего правоохранительного ведомства. А спустя год в его архиве было уже немалое количество политических процессов. Без всякого сомнения, самый громкий из них — «дело КПСС». В суд тогда обратились депутаты-коммунисты, которые намеревались оспорить указы Бориса Ельцина о запрете КПСС и КП РСФСР. В ответ депутаты-демократы направили в КС запрос о конституционности КПСС. Решение суда не удовлетворило обе стороны. КС отказался признать указы неконституционными, однако сохранил партячейки — основу компартии.

С 1992 года суд становится все более активным участником разворачивающегося конфликта президента и парламента. Председатель КС Валерий Зорькин даже добился подписания «мирового соглашения» между Русланом Хасбулатовым и Борисом Ельциным.

В 1993 году Конституционный суд отменил очередной указ президента, который был направлен на недопущение создания оппозиционного Борису Ельцину Фронта национального спасения. А затем начинается уже открытое столкновение с президентом. После введения в марте 1993 года особого порядка управления, который заключался, например, в том, что все решения Верховного Совета не имели силы, если были направлены на отмену указов президента, Валерий Зорькин выступил по телевидению с критикой этого акта. Этой же ночью КС приступил к рассмотрению действий президента и признал их нарушающими Конституцию.

А осенью КС отменил известный указ # 1400 «О поэтапной конституционной реформе», которым Борис Ельцин распустил Верховный Совет и Съезд народных депутатов России и назначил выборы в новый парламент. КС также указал, что действия президента служат основанием для его отрешения.

После окончания октябрьского противостояния первый в истории России КС завершил свою работу. Борис Ельцин двумя указами «распустил» его и отменил закон «О Конституционном суде». Впрочем, уже 21 июля 1994 года был принят новый закон, а феврале 1995 года КС возобновил свою работу.

Существующий закон не предусматривает возможности КС оценивать действия руководства страны. В то же время в нем появилась норма о праве КС толковать нормы Конституции. И руководство суда уверено, что не следует расширять его компетенцию за счет политических полномочий. «Я считаю, что это неизбежно втянет нас в политику. Ведь кризис 1993 года, который поразил Конституционный суд, был связан как раз с этим, — заявил в одном из своих интервью Стране.Ru Председатель Конституционного Суда Марат Баглай. — Прежний закон предоставлял нам возможность начинать рассмотрение дела, получив информацию буквально с экрана телевизора, не посмотрев ни на один документ, оценивая в конечном счете журналистскую информацию. Это привело к тому, что суд оказался втянут в политику. Но с тех пор ситуация стабилизовалась, во многом благодаря как раз изменению закона о КС. Да, наш закон, слава Богу, гарантирует нас от повторения ситуации 1993 года. Мы рассматриваем только правовые акты, но не действия».

Кстати, говорить о снижении роли КС нельзя. Его решения сформировали своего рода стержни многих отраслей права: налогового, гражданского, административного, конституционного. Отдельного внимания заслуживает блок постановлений, касающихся прав человека в уголовном и гражданском процессах. Фактически именно усилиями Конституционного суда, который в каждом своем решении утверждал принципы состязательности процесса, шла последние годы правовая реформа. Именно КС сформулировал основные постулаты этой отрасли законодательства. И именно постановления, касающиеся соблюдения прав и свобод человека занимают наибольший удельный вес в его решениях. В частности, в одном из своих решений он указал, что в России не могут выноситься смертные приговоры, пока во всех регионах не заработают суды присяжных.

Неоценима и роль КС в области сдерживания страны от расползания. Неоднократно он указывал на то, что регионы не вправе провозглашать себя суверенными. При этом, учитывая совершенствование механизмов контроля за исполнением решений КС, их игнорирование может привести к отрешению от должности руководителей субъектов федерации.

Высший арбитражный суд Российской Федерации

Вы́сший арбитра́жный су́д Росси́йской Федера́ции [1] — существовавший в период с 1992 года по 2014 год высший судебный орган по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами России, осуществлял в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и давал разъяснения по вопросам судебной практики.

Согласно Закону Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ [2] и внесённым им изменениям в Конституцию Российской Федерации полномочия суда переданы Верховному Суду Российской Федерации.

Содержание

  • 1 История становления арбитражных судов России
  • 2 Состав
    • 2.1 Председатели
  • 3 Полномочия
  • 4 См. также
  • 5 Примечания
  • 6 Ссылки

История становления арбитражных судов России [ править | править код ]

Суды по коммерческим спорам (коммерческие суды) существовали ещё в дореволюционной России, они рассматривали торговые, вексельные дела и дела о торговой несостоятельности. Коммерческие суды были учреждены в Одессе, Москве, Санкт-Петербурге, Таганроге, Феодосии, Керчи, Архангельске, Кишинёве и Варшаве и действовали вплоть до 1917 года [3] .

После Октябрьской революции в первое время из-за экономической нестабильности в стране хозяйственные споры между государственными предприятиями и учреждениями не допускались и разрешались в административном порядке. С началом НЭПа в 1922 году были созданы арбитражные комиссии во главе с Высшей арбитражной комиссией при Совете труда и обороны [4] .

С 1931 по 1991 годы хозяйственные споры рассматривали созданные Постановлением ЦИК и СНК СССР учреждения Государственного арбитража, которые занимались обеспечением укрепления плановой и договорной дисциплины и хозяйственного расчета. Фактически в это время существовало две формы арбитража: государственный и ведомственный. Первый являлся универсальным и занимался рассмотрением споров между предприятиями и учреждениями различного отраслевого подчинения, а второй — между предприятиями и учреждениями, подчинёнными одному ведомству (например в рамках одного министерства). С 1974 года Государственный арбитраж СССР возглавил систему госарбитражей и стал органом союзно-республиканского подчинения.

Читать еще:  Как правильно оформить развод

В 1991 году система арбитражей была упразднена. Высший арбитражный суд Российской Федерации и новая система арбитражных судов были созданы Законом РСФСР от 4 июля 1991 года «Об арбитражных судах» и фактически начали свою деятельность в 1992 году [5] . В 1995 году в связи с совершенствованием арбитражной системы был принят Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации».

С 2013 года в рамках арбитражных судов начал функционировать специализированный Суд по интеллектуальным правам.

Владимир Путин, выступая 21 июня 2013 года на Петербургском международном экономическом форуме, предложил объединить в единый судебный орган Высший арбитражный суд и Верховный суд и внести соответствующие поправки в Конституцию [6] [7] [8] .

7 октября 2013 года Президент РФ внёс в Государственную думу проект Закона РФ о поправке к Конституции РФ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации», которым Высший арбитражный суд РФ упраздняется, а его полномочия и штатная численность судей передаются Верховному суду РФ [9] .

21 ноября 2013 года Государственная дума РФ приняла законопроект об объединении Высшего арбитражного суда и Верховного суда во втором чтении [10] .

6 февраля 2014 года Президент России Владимир Путин подписал закон об объединении судов [11] . Срок реорганизации составлял полгода со дня подписания и опубликования закона. Таким образом, Высший арбитражный суд РФ прекратил свою деятельность 6 августа 2014 года.

Состав [ править | править код ]

Председатель Высшего арбитражного суда Российской Федерации назначался на должность Советом Федерации Федерального собрания Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации.

Заместители председателя Высшего арбитражного суда и другие судьи Высшего арбитражного суда назначались на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации, основанному на представлении председателя Высшего арбитражного суда.

Высший арбитражный суд Российской Федерации функционировал в составе:

  • Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации — орган, представляющий собой собрание всех судей Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, который правосудие не осуществлял, а обеспечивал правильное и единообразное применение законов судами, давал разъяснения и толкования норм права посредством принятия постановлений. В состав Пленума входили Председатель и его заместители, а также судьи. В заседаниях Пленума могут принимать участие представители других ветвей судебной власти, законодательной и исполнительной властей, научных учреждений и граждане.
  • Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
  • двух судебных коллегий (по рассмотрению гражданских споров; и административных споров)

Существовало 6 судебных составов Высшего арбитражного суда Российской Федерации:

  • 1-й состав (по корпоративному праву)
  • 2-й состав (по вещному праву)
  • 3-й состав (по договорному праву)
  • 4-й состав (административный)
  • 5-й состав (налоговый)
  • 6-й состав (экспертный)

Штатная численность судей в 2001-2014 годах составляла 90 единиц. [12] [13]

Председатели [ править | править код ]

  • Яковлев Вениамин Фёдорович (23 января1992 — 26 января2005)
  • Иванов Антон Александрович (26 января2005 — 6 августа2014)

Полномочия [ править | править код ]

Высший арбитражный суд Российской Федерации в качестве суда первой инстанции рассматривал:

  • дела об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, а также Совета Федерации, Государственной думы и Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций, которые затрагивают права в сфере предпринимательской деятельности;
  • экономические споры между Российской Федерацией и субъектами Федерации, либо между субъектами Федерации.

Основной задачей Высшего арбитражного суда Российской Федерации являлось рассмотрение в порядке надзора дел по проверке вступивших в законную силу судебных актов нижестоящих арбитражных судов, в том числе их пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам.

Также он изучал и обобщал практику применения арбитражными судами законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской деятельности, давал разъяснения по вопросам судебной практики и разрабатывал предложения по совершенствованию законодательства в указанной сфере деятельности (имел право законодательной инициативы).

После завершения реорганизации Высшего арбитражного суда Российской Федерации его полномочия перешли Верховному суду Российской Федерации.

В России ликвидировали Высший арбитражный суд

Автор фото, RIA Novosti

Места в зданиях в Москве новому Верховному суду уже не хватает — через три года он переедет в Петербург

В среду приступил к работе объединённый Верховный суд России, к которому присоединили Высший арбитражный суд. Независимые юристы очень недовольны ликвидацией ВАС: организацию работы в судах по хозяйственным спорам в России они называют гораздо более современной, чем стиль судов общей юрисдикции.

Проект изменений в конституции, предусматривающий ликвидацию Высшего арбитражного суда и его присоединение к Верховному суду в виде коллегии по экономическим делам, был внесён в парламент администрацией президента в октябре 2013 года и стал неприятной неожиданностью для независимых от государства юристов.

Представители власти объясняли эту инициативу необходимостью унифицировать судебную практику, их оппоненты подозревают, что Кремль захотел укрепить контроль над судебной властью. Система арбитражных судов, по словам адвокатов, гораздо более независимо, чем суды общей юрисдикции, ведёт себя в спорах с участием государства; к тому же арбитражные суды намного более продвинуты технически.

«В ряде случаев суды обладают пересекающейся компетенцией — одновременно могут рассматривать очень похожие гражданские дела. Вместе с тем в целом ряде случаев позиции по одним и тем же правовым ситуациям могут различаться [. ] будет выстроен единый центр правоприменения, будет унификация судебной практики двух различных ветвей судебной власти», — говорил во время обсуждения проекта в Госдуме глава думского комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин.

«Предполагается, что это позволит нам выработать единые подходы в правоприменительной практике, в настоящее время арбитражные и суды общей юрисдикции обладают по целому кругу вопросов пересекающейся компетенцией и приходят к достаточно неодинаковым выводам», — пересказывал ровно тот же аргумент представитель президента в Госдуме Гарри Минх.

Единственное объяснение

Объединения юристов призывали власти отозвать проект упразднения ВАС.

«В последнее семь лет именно Высший арбитражный Суд и система государственных арбитражных судов – это эффективно работающий механизм, пользующийся доверием участников экономических споров, отличающийся высоким уровнем прозрачности своей деятельности и подлинной независимостью от иных органов власти», — говорилось в «Обращении представителей юридического бизнеса».

Юристы писали, что упразднение ВАС может понизить качество правосудия по экономическим вопросам и повысить уровень коррупции.

Работающий в арбитражных судах адвокат Юрий Корчуганов из адвокатского бюро MGAP говорит, что новых аргументов, кроме тезиса о необходимости унифицировать судебную практику, практикующие юристы от власти за эти десять месяцев так и не услышали.

«Я думаю, что отражу точку зрения большинства практикующих юристов, если скажу, что власть пыталась максимально централизовать рассмотрение споров в высшей судебной инстанции. Плюс, возможно, тут был некий элемент борьбы с позицией бывшего руководителя Высшего арбитражного суда Антона Иванова, который активно продвигал теорию так называемого «эволюционирующего прецедента» — пытался по аналогии с высшеими судебными инстанциями зарубежных стран сделать из высшей арбитражной инстанции орган не только для рассмотрения конкретных споров, но и для мощной выработки единообразной практики», — сказал Корчуганов bbcrussian.com.

Адвокат Вадим Прохоров тоже говорит, что никаких «внятных» юридических аргументов в пользу ликвидации ВАС он от власти не слышал.

«Ну, квазиаргумент — это единообразная практика применения Гражданского кодекса, но это совершенно не работающий аргумент, потому что для этого достаточно совместного постановления пленумов «верхушки» и «вышки» — Верховного суда и Высшего арбитражного суда», — сказал Прохоров Русской службе Би-би-си.

Читать еще:  Расторжение брака с иностранным гражданином в россии

Больше управляемости

«Понятно, что нужно было добиться ещё большей управляемости, а за одним председателем легче уследить, чем за двумя», — полагает адвокат и оппозиционер Прохоров.

Пока власти объединили лишь высшие судебные инстанции, сама же система отдельных арбитражных судов остаётся и потому скорых и ощутимых перемен в повседневной практике юристы не ожидают.

«Хотя разговоры активно ведутся, даже среди судейского корпуса, что не за горами принятие единого процессуального кодекса, где сольются не только высшие инстанции, но и две судебных системы», — говорит Юрий Корчуганов.

«Теперь вся эта структура замыкается на единый высший судебный орган — ну, на первый взгляд особой беды нет, но, в общем-то это выхолащивает особую специфику хозяйственных споров», — считает Вадим Прохоров.

Некоторые представители власти говорили и о том, что реформа не увеличит, как опасаются юристы, а вовсе сократит предпосылки для коррупции. Прохоров возражает, что Высший арбитражный суд — это вовсе не главный рассадник коррупции в судебной системе.

«Понятно, что вопрос не в коррупции, её не станет ни меньше, ни больше — уж во всяком случае не в связи с ликвидацией ВАС, это точно — а вот то, что профессионализма поубавится в работе арбитражных судов — это, наверное, да», — предполагает адвокат.

Членов нового, расширенного состава Верховного суда России отбирают заново через специальные квалификационную коллегию по отбору кандидатов на должности судей и экзаменационную комиссию.

При этом работу в среду ВС начал в неполном составе: пока комиссии успел пройти 91 судья, а всего мест в составе ВС — 170. Впрочем, по закону Верховный суд может работать и при таком недоборе.

7 августа пройдёт первый пленум обновлённого Верховного суда.

Как ликвидация ВАС РФ отразилась на судебной практике

Центр развития современного права опубликовал аналитический обзор «Экономическое правосудие в РФ 2014–2018 гг.», посвященный исследованию результатов судебной реформы пятилетней давности. В основу исследования были положены практические, максимально прикладные и верифицируемые результаты судебной реформы. В документе отмечены положительные результаты этой реформы, а также перечислены ее основные вызовы и трудности.

Эксперты «АГ» частично согласились с общими выводами обзора

В качестве основного вывода исследования его авторы указали «успешный перенос передовых наработок и позитивного опыта арбитражной системы в суды общей юрисдикции, а также общую активизацию и повышение эффективности работы как Верховного Суда, так и всей судебной системы». По их мнению, арбитражное правосудие выступило в роли своеобразного «донора» не только в части опыта внедрения электронного правосудия, технологий обеспечения прозрачности судопроизводства, но и в плане собственных правовых позиций.

С этим не согласен адвокат АБ «ЮГ» Сергея Радченко: «В судах общей юрисдикции по-прежнему нет аналога системы «Мой арбитр», которая позволяет получать своевременную и точную информацию о движении дела, а также подавать в суд документы в электронном виде. В той системе, которая есть на текущий момент, дела отображаются фрагментарно, несвоевременно, подача документов в электронном виде часто не работает, порой из-за того, что в судах общей юрисдикции и мировых судах просто нет интернет-связи».

Как указано в тексте исследования, вхождение в состав Верховного Суда РФ представителей арбитражной системы заметно оживило высшую судебную инстанцию: «По всем показателям (количество рассмотренных жалоб, документов с обобщением практики, законодательных инициатив) обновленный ВС и его коллегии демонстрируют сравнительно большую производительность и динамику, чем до реформы». Так, согласно статистике, уже в течение года после своего создания Судебная коллегия по экономическим спорам ВС превысила показатели ВАС РФ по рассмотрению поступающих к ней жалоб, существенно сократив при этом сроки рассмотрения дел (в среднем в 1,3 раза).

Однако, по мнению советника АБ «Бартолиус» Сергея Будылина, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС не заменила Президиум ВАС в смысле формирования судебной практики. «Как справедливо отмечают авторы обзора, эта коллегия по своему статусу может формировать практику “преимущественно паллиативным путем, через повторяющиеся определения Коллегии по сходным делам”. Ведь кассационные определения коллегии, в отличие от надзорных постановлений Президиума ВАС, не обладают формальной прецедентной силой. Да и юридическое качество многих ее определений сильно уступает тому, что мы привыкли наблюдать в актах ВАС. Мотивировки определений Судебной коллегии по экономическим спорам ВС зачастую очень краткие, довольно невнятные, а иной раз и просто абсурдные», – полагает эксперт.

В обзоре отмечено, что теперь арбитражное правосудие крайне востребовано организациями и ИП при разрешении коммерческих споров. Благодаря реформе изменилась и тональность публикаций в непрофильных СМИ, посвященных деятельности ВС, – она стала более взвешенно-позитивной.

Адвокат, партнер Clifford Chance Тимур Аиткулов отметил, что в качестве одной из причин неоднозначного восприятия судебной системы обществом авторы обзора приводят «политически окрашенные дела», которые являются, по их мнению, только «поводом» для критики. «Однако на самом деле ничто так не подрывает доверие к судебной системе, как сомнительные решения по отдельным, но значимым делам. Такие решения широко обсуждаются и по своему значению для репутации судебной системы перевешивают тысячи других решений, которые вполне могут быть образцом справедливости и законности», – заключил эксперт.

Среди текущих вызовов и трудностей в обзоре отмечены, в частности, дисфункциональность Президиума ВС РФ в части рассмотрения экономических дел в порядке надзора; его неспособность обеспечивать закрепление правовых позиций в практике нижестоящих судов; чрезмерно высокая нагрузка на арбитражных судей.

Тимур Аиткулов согласился с выводом исследования о высокой нагрузке на судей: «В качестве одной из основных проблем развития системы государственных судов авторы обзора называют высокую загруженность судей, растущую год от года. По данным исследования, нагрузка на одного судью в арбитражном суде г. Москвы может составлять до 160 дел в месяц, а для качественного разрешения одного дела необходимо не менее 8–10 часов работы, плюс 1–2 дня для подготовки решения». Но, по его мнению, причины этого раскрыты не полностью.

Авторы обзора полагают, что арбитражная система не получила дополнительного импульса для развития, в отличие от судов общей юрисдикции. «Арбитражное правосудие воспринимается как полезный, но все же чужеродный, второстепенный “орган”, источник полезного опыта и новаций, сам по себе не требующий каких-либо серьезных изменений и инвестиций», – отмечено в документе. В связи с этим аналитики предрекают арбитражной системе именно инерционный сценарий развития.

По мнению управляющего партнера юридической компании «Гаврюшкин и партнеры» Сергея Гаврюшкина, обзор преимущественно демонстрирует улучшение качества рассмотрения дел в судах общей юрисдикции и не раскрывает влияние реформы на качество рассмотрения дел в самих арбитражных судах: «Как практикующий юрист полагаю, если суды общей юрисдикции выиграли от судебной реформы, то арбитражные суды в большей своей части – нет».

С ним согласен Сергей Будылин, который полагает, что «фактически обзор посвящен пятилетнему периоду, минувшему с момента ликвидации ВАС РФ, наследием которого до некоторой степени удалось воспользоваться, но эффективно осуществлять его функции пока не получается».

В свою очередь Сергей Радченко высказал предположение о причинах ликвидации ВАС РФ: «Он был слишком независим и неуправляем для исполнительной власти, в нем было слишком много умных и ни от кого не зависимых судей. В системе органов российской государственной власти страны он выглядел абсолютно инородно, поэтому его ликвидировали, передав его функции Судебной коллегии по экономическим спорам в составе более привычного и подконтрольного для исполнительной власти Верховного Суда».

Читать еще:  Развод с женой если есть несовершеннолетний ребенок

Отдельно эксперты «АГ» прокомментировали выводы обзора по налоговым спорам и банкротству

В обзоре отмечено, что по делам о взыскании налоговыми органами обязательных платежей и санкций практика складывается не в пользу налоговиков: «арбитражные суды в среднем удовлетворяют требования ФНС менее чем в трети случаев, с тенденцией к дальнейшему уменьшению». Обратной является ситуация с делами по оспариванию ненормативных правовых актов налоговых органов, как правило, актов налоговых проверок. При этом общий вектор развития судебной практики по налогам сводится к отказу от сугубо формального (бюрократического) подхода к применению налоговой ответственности.

Относительно банкротных дел указано, что эта категория тяжб составляет наиболее существенную долю споров, рассматриваемых Экономколлегией ВС РФ (четверть всех дел в 2018 г.). Количество дел о несостоятельности (банкротстве) возросло в 1,9 раза за период с 2015 по 2018 г.

По словам старшего партнера АБ «Бартолиус» Дмитрия Проводина, юристам-практикам и адвокатам бросается в глаза разный подход судов к спорам налоговой и банкротной тематики: «Если во втором случае суд ведет себя смело, пытаясь проникнуть в существо правоотношений и улучшить не всегда удачные нормы Закона о банкротстве, то в первом случае такое “проникновение” сводится в основном к выдумыванию новых и новых критериев недобросовестности налогоплательщика и формированию у него чувства вины и ощущения безысходности».

Как указал эксперт, суды практически в 100% случаев выносят решения в пользу системы ФНС России: «Причем если в делах, где имеет место формальное нарушение закона со стороны налогового органа, налогоплательщик еще может надеяться на суд, то при появлении в формулировке решения налогового органа термина “необоснованная налоговая выгода” (категория весьма оценочная) такая надежда исчезает напрочь». Такой подход, по словам адвоката, провоцирует налоговые органы к многочисленным злоупотреблениям – начиная от угроз на стадии проверки назвать выявленный факт необоснованной налоговой выгодой (без шансов на пересмотр в суде) и неознакомления налогоплательщика с материалами налоговой проверки со ссылкой на то, что «все равно суд вам не поможет».

Среди основных достижений судебной системы при рассмотрении банкротных дел авторы обзора отметили распространение практики расширения действия принципа «относительности судебных актов при банкротстве», закрывшей возможность удовлетворения в рамках процедуры банкротства необоснованных, мошеннических требований, подтвержденных судебными актами в рамках фиктивных споров, в которых указанные кредиторы и третьи лица не могли принять участие.

Кроме того, она указала на необходимость проверки судами совокупности косвенных доказательств, представленных неаффилированным кредитором, и возложения бремени доказывания на заявителя.

«Был установлен новый стандарт доказывания для аффилированных кредиторов – такие кредиторы должны представить ясные и убедительные доказательства наличия и размера задолженности, а также того, что при возникновении долга они не пользовались преимуществами своего корпоративного положения», – отмечено в тексте исследования.

Как отметила Вера Сегал, авторы документа совершенно верно обратили внимание на одну из наиболее актуальных и активно развивающихся тенденций – проблему включения аффилированного кредитора в реестр требований кредиторов должника. «В качестве примера обоснованно приводится Определение ВС РФ № 305-ЭС18-413 от 4 июня 2018 г. Тем не менее указанное определение не является единственным по указанной проблематике, – отметила адвокат. – Ранее ВС уже была сформирована позиция о недопустимости включения в реестр требований кредиторов требований аффилированных с должником лиц в тех случаях, когда такие требования формально основаны на гражданско-правовом обязательстве, однако в действительности прикрывают докапитализацию должника. В таких случаях суды должны переквалифицировать отношения между заявителем и должником и на основании абз. 8 ст. 2 Закона о банкротстве отказать во включении требований в реестр требований кредиторов.

По мнению авторов исследования, также были успешно сформированы практики по спорным вопросам включения в реестр требований различных категорий кредиторов, в том числе залоговых; решения спорных вопросов оспаривания сделок должника-банкрота; применения ст. 53.1 ГК РФ, а также гл. III.2 Закона о банкротстве о субсидиарной ответственности органов управления и контролирующих лиц.

«Нельзя сказать, что практика спорных вопросов оспаривания сделок должника была сформирована в должном объеме, ведь она формируется в настоящее время. Существует еще очень много моментов, которые не учитываются судами нижестоящих инстанций, при этом основной проблемой остается формальный подход судов и отказ в удовлетворении требований при сложном наборе фактов и обстоятельств», – полагает партнер Вера Сегал.

Адвокат АП г. Москвы Виталий Ульянов добавил, что помимо привлечения к субсидиарной ответственности теневых директоров суды активно стали использовать процессуальные возможности главы III.2 Закона о банкротстве. «Баланс в правоотношениях “должник – кредитор” постепенно и планомерно смещается в сторону сверхзащиты интересов кредиторов, что в большинстве случаев является оправданным», – заметил он.

По мнению авторов обзора, за последние пять лет была ограничена возможность удовлетворения регрессных исков от страховых компаний к арбитражным управляющим вопреки требованиям п. 9 ст. 21.4 Закона о банкротстве, также была ограничена защита схем привлечения денежных средств вкладчиков без заключения ДДУ. Вера Сегал полагает, что «ВС РФ конкретизировал случаи, при которых регрессные иски страховых компаний подлежат удовлетворению, только если будет доказана вина управляющего в причинении убытков».

«В отношении застройщиков Верховный Суд РФ занимает схожую позицию относительно необходимости применения положений параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве и в отношении лиц, статус которых прямо не указан в законе. Так, Судом была сформулирована позиция относительно возможности признания застройщиком физического лица, не зарегистрированного в качестве ИП (Определение ВС РФ от 20 августа 2018 г. по делу № 305-ЭС18-5428)», – отметил адвокат г. Москвы Виталий Ульянов.

По мнению Веры Сегал, авторы обзора совсем не исследовали изменения в части банкротства физических лиц: «Институт банкротства физических лиц был введен уже после упразднения ВАС РФ, следовательно, все правовые позиции вырабатывались ВС РФ впервые с опорой на существующие к настоящему моменту позиции ВАС РФ по иным, схожим вопросам».

Эксперт добавила, что в исследовании не отражены и проблемы включения требований кредиторов по договорам займа (применение повышенного стандарта доказывания), факты принятия Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 48 о некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан. «Также в исследовании не упомянута обширная практика признания недействительными брачных договоров и договоров о разделе совместно нажитого имущества по основаниям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве как заключенных во вред кредиторам», – заметила Вера Сегал.

В свою очередь Виталий Ульянов отметил, что обзор нуждается в дополнении ссылками на правовые позиции ВС РФ, в частности относительно практики пресечения злоупотреблений при проведении торгов (как в отношении аукционов, так и публичного предложения); оценки оснований для отказа в утверждении мировых соглашений, заключенных в обход закона; отказа в предоставлении необоснованных преференций лицам, отказывающимся от погашения задолженности, действия которых направлены на введение «управляемого» банкротства и злоупотребление правом при частичном погашении требований до суммы, незначительно меньшей порогового значения для возможности подать заявление о банкротстве.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector